Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Теория статистики

Бесплатно
Основная коллекция
Артикул: 625418.01.99
Янсон Ю. Э. Теория статистики [Электронный ресурс] / Ю. Э. Янсон. - Санкт-Петербург : Типо-лит. А. Е. Ландау, 1886. - 893 с. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/355205 (дата обращения: 24.07.2024)
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.

ТЕ0Р1Я

I





                СТАТИСТИКИ.





Проф. К. Э. ЯНСОНА


л

188$ г.

С.-ПЕТЕРБУРГЪ.
Типо-Литограф1я А. Е. I л в д л у. Площадь¹ Браьшого Театра^Ч>®=о2. • ' '1886.4                       * ’’        ■


ВВЕДЕН1Е.

I.

ОпредЪлеже статистики.

   Довольно долгое время и многими учеными статистика, въ силу крайней неопределенности ея объема и содержашя, не признавалась за науку. Те же мыслители, которые возводили статистику на степень науки, относили ее: одни—къ наукамъ об-щественнымъ, другге—къ государственнымъ. Въ настоящее время все- эти разноглашя сгладились, и статистика, если не всеми, то огромнымъ болыпинствомъ ученыхъ признается за самостоятельную науку общественную.
   Предметъ, подлежапцй наследованию статистики, есть общество, его строеше, складъ и все жизненныя отправлешя. Сло-вомъ—все, что совершается въ обществе во всей его совокупности, можетъ служить предметомъ статистики. Этою неопределенностью, или, лучше сказать, обширностью содержашя, статистика- существенно отличается отъ другихъ общественныхъ наукъ, спещально изследующихъ как!я либо отдельный проявлешя общественной жизни. Но неопределенность эта только кажущаяся. Она исчезаетъ, если принять во внимаете, что статистика, для анализа общества въ большей или меньшей степени, употребляешь своеобразный методъ, составляюпцй ея характерную отличительную черту. Методъ этотъ есть методъ численный, въ различной степени прилагаемый къ разнымъ явлешямъ и не при-надлежадцй одной только статистике. Этимъ методомъ можно пользоваться тамъ, где явлешя, при всей ихъ сложности, будучи разложены на простейппя, могутъ быть сочтены, и прилагать его возможно не. къ однимъ явлеетямъ общественнымъ. Есть мноыя отрасли естествознашя, где методъ численный имеетъ значеете преобладающее; въ статистике этотъ методъ является единственнымъ. Почему же къ изучеетю общества надо приложить особый методъ и притомъ въ статистике единственный?


1*

Объясиеше этого находимъ въ свойствах! техъ явлешй, -которыми сощальныя науки занимаются, иными словами—въ природе самого общества. Явлешя общественныя по существу совершенно отличны отъ всякихъ другихъ; это—явлешя индивидуаль-яыя, т. е. непохожая другъ на друга.
   Несомненно, что каждое явлеше, какъ вообще, такъ, следовательно, и въ жизни общества, есть продукта известнаго пред-шествующаго или совокупности предшествующихъ, называемых!» нами причинами. Разсматривая эти причины, мы замечаемъ, что оне весьма различны по образу своего действ!я: бдне действуют! постоянно съ одинаковой или переменной силой, другая— перюдически; иныя действуютъ настолько непостоянно на наблюдаемое явлеше, что считаются случайными. Одни явлешя имеютъ такой характер!, что въ произведеши ихъ принимают! учасие одна или несколько причин! постоянных!, причем! влхяше случайных! настолько ничтожно, что ихъ можно вовсе не принимать въ разсчетъ. Напротив!, въ другихъ явлешяхъ сумма временно, случайно действующих! причинъ настолько велика, что оне заслоняют! собою действ!я постоянных!. На этомъ основывается разделеше всех! явлешй натипичныяи индивидуальный. Къ явлениям! перваго рода относится большинство явлешй природы физической. Здесь обыкновенно отдельные конкретные случаи даютъ право делать прямое заключеше къ общему, особенно тамъ, где наблюдеше принимает! видъ опыта. Зная, напр., химический составь воды изъ наблюдешй по одному случаю, мы имеемъ право заключить, что и во всехъ другихъ случаях! нашихъ наблюдешй состав! ея останется тот! же. В! наукахъ опытных! нетъ места численному методу. Мы не найдем! его приложешя ни въ ботанике, напр., ни въ зоолопи. Если же онъ иногда и применяется въ естествознаши, то для изучешя только некоторых! отдельных! вопросов!. Однако, и въ области естествознашя есть явлешя, зависящая отъ действ!я причинъ непостоянных! или случайных!. Таковы явлешя, напр., климатичесшя, изучаемый климатолопей. Этой науке уже необходимо пользоваться численнымъ методом!: ни деду-кщя, ни индукщя здесь немыслимы. Зная только астрономическое поло-жеше данной местности, въ случае дедукцш для определешя климата мы въ 99 случаях! изъ 100 ошибемся. Климата каждой местности определяется массой причинъ, въ одной этой местности действующих!, въ другихъ не действующих!. И климата данной страны есть равнодействующая всей совокупности причинъ, действующих! весьма различно въ каждой изъ точекъ

э

этой местности, отличающихся своими индивидуальными особенностями. Необходимо для составлена общаго понятая какъ о климате каждой местности, такъ и всей страны, наблюдать известные признаки, входяпце въ составь понятая климата, постоянно и непрерывно, на всякой точке поверхности и въ теченш безконечнаго времени. Но такое идеальное приложеше числен-наго метода практически недостижимо. Практически, напр., въ климатолойи, этотъ вопросъ разрешается тймъ, что въ данномъ месте въ теченш возможно долиао времени производятся по известному плану наблюдешя и ихъ регистрация и устраивается возможно большее число местъ наблюдешя. Численный методъ приложимъ, кроме того,икъ физюлойи, и къ медицине, напр,, въ вопросе о действш лекарствъ, который употребляются при различныхъ болезняхъ, иной разъ неизвестно почему, но только благодаря опыту.
   Въ явлешяхъ общественной жизни, ссставляющихъ результате действ!я внешней природы и человека, какъ разумно-нрав-ственнаго существа, господству ютъ причины съ преобладающими непостоянными элементами. Нечего и думать при изучении общества, чтобы данное явлеше могло когда либо и где либо повториться въ томъ же виде,въ какомъ оно было разъ наблюдаемо. Сумма постоянно действующихъ причинъ слишкомъ незначительна сравнительно съ теми особыми услов!ями, каюя представля-ютъ разныя общества въ данное время, или данное общество въ разное время. Эта высшая степень индивидуальности обще-ственныхъ явлешй делаетъ мало приложимымъ къ изучешю и объяснешю ихъ какъ методъ дедукщи, такъ и прямой индукцш,




предоставляя исключительное господство методу численному и непосредственно съ нимъ связанному обратно-дедуктивному процессу вывода. Чемъ проще явлеше, т. е. чемъ меньше причинъ влгяютъ на его появлеше и ч'Ьмъ причины эти неизм^ннЪе, тЧмъ больше поле для опыта. При более сложныхъ явлешяхъ опыте уступаетъ место наблюдешю отдйльныхъ случаевъ. При еще большей сложности наблюдете отд’йльныхъ случаевъ уступаетъ место наблюдение массовому или численному. Съ каждыми такими переходомъ отъ одного способа изслЗздовашя къ другому теряется точность и безусловность общихъ выводовъ. Опытное изеледоваше. преобладаете въ наукахъ о природе неорганической; въ наукахъ, изсл’Ьдующихъ природу ^органическую, кроме опыта, необходимо бываете прибегнуть къ наблюдение, особенно въ изоле довашяхъ надъ человекомъ. Въ этомъ отношеши физюлойя уже стоить ниже зоблойи. Нельзя изрезать живого человека




                                     Я £ue du

для разрФшешя физюлогическихъ вопросовъ; приходятся решать ихъ по аналоги съ организмами другихъ животныхъ. Наконецъ, о природе общества можно судить только по массовыми наблю-дешямъ: опыта здесь совершенно невозможенъ. Успешность массоваго наблюдения зависитъ какъ отъ самаго наблюдаемаго явлешя, такъ и отъ средствъ наблюдения. Не всегда и не всякое наблюдаемое явлеше можетъ быть разложено на свои простей-mie элементы, не всегда, поэтому, возможно и приложенхе чис-леннаго метода. Бываетъ, съ другой стороны, что средства на-блюдешя недостаточны; напр., населеше всегда было разложимо на свои простейшая составныя, но долго не было выработано пр!емовъ для регистрации этихъ простййшйхъ составныхъ. Есть, наконецъ, въ общественной жизни и таюя явлешя, который совершенно не поддаются числовому методу,—они и не входятъ въ область статистики. Есть и такхя явлешя, которыя для определения своего, не смотря на цифровое выражеше, вовсе не нуждаются въ численномъ методе. Таковы разныя данныя цифир-ныя, входивппя прежде въ статистику: о численности войска, о доходахъ и расходахъь государства и т. п. Изъ сказаннаго непосредственно следуетъ, что содержание статистики расширяется по мере возможности приложения числоваго метода. Въ этомъ отношенш статистика разделяетъ судьбу всехъ другихъ наблю-дателъныхъ наукъ.
   Такимъ образомъ, статистика есть наука, изучающая общество настолько широко, насколько это возможно при совре-менныхъ средствахъ своего особаго метода наблюдения. Цель ея, какъ и всякой науки, не только констатировать научные факты, но и отыскивать причины существовашя и наступлен!я явлешй и определять законы действ!я этихъ причинъ. Явлешя, подлежащая изучешю статистики, должны иметь два признака: 1) принадлежность къ области общественныхъ явлешй, 2) находиться подъ вл!яшемъ не однихъ только постоянныхъ, но-и переменныхъ или случайныхъ причинъ. Не всякхй, поэтому, фактъ, выраженный цифрою, хотя бы и имеюпцй отношеше къ общественной жизни, будетъ фактомъ статистическимъ. Пространство данной местности, длина реки, железной дороги—не суть факты статистические. Это, впрочемъ, не мешаетъ статистике пользоваться ими для своихъ целей. Эти факты, большею частью какъ неизменныя .количественный величины, служатъ хорошимъ основашемъ для приведения къ нимъ другихъ, переменныхъ, величинъ при выводе отношений и пр.

П.

Исторический очеркъ научной статистики.

    Начало статистическихъ наблюдешй, выразившихся въ собирании государственными органами различныхъ сведений о состоя-ши государства, относится къ глубочайшей древности. Надобно предполагать, что у различныхъ народовъ востока и въ особенности у классическихъ народовъ древности были обширны# и до некоторой степени правильно устроенный административно-ста-тистичесшя учреждешя для практическихъ, разумеется, только целей. Въ практике выдвигались на первый пданъ две стороны государственной жизни—финансы и военное дело, и все административный операщи предпринимались исключительно для по-лучешя общаго поняэтя о военной и податной способности населешя.
    У древнейшаго изъ культурныхъ народовъ, у китайцевъ, въ эпохи очень глубокой древности были собираемы уже сведФшя о численности населешя по полу и возрасту (первая перепись относится къ ХХШ веку до Р. Х.),о доходности земель, о производительности податныхъ источниковъ, о движеши торговли и пр. Съ ХП века до Р. X.'переписи населешя производятся уже перюдически. Сведешя о доходности земель, о поземельномъ и лич-номъ налогахъ, о движеши торговли и пр. сведены въ одно целое въ особомъ сборнике, составленномъ Ма-туан-лин’омъ, и по-полняемомъ постоянно китайскими учеными. Конфущй приводить въ 1 ч. 2 книги Шу-Кинг’а результаты офищальнаго ценза, сделаннаго въ 2238 г. до Р. X. императоромъ Яо.
    Потомъ, у евреевъ съ самаго начала ихъ исторш великую роль играло, какъ известно, народоисчислеше, предпринимавшееся для военныхъ и финансовыхъ целей. «Книга Числъ» Моисея есть ничто иное, какъ исчислеше лицъ му-жескаго пола, способныхъ носить оруж!е. У пророковъ — Самуила (II, гл. 24), Эздры, HieniH и др. — много указаний на последующее цензы. Персидская монархия несомненно тоже должна была иметь административную статистику, судя по тому, что Геродотъ могъ сообщить намъ о временахъ Дар1я и Ксеркса—относительно состояшя войска, пространства и кадастрами земель, государственныхъ доходовъ и пр. Въ Египте въ глубокой древности былъ кадастръ, были переписи, велись акты о состоягаяхъ. Государства Грещи неизбежно тоже должны были иметь стати-стичесюя учреждения, который собирали множество статистиче-скаго матер!ала, безъ котораго немыслима столь высокоразвитая

государственная жизнь. Въ Аеинахъ несомненно велись текущее списки населешя, записи торговаго движешя, былъ кадастръ и пр., а для всего этого должны были быть и особые органы, особые способы записей.
    Относительно Рима должно сказать то же самое. Учреждения CepBiH Тулл1я между прочими имели и статистическй ха-рактеръ: цензъ, записи рождешй и смертей, списки совершенно-летнихъ суть операцш статистическая; цензоры были въ значительной степени чиновники статистики. Во времена республики цензы повторялись каждыя пять лкти. При императорахъ они сделались подробнее и распространились на все пространство империи При Августе и Клавд1е были составляемы военно-статистичестае сборники, были попытки картографическихи работа. Тацитъ (Ан. I, гл. П) говорить о такомъ именно сборнике, составленномъ во времена Тивертя.
    Но при всей обширности статистическими, работъ едва-ли въ древности пользовались ими какъ научнымъ матер!аломъ. По крайней мере до насъ не дошло ни одного сочинешя собственно ста-тистическаго содержашя. Говорятъ, такой характеръ имела одна изъ утраченныхъ частей Политики Аристотеля,—Цицеронъ знаетъ два экземпляра ея, —но до насъ они не дошли или еще не отысканы.
    Несравненно менее сравнительно съ древними даюти намъ средш'е века, въ особенности первая ихъ половина. Все статистическая работы этого перюда ограничиваются лишь небольшими территор!ями; едва-ли даже существовали катая либо особыя учреж-дешя для собирашя матер!аловъ, относившихся къ целыми госу-дарствамъ.
    Единственными памятниками, дошедшими до насъ изъ первой половины среднихъ вековъ, это—Breviarium reruni fiscalium Карла Великаго, который есть ничто иное, какъ перечислеше количества земли королевскихъ имешй и доходовъ и способнаго носить оружие населешя. Въ IX веке въ Англш Альфредомъ Великими составленъ былъ кадастръ или статистическая опись королевства по провинщямъ для онределешя податныхъ силъ страны. Съ XI века, сначала въ монастыряхъ, а затемъ и у свет-скихъ владельцевъ, появляется нечто въ роде частныхъ статистическихъ работъ по поземельному владешю: поземельныя книги, описи наследствъ, урбарш. Почти одновременно являются подобный же правительственныя работы, какъ напр., знаменитая Doomsdaybook (liber censualis) Вильгельма Завоевателя, представляющая общую опись частныхъ владешй, угодй, повинностей, податей и состояшй. Особенный статистический интересъ

имеютъ записи -церковныхъ требъ, заведенный духовенствомъ, невидимому, уже въ начале среднихъ в’Ьковъ для движенья на-селешя; эти списки касались церковныхъ сборовъ, взимаемыхъ духовенствомъ за совершеше крещешй, бракосочетаний и похо-ронъ Они послужили, во всякомъ случай, исходнымъ началомъ для более правильныхъ актовъ о состояшяхъ, доставившихъ такой обильный матер!алъ для изеледовашй о движении населетя въ ХУШ веке.
   Къ концу среднихъ в'Ьковъ государственная идея выступаетъ все бол'Ье и болъе впередъ; всемирная торговля, сначала въ Ита-лш, а затемъ въ Бельгш и Голланды, начинаетъ проявлять все большее образовательное и цивилизующее вл!яте. Вместе съ раз-випемъ торговли начинаютъ появляться сборники св'бд’Бшй о т4хъ государствахъ и странахъ, съ которыми велись торговыя сношетя, и прежде всего въ Италы. Итальянсюе сборники относятся къ XV, XVI и XVH столетьямъ и должны считаться первымъ матер!аломъ для ознакомленья съ современнымъ состоя-шемъ различныхъ государствъ. На ряду, съ описашемъ современ-ныхъ государствъ, въ этихъ сборникахъ мы находимъ описанья никогда не существовавшихъ, напр., утопическаго государства (Атлантиды) Т. Мора. Были также описашя государственнаго устройства греческихъ республикъ—Аеинской и Спартанской, и рядомъ съ ними въ этихъ сборникахъ встречаемъ описаше иде-альнаго Платоновскаго государства. Отъ XV века до насъ до-шелъ сборникъ Пикколомини (Пья П), отъ XVI—сборникъ Сансовино (22 государствъ въ 1 ч. Утоми). Къ числу наиболее пол-ныхъ относится сборникъ Дж. Ботеро (G. Botero), вышедппй впервые въ саыомъ конце XVI в. (1589 г.). Въ этомъ труде Ботеро изобразилъ состоите всего, можно сказать, изв^стнаго тогда м!ра. Въ описаны различныхъ государствъ онъ следуетъ одному и тому же плану: сначала описывается природа, затемъ жители, ихъ нравы, образъ правленья, военный силы, финансы и пр. Цели, которыми задавался Ботеро въ своемъ сборник!,, были собственно не статиста ческ!я, а дидактичесюя, и сборникъ его долженъ быть скорее отнесенъ къ государственному праву, чемъ къ статистике. Этимъ и объясняется почти полное отсут-ств1е у него численнаго матер!ала. Несомненно, однако, что численный матерьалъ былъ, доставляемый какъ дипломатическими агентами, такъ и друг, правительственными органами. У голланд-цевъ есть сборникъ де-Лэта (I. de-Laet), известный подъ назва-шемъ « Эльзевирскихъ республикъ» (ХУП стол.). Французы въ

— 10 —

обширномъ сборнике II. д’Авити (Р. d’Avity) обладают! первыми самостоятельными опытомн описашя государств!..
    Произведения подобнаго рода имели громадное распростране-aie, выдерживая рядъ издашй, переводов! и переделок!, и всюду принимались съ живейшими интересомъ. Но такой значитель-. ный литературный ихъ успехи не соответствовали ихъ внутренними достоинствами и объясняется скорее потребностью того времени въ знаши быта и устройства другихъ народовъ. Научныя требовашя удовлетворяются здесь разве только самыя умеренный. Плану не достаетъ последовательности; въ исполнены замечается совершенное отсутствте метода и системы; что касается содер-жашя, то оно состоитъ изъ безпорядочнаго сбора заметокъ этнографическая), историческаго и географическая» характера, собранных! въ одно целое безъ всякой взаимной связи. Такими образомъ, если .поди статистикой разуметь хоть до некоторой степени научное объединеше собранных! администращею наблюдешй и еопоставлеше ихъ другъ съ другом! или съ данными другихъ государств! для какихъ бы то ни было целей, то, каки мы видели, въ эти века статистики не существовало вовсе. Лишь со второй половины ХУП столеПя начали появляться со-чинешя, имевшая въ виду не одно удовлетвореше любознательности читающей публики, ставивппя своею задачей подчинить сводку и обработку м?атер1ала некоторыми теоретическими целями. Вместе си теми въ НИХ! вырабатываются правильные, приведенные въ соответств!е съ целью, пр!емы пользованья ма-тер1аломъ и заранее обдуманная система изложения. Описаше государствъ, ознакомлеше съ ихъ бытовыми услов!ями, съ ихъ внешними устройствомн—стало фактическими основашемъ для выработки правили политической мудрости. Явилась особая отрасль знашя, дополняющая политическое образоваше и долженствовавшая служить пособ!еми для практической деятельности людей, посвящавшихъ себя деятельности государственной. Пер-выя попытки систематизащи собираемаго о состояние государствъ материала и первыя попытки создать особую теорпо новой науки о государстве являются въ Гермаши въ конце ХУЛ века. Тами же и въ то же время появляется и самое назваше статистики (Helenas Politanus, Microscopium statisti-cum quo status imperii Romano—Germanici repraesentatur. 1672 г.). Впрочемъ, назваше это получа’етъ право гражданства не ранее половины ХУШ века. Первое назваше новой науки было латинское: notitia rerum publicarum, перешедшее потоми въ немецкое Staatenkunde.