Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Философские проблемы права

Покупка
Основная коллекция
Артикул: 612743.01.99
Керимов, Д. А. Философские проблемы права : монография / Д. А. Керимов. - Москва : Мысль, 1972. - 472 с. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/347736 (дата обращения: 18.06.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
АКАДЕМИЯ ОБЩЕСТВЕННЫХ НАУК при ЦК КПСС 

КАФЕДРА ТЕОРИИ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА 

Д. А. КЕРИМОВ 

ФИЛОСОФСКИЕ 
ПРОБЛЕМЫ 
ПРАВА 

ИЗДАТЕЛЬСТВО 
«МЫСЛЬ» 

МОСКВА 

1972 

К 36 

ГЛАВНАЯ РЕДАКЦИЯ УЧЕБНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 
ВПШ и АОН при ЦК КПСС 

1 - 1 0 - 1 
1 25-73 

ВВЕДЕНИЕ 

Марксистско-ленинская правовая наука достигла ныне 
такого уровня развития, когда выдвигаются все более 
высокие требования 
к исследованию 
системы, 
структуры и логики 
ее познавательного 
процесса. 
Теперь 
она уже не удовлетворяется теми лишь результатами познания, которыми овладела, но интересуется тем, какими 
путями, методами и способами эти результаты получены. 
И это вполне закономерно 
не 
только потому, что на 
определенной стадии зрелости науки возникает естественная потребность в знании ее собственной гносеологической природы, но и главным образом потохму, что необходимость дальнейшего, более углубленного изучения 
предмета предполагает философское осмысление и обобщение всего арсенала средств его познания. 

Отмечая значение разработки методологических проблем права, П. Н. Федосеев писал: «Всесторонняя разработка методологических проблем правовой науки поможет лучше связать ее с жизнью, глубже раскрыть основные процессы в развитии политической и правовой надстройки социалистического общества» 

Эту задачу призвана выполнить общая теория государства и права, предмет которой в результате разрешения названной задачи не только обогащается, но и су
1 П. Н. Федосеев. 
Диалектика 
современной 
эпохи. М., 
1966, 
стр. 337. 

3 

ществеиным о б р а з о м видоизменяется 
Н о 
п р е ж д е 
чем 
говорить о видоизменении предмета общей теории госуд а р с т в а 
и права, следует -выяснить, в чем он 
состоит, 
и тем с а м ы м объяснить, почему именно эта наука д о л ж на р а з р а б а т ы в а т ь методологические п р о б л е м ы 
правоведения 2. 

Вопрос о предмете общей теории государства и п р а в а 
о к а з а л с я довольно с л о ж н ы м , дискуссионным и недостаточно р а з р а б о т а н н ы м 3 : отсутствует четкое отграничение 
п р е д м е т а 
д а н н о й 
науки 
от 
предмета 
исторического 
м а т е р и а л и з м а ; недостаточно р а с к р ы т о ее политико-юридическое содержание; не определено в полной мере методологическое значение теории государства и п р а в а 
в 

1 Предисловие гегелевской «Философии права» 
заканчивается 
словами: 
«Понятие предмета не является природным нашим достоянием. Каждый человек обладает пальцами, может 
получить 
в свое распоряжение кисть и краски, но это еще не делает его живописцем. Точно так же обстоит дело и с мышлением. Мысль о 
праве не есть нечто такое, чем каждый обладает непосредственно; 
лишь правильное мышление есть знание и познание предмета, и 
наше познание должно быть поэтому научным» (Гегель. Соч., т. VII. 
М.—Л., 1934, стр. 19). 

2 Некоторые из последующих рассуждений по данному вопросу были развиты нами в статьях и главах монографий (см. Д. А. Керимов, Б. В. Шейндлин. 
О предмете общей теории государства и 
права. — «Советское 
государство 
и право», 1957, № 12; «Общая 
теория государства и права». 
Л., 
1960, 
гл. 1; Д. А. 
Керимов, 
/'. Б. Гальперин. 
Методологические проблемы науки общей теории 
государства и права. — «Актуальные проблемы советского государства и права в период строительства коммунизма». Л., 1967; «Общая теория государства и права», т. 1. Л., 1968, гл. 1). 

3 Объясняя это обстоятельство, Т. И. Ойзерман пишет: 
«Изучая науку, мы осознаем те изменения, которым подвергается ее 
предмет 
в ходе исторического развития, 
понимаем 
неизбежность 
дискуссий о ее предмете в среде специалистов. Такого рода дискуссии необходимы для развития науки; они происходят отнюдь 
не потому, что ученые не знают, чем они занимаются, что исследуют, что преподают. 

Научное определение предмета любой науки, конечно, не может 
быть исходным пунктом 
ее действительного 
исторического 
развития: оно 
становится возможным 
на 
сравнительно 
высокой 
ступени развития науки, являясь подытожением, обобщением пройденного пути и достигнутых 
результатов» 
(Т. И. Ойзерман. 
Про 
блемы историко-философской науки. М., 1969, стр. 229). И. С. Нарский по этому поводу также отмечает: «Периодическое возвращение той или иной 
иауки 
к рассмотрению 
своего 
собственного 
предмета с целью его уточнения свидетельствует о ее быстром развитии» (И. С. Нарский. Еще раз о предмете и функциях философии марксизма. — «Философские науки», 1971, № 1, стр. 84). 

4 

системе юридических наук'. Остановимся на этих проб 
ламах. 

Общая теория государства и права — наука высокого уровня обобщений 
государственно-правовой 
действительности. И именно поэтому в ее состав входят не только знания, добытые данной наукой, но и в синтезированном виде знания, накопленные многими другими науками, в той или иной мере исследующими политико-юридическую надстройку. 

Государство и право как части единой 
социальной 
действительности подчиняются общим объективным закономерностям развития общества. Вместе с тем, будучи 
относительно самостоятельными звеньями общественной 
жизни, государство и право имеют свои закономерности, 
которые оказываются специфическими по отношению к 
общесоциальным закономерностям и одновременно общими по отношению к тем конкретным закономерностям, 
которые действуют в пределах отдельных сфер государственной и правовой практики (и которые изучаются отраслевыми юридическими науками). В соответствии с 
этим общая теория государства и права изучает как общие закономерности социальной жизни, определяющие 
развитие государственных и правовых явлений, так и те 
относительно самостоятельные специфические закономерности, которые вместе с тем являются общими для всех 
частей 
государственно-правового 
организма. 
Отсюда 
логически вытекает, что о;на должна ,не только опираться на всеобщий метод диалектического материализма, но 
и разрабатывать на его основе те конкретные методоло
1 Кризис буржуазной философии права выражается, в частности, в том, что вопрос о его предмете (равно как и философские 
проблемы права вообще) менее всего интересует современных правоведов. 
Так, 
характеризуя 
состояние 
этого 
вопроса 
в 
США, 
А. Старченко правильно пишет: «Уже в начале 40-х годов в философии права США явно чувствуется неудовлетворенность субъективно-релятивистской методологией, которая окончательно завела 
юриспруденцию в тупик, лишив ее сколько-нибудь устойчивых критериев для правовых оценок и перспектив развития... замкнуто-юридический анализ отраслевых проблем права отличается необычайно узким эмпиризмом, бедностью и боязнью философских обоснований и обобщений» (А. Старченко. Философия права и принципы 
правосудия в США. М., 1969, стр. 71, 106). Все это, естественно, приводит к печальному выводу, сформулированному Т. Бекером: «Мы, 
видимо, обречены быть ненаучными в науке» (Т. Becker. On Science 
and Law.— «The American Behavioral Scientist», 1963, vol. VII, N 4, 
P- 13). 

5 

гические принципы, установки, приемы и способы исследования, которые обеспечивают познание специфических 
закономерностей развития государственно-правовых явлений. 

Это относится прежде всего ,к той части исторического материализма, которая посвящена 
закономерностям 
государственно-правового развития. В связи с этим возникает вопрос об отграничении предмета общей теории 
государства и права от предмета исторического материализма. Пытаясь ответить на данный вопрос, О. С. Иоффе и М. Д. Шаргородокий пишут: «Исторический материализм раскрывает сущность государства и права и их 
общие закономерности, а теория... исследует сущность 
и общие закономерности государства и права в конкретных формах их проявления». И далее: «...теория государства и права может быть определена как наука, изучающая сущность и закономерности государства и права 
в целом, 
в конкретных формах 
проявления последних, 
в их исторической, экономической и классовой обусловленности» 

Вряд ли можно 
согласиться с этими положениями. 
Во-первых, нз только общая теория государства и права, 
но и исторический материализм исходит при исследовании государственно-правовых 
явлений из 
«конкретных 
форм их проявления». Как справедливо отмечает Тодор 
Павлов, «ни философия, ни частная наука не являются 
и не могут быть науками только и исключительно ©формах вещей и явлений, а являются и должны быть одновременно науками и об их глубоком и все более глубоком объективно-реальном содержании, об их объективнореальных отношениях и закономерностях, об их все более и более глубокой 
объективно-реальной 
сущности. 
И поэтому нет и не может быть наук, занимающихся 
чистыми формами, как нет и не может быть наук, которые, интересуясь все более глубоким содержанием вещей и явлений, не интересуются их формами или способами существования и проявления» 2. 

1 О. С. Иоффе, Л1 Д. Шаргородокий. 
Вопросы теории права. 
М., 1961, стр. 9, 14; см. также 11. Е. Недбайло. 
Введение в общую 
теорию государства и права 
(Предмет, система и функции науки). Киев, 1971, стр. 4—5. 

2 Тодор Павлов. 
Избранные философские произведения, 
т. 1. 
М„ 1961, стр. 182. 

6 

Во-вторых, общая теория государства 
и 
права не 
только рассматривает 
государственно^правовые 
явления 
с точки зрения «конкретных форм их проявления», но и 
прежде всего вскрывает сущность и содержание, общую 
структуру и структурные закономерности государства и 
права, чем она и отличается, в частности, от отраслевых 
юридических наук 

В-третьих, различие между историческим материализмом и общей теорией 
государства 
и права в исследовании государственно-правовых явлений состоит не в том, 
что первый изучает эти явления вообще, вне «их исторической, экономической и классовой обусловленности», 
а вторая — «в конкретных формах их проявления» и соответствующей обусловленности, как 
это 
вытекает из 
приведенных цитат, а в том, что общая теория государства и права является по сравнению с историческим материализмом более конкретной ступенью в познании этих 
явлений. 

Поясним это подробнее, прежде всего подчеркнув,что 
«конкретные формы проявления тех или иных явлений» 
и «более конкретная ступень в познании» этих явлений 
при всей словесной сходности отнюдь не тождественные 
понятия. В любом случае общие научные понятия (как 
и вообще абстрактное мышление) основываются на конкретных явлениях реальной действительности и обобщают 
«конкретные формы их проявления», без чего вообще 
нет и быть не может познания этих явлений, а следовательно, и представлений о них. Но степень обобщения 
явлений в понятиях и определениях может быть различной. Она зависит не только от уровня развития соответствующей науки, но и от назначения этих понятий и определений. 

Так, если в науке исторического материализма признаются достаточными наиболее общие понятия и определения 
государственных 
и 
правовых 
явлений 
для 
познания, объяснения и характеристики всеобщих закономерностей общественного развития в целом, то общая 
теория государства и права такими понятиями и определениями ограничиться не может, так как роль этой 
науки состоит помимо всего прочего в обслуживании 

1 
См. Тодор Павлов. 
Избранные Философские произведения 
т. I, стр. 178—179 

7 

отраслевых юридических наук. А это означает, что общая теория государства и права должна не только проникать в 
сущность 
соответствующих 
государственноправовых явлений, но и вскрывать их особенное, специфическое содержание, формы внутренней организации и 
внешнего выражения, условия их функционирования, действия, осуществления и т. д. Таким образом, общая теория государства и права наряду с включением в сферу 
своего предмета всеобщих научных законов 
развития 
государства и права, исследуемых историческим материализмом, вскрывает и формулирует особые, специфические научные законы развития 
государственно-правовых явлений. Именно в этом смысле наука общей теории государства и права является более конкретной ступенью познания 
государственно-правовых 
явлений 
по 
сравнению с историческим материализмом 

Отграничение общей теории государства и права от 
исторического материализма проводится 
не 
только по 
степени конкретности позн-ания, но и по различию аспектов изучения ими государства и права. Объектом изучения исторического материализма являются общие законы возникновения, функционирования и развития общества как целостного социального организма. В этой связи он раскрывает также сущность отдельных частей этой 
целостности, в том числе государства и права. Но сущностью не исчерпывается все богатство содержания явления. Поэтому познание сущности государства и права 
отнюдь не исключает, а, наоборот, предполагает необходимость всестороннего изучения объективных специфических закономерностей развития этих особых, относительно самостоятельных общественных явлений специальными 
науками 2. 
Исторический 
материализм 
изучает 

1 См. также «Марксистско-ленинская общая теория государства и права. Основные институты и понятия». М., 1970, стр. 10. 

2 Б. М. Кедров на совещании по методологическим вопросам 
истории отмечал, что для специальных наук об обществе «характерен прием вычленения из всей суммы общественных отношений 
каких-то определенных их сторон и изучение их... в относительной 
их изоляции от других сторон общества, которые в данной 
связи 
оказываются либо несущественными, либо берутся лишь в той связи, в какой они стоят по отношению к выделенной стороне общественных явлений». Предметами этих наук являются «различные 
«этажи» общественного «здания»: 
экономический 
базис; 
политическая надстройка над этим базисом; более высокие идеологические 
надстройки» («История и социология». М., 1964. стр. 110, 1111 

8 

государственно-правовые явления не для того, чтобы подменять специальные науки о государстве и праве, а для 
того, чтобы, опираясь на данные и выводы этих наук, 
определить место, назначение и роль государственно-правовой части надстройки в общем историческом процессе, 
в развитии общества как единого целостного организма. 

Эти положения не обнаруживают, однако, объективной отграничительной линии между предметами исторического материализма и общей теории государства и права, поскольку указывают на специфику всей системы 
юридических наук, а не специально общей теории государства и права, которая изучает не только содержание 
государствешкнправавых явлений, но, так же как и исторический материализм, их сущность. 

Действительно, общая 
теория 
государства и права 
научает общие закономерности развития государственноправовых явлений, действующих во всех классовых социально-экономических формациях, а также закономерности, выражающие 
взаимоотношения 
государственноправовых явлений со всеми другими сторонами общественной 
жизни. 
Но 
в 
отличие 
от 
исторического 
материализма общая теория государства и права изучает также 
и 
закономерности, 
(существующие внутри 
государственно-правовой 
части надстройки, 
закономерности взаимодействия компонентов ее внутренней системы, структуры, механизма функционирования1 и т. д. 
Этим и определяется особый по сравнению с историческим материализмом аспект исследования государствен
1 Необходимо обратить внимание на то, что форма взаимодействия государства и права с регулируемыми общественными отношениями отличается особенностями, определяемыми специфическими закономерностями 
развития государственно-правовой 
действительности. В нашей литературе неоднократно подчеркивалось, что 
именно эти особенности (а не общественные отношения сами по 
себе) изучаются общей теорией государства и права (см. «Советское трудовое право». Под редакцией Н. Г. Александрова. М., 1949, 
стр. 22; С. Н. Братусь. Теория государства и права, ее предмет 
и место 
среди общественных 
наук.— «Ученые 
записки 
ВИЮН», 
вып. 2. М., 1955, стр. 10—II; О. А. Красавчиков. 
Советская наука 
гражданского права (понятие, предмет, состав и система). — «Ученые труды», т. VI. Свердловск, 1961, стр. 49, 161—169, 173—190; 
его же. Советское гражданское право, т. I. М., 1968, стр. 42; 
В. Н. Кудрявцев. 
Социология, право и криминология. — «Советское 
государство и право», 1969, № 2, стр. 65; П. Е. Недбайло. Введение 
в общую теорию государства и права (Предмет, система и функции науки), стр. 15. 

9 

но-правовых явлений, 
осуществляемый 
общей теорией 
государства и права, обнаруживаются не только закономерности 
их 
взаимодействия 
и функционирования 
в 
системе всего комплекса общественных отношений, но и 
закономерности 
взаимодействия 
и 
функционирования 
между элементами относительно единой системы государственно-правовых отношений и т. д. Поэтому в общей 
теории государства и права закономерные связи государственно-правовых явлений с другими факторами общественной жизни изучаются уже обогащенные познанием их внутренних взаимных отношений. 

Основу этих внутренних взаимоотношений государственно-яр авовых явлений составляет неразрывная, органическая связь между государством и правом не только 
в аспекте 
их 
одновременного 
исторического развития 
(происхождения, 
существования 
и отмирания), но и 
в аспекте их функционированияГосударство, 
будучи политической организацией господствующего класса, 
создает право, которое выражает 
волю этого 
класса. 
Право является средством обязательного проведения в 
жизнь политики господствующего класса, 
организованного в государство. С другой стороны, само государство, 
его устройство, форма правления и режим функционирования нуждаются в юридическом оформлении, в закреплении правовыми нормами определенного 
порядка 
образования, организации, компетенции и форм деятельности государственных органов. При этом государство 
может, конечно, создавать новые, отменять старые, изменять, дополнять или уточнять действующие правовые 
нормы по своему усмотрению. «Но ни одно государство,— как правильно отмечает Г.С.Остроумов, — не может произвольно менять объективно обусловленную систему права, не рискуя серьезно ослабить, 
подорвать 
себя и даже погибнуть. В этом смысле любое государство зависит от права не в меньшей степени, чем право 
от государства»2. 

1 См. подробно об этом: М. А. Аржанов. Государство и право 
в их соотношении. М., 1960; М. С. Строгович. Философия и правоведение. — «Советское государство и право», 1965, № 6; «Марксистско-ленинская общая теория государства и права. Основные институты и понятия». 

2 Г. С. Остроумов. Теория государства и права как политическая наука. — «Советское государство и право», 1968, № 2, стр. 27. 

10