Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Уголовно-исполнительная система в современном обществе и перспективы ее развития (посвящается 135-летию уголовно-исполнительной системы и 80-летию Академии ФСИН России)

Сб. докл. и выступ. участников пленарного заседания
Покупка
Основная коллекция
Артикул: 653033.01.99
Содержит статьи по основным направлениям развития уголовно-исполнительной системы России, работы пенитенциарных учреждений иностранных государств. Материалы сборника представляют интерес для преподавателей, адъюнктов, аспирантов, слушателей, курсантов, студентов, а также персонала учреждений и органов, исполняющих наказания.
Антонян Юрий Миронович Артемьев Николай Семенович Кузнецова Оксана Александровна Гришко Александр Яковлевич Зубкова Валентина Ивановна Игнатенко Виктор Иванович Крымов Александр Александрович Кругликов Лев Леонидович Малышева Ольга Анатольевна Назаренко Геннадий Васильевич Никитюк Сергей Михайлович Омигов В. И. Панарин Дмитрий Александрович Поникаров Владимир Анатольевич Ромашов Роман Анатольевич Скрипченко Нина Юрьевна Чернышов Виктор Валентинович Федоров Валерий Владимирович Шаталов Александр Семенович Гаврилов Борис Яковлевич Дворянсков Иван Владимирович Зарипов Зарип Саидович Кашинский М. Ю. Наумов Анатолий Валентинович Шурухнов Николай Григорьевич Беляева Л. И. Матвеева Н. С. Огородников Владимир Иванович Панова О. Б. Поздняков Вячеслав Михайлович Сухов Анатолий Николаевич Тимофеева Елена Александровна Шабанов Вячеслав Борисович Яблочникова Ирина Остаповна
Уголовно-исполнительная система в современном обществе и перспективы ее развития (посвящается 135-летию уголовно-исполнительной системы и 80-летию Академии ФСИН России): Сб. докл. и выступ. участников пленарного заседания - Рязань:Академия ФСИН России, 2015. - 248 с.: ISBN 978-5-7743-0689-3. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/780118 (дата обращения: 20.07.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЙ 
Академия права и управления 
 
 
 
 
 
 
 
 
УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНАЯ СИСТЕМА 
В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ 
И ПЕРСПЕКТИВЫ ЕЕ РАЗВИТИЯ 
 
 
(посвящается 135-летию уголовно-исполнительной системы 
и 80-летию Академии ФСИН России) 
 
 
Сборник докладов и выступлений 
участников пленарного заседания  
Международной научно-практической конференции 
(Рязань, 27–28 ноября 2014 г.) 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Рязань 
2015 

ББК 67.409.02 

    У26 

 
 
У26 
Уголовно-исполнительная система в современном обществе 
и перспективы ее развития (посвящается 135‐летию уголовно‐
исполнительной системы и 80‐летию Академии ФСИН России) : сб. 
докл. и выступ. участников пленарного заседания Междунар. науч.‐
практ.  конф.  (Рязань,  27–28  нояб.  2014  г.). – Рязань : Академия  
ФСИН России, 2015. – 248 с. 

ISBN 978‐5‐7743‐0689-3 

 
 
Содержит 
статьи 
по 
основным 
направлениям 
развития 
уголовно‐
исполнительной системы России, работы пенитенциарных учреждений иностран‐
ных государств. 
Материалы сборника представляют интерес для преподавателей, адъюнктов, 
аспирантов, слушателей, курсантов, студентов, а также персонала учреждений и 
органов, исполняющих наказания. 
 
 
 
 
 
Научное издание 
 
УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНАЯ СИСТЕМА В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ 
И ПЕРСПЕКТИВЫ ЕЕ РАЗВИТИЯ 
 
(посвящается 135-летию уголовно-исполнительной системы 
и 80-летию Академии ФСИН России) 
 
Сборник докладов и выступлений участников пленарного заседания 
Международной научно-практической конференции 
(27 ноября 2014 г.) 
 
Печатается в авторской редакции 
 
Компьютерная верстка Т. Е. Пронина 
 
Подписано в печать 08.07.2015. Формат 60х84 1/16. Бумага офсетная. Гарнитура Cambria.  
Печ. л.  15,5. Тираж  200 экз. Заказ №    .  
 
Редакционно‐издательский отдел Академии ФСИН России  
390000, г. Рязань, ул. Сенная, 1 
 
Отпечатано: Отделение полиграфии РИО Академии ФСИН России  
390000, г. Рязань, ул. Сенная, 1 
 
 
ISBN 978‐5‐7743‐0689-3 
ББК 67.409.02 
© Коллектив авторов, 2015 
© Академия ФСИН России, 2015 

Раздел 1. СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ 
РАЗВИТИЯ УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ СИСТЕМЫ 

Ю. М. АНТОНЯН, 
доктор юридических наук, профессор, 
заслуженный деятель науки Российской Федерации, 
главный научный сотрудник ВНИИ МВД России 

ТИПОЛОГИЧЕСКИЙ ПОДХОД К ИСПРАВЛЕНИЮ ОСУЖДЕННЫХ 

Уважаемый Александр Александрович, уважаемые коллеги! Вы сейчас 
только услышали тему моего выступления о типологических возможно‐
стях исправления осужденных. Прежде чем приступить к этому важному 
вопросу, я хотел бы окинуть взором всю преступность в нашей стране и 
еще раз показать, насколько она связана, и отдельные звенья связаны друг 
с другом, и какие общие недостатки имеются в деятельности практически 
всех правоохранительных органов, и в первую очередь полиции, и орга‐
нов, исполняющих наказание. 
Конечно, каждый из нас, каждый практический работник выполняет ту 
конкретную задачу, которая стоит перед ним. Но все‐таки мы должны ви‐
деть общую картину, и чтобы за этими деталями, которые стоят перед каж‐
дым, общая картина не терялась бы, чтобы был бы ориентир и на нее. Преж‐
де всего, я хотел бы сказать, что в нашей стране преступность уменьшается, 
уменьшается довольно существенными темпами. Уменьшается и количество 
лиц, которые оказываются за колючей проволокой. Я думаю, что это дает ос‐
нования для некоторого оптимизма, для того, чтобы мы сокращали бы и на‐
ши усилия по борьбе с преступностью, в том числе в обеспечении кадрового 
аппарата и для органов, исполняющих наказания, и для полиции, и для дру‐
гих подразделений органов внутренних дел. Но так ли благостна картина на 
самом деле? Я позволю себе высказать предположение, что это не так. Более 
того, я думаю, что совсем не так. У нас из года в год увеличивается количест‐
во сообщений граждан о совершенных преступлениях, и в то же время из го‐
да в год уменьшается количество зарегистрированных преступлений. Как 
это может быть? Совместимо ли одно с другим? Всегда ли граждане, которые 
обращаются в полицию, лгут, и никаких преступлений не было? Я думаю, что 
это не так. Я возьму тот вид преступлений, который чаще всего регистриру‐
ется – это убийства. Сейчас у нас в стране совершается около 12 тысяч 
убийств, а было около 30 тысяч. Наряду с этим увеличивается количество 
людей без вести пропавших, лиц с неустановленной причиной смерти. И ме‐
ня эти данные очень настораживают. Не добьемся ли мы того, что настанет 
один прекрасный день, когда преступления вообще не будут совершаться? И, 
следовательно, постепенно сократятся места исполнения наказаний. В конце 
концов, придется распустить и полицию, и учреждения, которые исполняют 
наказания. Я думаю, что если такими темпами будет идти сокращение, то 

ничего хорошего не произойдет. Потому что я подчеркиваю, это неправиль‐
ные, ложные показания.  
Если сейчас террорист бросает бомбу и убивает 10 человек, то это реги‐
стрируется как одно преступление. Если вор лезет в 10 карманов, а попада‐
ется на десятом, это расценивается как одна кража. Такое не может быть. И 
не только в наших с вами интересах, но и в интересах общества и государст‐
ва, особенно общества, смотреть правде в глаза и понимать насколько у нас 
неблагоприятная ситуация создается в области борьбы с преступностью. 
Я думаю, что настанет миг, когда мы не достигнем нуля, но немножко 
что‐то такое будет близкое к нулю, но надо будет увеличивать количество 
преступлений. И тогда будут спрашивать с тех, которые подчиняясь приказу 
свыше, уменьшали количество преступлений. Задачи органов, исполняющих 
наказание, останутся прежними. Я думаю, что это положение рано или поздно 
будет исправлено. И вот теперь мне хотелось бы остановиться на таком во‐
просе: что же объединяет, какой недостаток объединяет деятельность и по‐
лиции, и органов, исполняющих наказание? По‐моему этот недостаток заклю‐
чается в том, что мы не умеем воздействовать на того, кто хочет совершить 
преступление или отбывает уже наказание и может еще раз совершить пре‐
ступление. Индивидуальная профилактика у нас очень страдает. Я могу с точ‐
ностью сказать, что никакой индивидуальной профилактики не проводится в 
полиции. Больше, наверное, она осуществляется в органах, исполняющих на‐
казание. Но и там это происходит как бы мимоходом, как бы между делом, и 
не является самым главным. Происходит это главным образом потому, что ни 
сотрудников полиции, ни сотрудников, исполняющих наказание, не учат, ка‐
ким образом выявлять причины, по которым человек может совершить пре‐
ступление, что это за человек, как он может поступить, и как направить его. На 
одном из прошлых своих выступлений в этом же зале я говорил о том, что нам 
необходимо при поступлении осужденного в места лишения свободы выяс‐
нить, почему человек совершил преступление. И при этом проводил парал‐
лель между доктором и сотрудником исправительного учреждения. Также как 
доктор не может и не будет лечить, не зная диагноза на ощупь, так и не дол‐
жен работать сотрудник исправительного учреждения. Он должен знать, по‐
чему человек совершил преступление. И как раз вот этого он не знает. В самом 
общем виде он может знать только то, что человек был пьяный, поэтому со‐
вершил преступление. Поэтому он может в лучшем случае беседовать с осуж‐
денным на тему о том, что плохо пить. Но и без него ведь осужденный знает, 
что плохо пить. В советское время я встречался в Ульяновской области с такой 
почти парадоксальной смешной ситуацией, когда осужденные изучали био‐
графию Энгельса. Я вот все добивался от начальства, все хотел узнать, какое 
имеет отношение Энгельс к исправлению осужденных. Он никогда не выска‐
зывался по этому вопросу, никогда не говорил ничего по этому вопросу, сам, 
слава Богу, никогда не сидел. Поэтому вот почему изучают биографию Эн‐
гельса, я так и не смог понять. Хотя сама колония была, по‐моему, очень не‐

дурной. И вот сейчас говоря о воздействии на каждого отдельно, я хотел бы 
обосновать свою точку зрения о том, что мы должны разделять осужденных 
на какие‐то группы, на типы. В социологии и психологии есть деление на со‐
циологические и психологические типы. Для чего это производится? Произ‐
водится по одной очень простой причине, все люди не похожи друг на друга. 
Но есть люди, которых сближают какие‐то похожие черты и поэтому вот эта 
похожесть может позволить объединить некоторых людей в группы, в груп‐
повые типы для того, чтобы их легче было бы изучать. Я не отсылаю к из‐
вестным и классическим работам по типологии. Я могу назвать целый ряд ра‐
бот по социальной психологии, где говорится о типах личности, и мы можем 
руководствоваться ими. Для чего я делаю акцент на типологии, на типологи‐
ческих возможностях человека? Если мы узнаем, к какому типу принадлежит 
вот этот данный человек, мы можем примерно сказать, какими качествами он 
обладает, что он из себя представляет. Поэтому построить беседу с ним так, 
чтобы использовать максимально наши знания о нем, как об определенном 
типе, для его же пользы. И я думаю, что исправление осужденных должно ос‐
новываться и на этом тоже. На отнесении человека к определенному типу. Ес‐
ли мы установим, что человек принадлежит к такому‐то типу, то мы можем 
вполне сказать себе, что у него такие‐то‐такие‐то качества, с ним надо вести 
работу так‐то и ожидать от него можно то‐то и то‐то вполне определенное. 
Хотя с большой со 100%‐ной определенностью никто из нас не будет ничего 
утверждать. Поэтому я думаю, что перед органами, исполняющими наказание, 
стоит большая и сложная задача – типологизировать преступников. Сейчас 
типология производится, конечно, но по довольно простым, бросающимся в 
глаза признакам, вроде пола или тяжести совершенного преступления. Нам 
нужна, наверное, больше психологическая типология людей, которые отбы‐
вают наказание. В ходе нашей работы мы выделили несколько типов, кото‐
рые населяют наши исправительные учреждения. Это корыстолюбивый тип, 
очень известный всем, это завистливый тип, ревнивый тип, утверждающийся, 
в том числе хулиганствующий, утверждающийся с помощью учинения хули‐
ганских действий, это игровой тип, алкоголизированный и с психическими 
аномалиями. Конечно, каждый из этих типов не существует в чистом виде. Тот 
же самый алкоголизирующий тип: алкоголик может быть вполне и корысто‐
любивым типом. Но, тем не менее, и те черты надо учитывать и другие черты 
надо учитывать для того, чтобы вести правильную работу. Особенно мое 
внимание привлекла очень интересная категория осужденных в местах ли‐
шения свободы, которую я назвал игровой. Люди‐игроки привлекали очень 
большое внимание ученых. Я могу для преподавателей, в первую очередь, на‐
звать работы Хейзинга, Эрика Берна, об различных типах, об игре, насколько 
это важно для них. И я думаю, что если мы не будем учитывать тягу к игре 
многих очень преступников, мы не сможем никогда понять их. Тут сложность 
очень большая. Никто из этих людей , с кем мы беседуем, не назовет, к какому 
типу он принадлежит. Это надо будет выяснять нам самим. И в этой связи 

встает очень сложная задача: кто будет разрабатывать эту типологию. То ли 
это будут делать практические работники, то ли это будут делать преподава‐
тели и научные работники. Я склонен к тому, чтобы это делали преподавате‐
ли и научные работники, которые обладают гораздо большим объемом пси‐
хологических знаний. И свои выводы они направляли бы в места лишения 
свободы. Конечно, я не исключаю, а наоборот, утверждаю, что вполне воз‐
можно, первые выводы будут неверны, будут искажать действительность. Но 
на то и исследования, чтобы постоянно повторять их, и думаю, что должны в 
этом деле скооперироваться и академия, и другие учебные заведения для то‐
го, чтобы выделить эти типы. Когда мы узнаем, к какому типу принадлежит 
данный человек, мы можем построить алгоритм действий, как с ним обра‐
щаться, как с ним вести беседу, как реагировать на те или иные поступки, и 
что от него ожидать. Здесь двойная задача: разработка типологии и опреде‐
ление принадлежности конкретного человека к определенному психологиче‐
скому типу. И вторая задача: алгоритм действий, после того как мы установи‐
ли, что данный человек принадлежит к какому‐то типу. И вот этот алгоритм 
действий имеет очень большое практическое значение. Бывает так, что люди 
просто не знают, какими мотивами они руководствовались и при совершении 
преступлений, и в своем поведении в местах лишения свободы. Очень часто 
эта мотивация функционирует на бессознательном уровне. Поэтому понадо‐
бятся и специалисты, которые готовят психологов для работы по выявлению 
бессознательного. Сейчас почти в каждой колонии, если мне не изменяет па‐
мять, существуют психологи, но эти психологи составляют портреты осуж‐
денных, которые годны кому угодно. Я думаю, что тот перечень, который они 
составляют, пригоден к большинству из здесь присутствующих, в том числе и 
ко мне, поскольку эти данные – определенные штампы, которые имеются у 
психологов, в том числе и у тех, которые обслуживают колонии с пожизнен‐
ным содержанием осужденных. Я был в таких колониях много раз и убедился 
в том, что это так и есть. Мне представляется, что нам необходима эта работа 
для того, чтобы мы могли бы точно сказать, по какой причине совершил че‐
ловек преступление и что с ним делать. Еще один важный вопрос о передаче 
типологической и в целом психологической информации после освобожде‐
ния. Я давно стою за создание службы пробации в нашей стране с тем, чтобы 
воспитательная работа не исчезала, а была бы передана полиции. И я думаю, 
что служба пробации должна взять на себя этот очень сложный труд по опре‐
делению того, что делать с осужденным, который вот‐вот должен освобо‐
диться. Я повторяю, что работа эта очень сложная, работа эта очень длинная, 
и требует огромных усилий для того, чтобы мы смогли ее использовать на 
практике. Но результаты, по‐моему, того стоят. Я хочу еще раз обратить вни‐
мание, что личность осужденного, так же как и личность освобожденного, 
должна быть в центре внимания органов, исполняющих наказание, или орга‐
нов, надзирающих после освобождения, и это чрезвычайно важно!!!!!!  
 

Н. С. АРТЕМЬЕВ, 
доктор юридических наук, профессор,  
заслуженный работник высшей школы, 
профессор кафедры криминологии  
и организации профилактики преступлений 
(Академия ФСИН России); 
В. А. ПАНКРАТОВ, 
кандидат юридических наук, доцент, 
начальник Кировского института  
повышения квалификации сотрудников ФСИН 

ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ ПРЕДУПРЕДИТЕЛЬНОЙ ФУНКЦИИ  
АДМИНИСТРАТИВНОГО НАДЗОРА 

В последние годы отмечается тенденция к росту рецидивной пре‐
ступности, общественная опасность которой заключается в том, что реци‐
дивисты стремятся продолжить преступную деятельность и оказывают 
негативное влияние неустойчивых лиц, особенно на несовершеннолетних 
и молодежь, втягивая их в преступную деятельность. 
Поэтому не случайно проблема предупреждения рецидивной преступно‐
сти обсуждалась на заседании Совета безопасности и в марте 2011 г. принят 
Государственной Думой и одобрен Советом Федерации Федеральный Закон 
«Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лише‐
ния свободы», который 5 апреля 2011 был утвержден Президентом Россий‐
ской Федерации. Данный Закон вступил в силу с 1 июля 2011 г. Также вступил 
в силу Закон «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Рос‐
сийской Федерации» в связи с принятием Федерального Закона «Об админи‐
стративном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы». 
В законе об административном надзоре определяется понятие такого 
надзора, а также административные ограничения поднадзорным; задачи 
административного надзора, порядок его установления, проведение и 
прекращение за лица, в отношении которых он применяется; ограничения 
устанавливаемые при административном надзоре; права и обязанности 
поднадзорного лица; полномочия органов внутренних дел (полиции) при 
осуществлении административного надзора. 
Предупреждение преступлений со стороны поднадзорных в значи‐
тельной степени зависит от квалифицированного осуществления надзора 
сотрудниками полиции и в первую очередь участковыми уполномочен‐
ными полиции, на территорию обслуживания которых прибывают лица 
освобожденные из мест лишения свободы. 
Осуществление надзора является творческим процессом, основанном 
на постоянном применении норм педагогики и психологии с преоблада‐
нием методов убеждения, что исключает при необходимости, предусмот‐
ренных законом средств принуждения. 

Эффективность административного надзора во многом основывается 
на принципе строго индивидуального подхода к каждому поднадзорному. 
В целом по контингенту поднадзорных в зависимости от их поведения, 
глубины сложившихся антиобщественных установок, черт характера осо‐
бенностей совершения прежних преступлений и других факторов это дос‐
тигается на основе применения конкретного режима надзора. 
В свою очередь, режим надзора определяется объемом установленных 
ограничений, периодичностью осуществления контроля за их соблюдени‐
ем и образом жизни поднадзорного в целом, интенсивностью мер воспи‐
тательного характера и, наконец, кругом должностных лиц и обществен‐
ности, использующие контрольные и воспитательные функции в отноше‐
нии каждого поднадзорного. 
В отношении каждого поднадзорного может быть установлен один из 
следующих видов режима надзора: 
1. Нормальный режим является первой стадией надзора и устанавли‐
вается за поднадзорными, личность которых в достаточной степени не 
изучена. Нормальный надзор является по существу переходным видом 
режима. 
Для него характерно применение до 80 %, предусмотренных законом 
надзорных ограничений, акцент делается на изучение личности поднад‐
зорного избирательное воспитательное воздействие в зависимости от по‐
ведения конкретного лица. Не позднее, чем через три месяца после уста‐
новления данного вида надзора орган внутренних дел (полиции) по док‐
ладу участкового уполномоченного полиции, рассматривает вопрос о пе‐
реводе поднадзорного на другой вид режима. 
2. Минимальный надзор применяется к лицам, вставшим на путь ис‐
правления. Он характеризуется уменьшением числа надзорных ограничений 
в пределах 50 %, установленных законом. Контроль за поведением указан‐
ного контингента поднадзорных осуществляется преимущественно через 
шефов и внештатных сотрудников участковых уполномоченных полиции и 
внештатных сотрудников оперативных аппаратов органов внутренних дел 
(полиции). Периодичность проверок не должна превышать трех раз в месяц, 
в том числе сотрудниками полиции не чаще одного раза в месяц. Минималь‐
ный надзор, как правило, завершается досрочным прекращением надзора. 
Вопрос об этом рассматривается руководителями органов внутренних дел 
(полиции) не позднее 9 месяцев после установления надзора, в том числе 
трех месяцев после применения минимального режима надзора. 
3. Идеальный надзор применяется к лицам, которые, исходя из пове‐
дения и образа жизни, несклонны к совершению преступлений, но допус‐
кают отдельные факты антиобщественного поведения. К этой категории 
поднадзорных в частности относятся лица, употребляющие спиртные на‐
питки, нарушающие трудовую дисциплину имеющие неотрегулированные 
системные отношения и т. д. 

Для идеального надзора характерно осуществление контроля по пре‐
имуществу опытными сотрудниками полиции из числа участковых упол‐
номоченных полиции и оперативных работников с периодичностью целе‐
вых проверок и чередовании их по месту жительства и работы поднадзор‐
ных. Соблюдение установленных надзорных ограничений контролирует‐
ся, как правило, еженедельно. Контрольные функции сочетаются с инди‐
видуальными профилактическими мероприятиями которые должны про‐
водиться систематически. 
4. Интенсивный надзор устанавливается в отношении поднадзор‐
ных, ведущих антиобщественный образ жизни, употребляющих наркоти‐
ческие препараты и в силу этого склонных к совершению преступлений. 
К ним применяются надзорные ограничения в полном объеме. Контроль 
за их поведением осуществляется сотрудниками полиции, в том числе 
оперативными сотрудниками полиции и участковым уполномоченным 
полиции, на территории обслуживания которого проживает такой под‐
надзорный. 
Проверка образа жизни этой категории поднадзорных, состоящих на 
интенсивном режиме, проверяется еженедельно, а соблюдение ими уста‐
новленных надзорных ограничений – не менее трех раз в неделю. Усилен‐
ный режим контроля сопровождается интенсивным характером средств 
воспитательного воздействия. Это выражается в еженедельном обмене 
информацией с администрацией предприятий, где работают поднадзор‐
ные и руководители общественных организаций, максимальном пользо‐
вании воспитательного влияния родственников и других лиц и т. д. Про‐
филактические беседы с состоящими под интенсивным надзором лицами 
проводятся: участковыми уполномоченными полиции и оперативными 
сотрудниками – еженедельно, заместителем начальника горрайоргана 
внутренних дел (полиции) – ежемесячно, начальником не менее одного 
раза в квартал. 
В целях более глубокого изучения личности поднадзорного и оказа‐
ния на него максимального воспитательного воздействия, время действия 
административного надзора целесообразно установить, как правило, на 
один год. 
Для более умелого использования в воспитательных целях режимов 
административного надзора, необходимо варьирование ими в зависимо‐
сти от изменений в поведении поднадзорных. Участковый уполномочен‐
ный полиции, на территории обслуживания которого проживает поднад‐
зорный, по истечении каждого квартала со дня установления надзора обя‐
зан составить индивидуальную характеристику на поднадзорного с моти‐
вировкой наиболее целесообразного режима. 
После утверждения характеристики руководителя горрайоргана 
внутренних дел (полиции) решается вопрос в соответствии с Федераль‐
ным Законом «Об административном надзоре за лицами, освобожденными 

из мест лишения свободы», об оставлении в силе ранее действующего ре‐
жима надзора или об его изменении. 
Отметка о виде режима делается на обложке дела административного 
надзора в правом верхнем углу следующими обозначениями: нормальный 
режим – «Н», минимальный – «М», идеальный – «ИД», интенсивный – 
«ИТП». 
Крайне важная задача оказать помощь в трудоустройстве поднадзор‐
ных. Контроль за трудовым устройством каждого поднадзорного должен 
осуществляться систематически путем: 
• личных бесед с ним во время посещения его места жительства, ре‐
гистрации или проведения профилактических мероприятий; 
• бесед с внештатными сотрудниками полиции, родственниками и 
другими лицами; 
• посещение сотрудниками полиции места его работы; 
• ежемесячного выяснения соответствующих сведений по телефону у 
администрации по месту работы; 
• ежеквартального истребования характеристик на лиц, состоящих 
на идеальном и интенсивном надзоре. 
По каждому факту увольнения поднадзорного с работы должно про‐
водиться индивидуальное разбирательство его мотивов. В ходе провер‐
ки истребуется объяснение поднадзорного, запрашиваются соответст‐
вующие сведения об администрации. Во время разбирательства пись‐
менно фиксируются намерения поднадзорного о новом трудоустройстве 
и одновременно должна проводиться проверка их реальности. Все мате‐
риальные разбирательства приобщаются к делу административного 
надзора. 
Последующий контроль за трудоустройством поднадзорных ведется 
по учащенному графику. Поднадзорные, не занятые общественно‐
полезным трудом и не принимающие реальных мер по трудоустройству, 
берутся под интенсивный надзор. 
Сотрудники исправительных учреждений так же должны принимать 
участие в предупреждении рецидивной преступности среди поднадзор‐
ных, используя при этом следующие формы профилактического влияния 
на поднадзорных: 
• выступления на собраниях поднадзорных в горрайорганах внут‐
ренних дел (полиции); 
• индивидуальные беседы при регистрации поднадзорных в поли‐
ции; 
• беседы с поднадзорными и членами их семей при посещении по ме‐
сту их жительства и т. д. 
Эффективность предупредительной работы во многом зависит от на‐
личия исчерпывающих сведений по поведению каждого поднадзорного.