Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Социал-демократия в начале века

Покупка
Основная коллекция
Артикул: 612738.01.99
В книге исследуется история теоретического и политического раскола социал-демократии, связанного, с одной стороны, с переходом многих социал-демократических партий Запада на позиции реформизма, и с появлением, с другoй, новой формы революционного марксистского социализма-ленинизма. Хронологические рамки исследования - конец XIX - начало XX века, они совпадают с историей возникновения и распада Второго Интернационала. Автор развивает идею о том, что история социализма как в начале ХХ века, так и в конце его представляет различные попытки реализации философского проекта нового утверждения качественных ценностей путем преодоления рационализированного мира капитализма, проекта, который Маркс предложил практическому социалистическому движению, надолго определив, таким образом, его философскую парадигму.
Самарская, Е. А. Социал-демократия в начале века : монография / Е. А. Самарская. - Москва : Институт философии РАН, 1994. - 216 с. - ISBN 5-201-01844-0. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/347703 (дата обращения: 26.05.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК 

инcrи1УГ ФИЛОСОФИИ 

Е. А. Самарская 

СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИЯ 

В НАЧАЛЕ ВЕКА 

Москва 
1994 

ББК66.02 
С 17 

С17 

Ответственный редактор 

доктор философских наук КХДелоlC/lров 

Рецензенты: 

доктор философских наук ЕJ1Леmреюw; 

lWIДидат философских наук М.А.А6ра.мов 

СамарсЮUI Е.А. 

Социал-демократия 

- М., 1994. - 215 с. 

в 
начале 
века. 

В книге исследуется ИСТОРИЯ ТСОpc'ПtЧССКОГО и 

ПOllитичсского 
раСКOIIа 
социал-демократии, 

связанного, с одной стороны, с переходом многих 

социал-демократических партий Запада на позиции 

рсформизма, и С ПОJIВJIснисм, С дрyroй, новой формы 

реВOllюционноro 
марксистского 
социализмалснинизма. ХРОНOIIогичсскис рамки исслсдования 
консц XIX начало хх века, они совпадаюr с 

историей 
возникновения 
и 
распада 
Второго 

Интернационала. АвтоР развиваст идсю о том, что 

ИСТОРИЯ социализма как в началс ХХ. века, так И В 

концс CI'O представляст. различныс попытки реализации философского проскта НОВОГО ynlCPЖдсния качсC'ПICННЫХ цснностей nyrcм ПРСОдOllсния рационализированного мира капитализма, проскта, который Маркс 

предложил практнчсскому социалистическому движснию, надOllro определи&, таким оБРазом, CI'O философскую парадигму. 

ISBN 5-201-01844-0 

с> ЕА.Самарская, 1994 

с> ИФРАН, 1994 

Предисловие 

в интересе к истории социализма в ситуации его 

очевидного кризиса автора поддерживает убеждеиие, что 

независимо от того, взята ли она как история государственных образований, или политических движений, 

или как эволюция идей, она составляет неотьемлемый 

фрагмент общей истории девятнадцатого и особенно 

двадцатого веков. И постольку заслуживает пристального анализа, тем более что в советский период эти вопросы освещались крайне тенденциозно, тyr бьшо множество умолчаний, прямых запретов и проч. В полной 

мере это относится к социалистическим теориям, к соотношению различных идейных течений в социализме. 

Достаточно сказать, что на протяжении десятилетий в 

отечественной литературе господствовало мнение о тождестве классического марксизма и ленинизма, последний, несмотря на свои варварские упрощения, вообще 

выдавался за эталон социалистической идеи. Такая 

установка принесла немало вреда не только отечественному обществознанию, но и реальной истории страны 

советского периода. В предлагаемой работе ленинизм 

рассматривается как специфическая форма социализма, 

окончательно· сформировавшаяся в период первой мировой войны и российских революций 1917 г. Одновременно и в значительной степени в борьбе с ленинизмом 

и тоже в противостоянии классическому марксизму 

формировалась тогда западная социал-демократия. сопоставление на теоретическом уровне этих двух основных течений· социалистической мысли хх века (а отчасти и некоторых других), со столь развой и в чем-то 

общей судьбой, автор считал своей освоввой задачей. 

При ее решении неизбежно встал вопрос о самом 
общем философском смысле, какой несет в себе понятие 

социализма. Речь не идет об анализе собственно философских взглядов социалистов начала века, философия, 

как правило, не была в центре их внимания, Бауэр, Богданов, Сорель вот некоторые исключения, Ленин занимался философией по политическим мотивам, то же 
- Каутский, когда ему случалось писать по философии. 
К тому же можно нередко зафиксировать расхождения 

между сознательно исповедуемой тем или иным социалистом философией и общими принципами, лежащими в основе его практической политической деятельности. Так, Ленин был в философии диалектическим 

материалистом, придерживался ПРИНЦИIIОВ марксистско-гегелевской диалектики. Но она ведь была ориентирована Марксом на выражение внутренних противоречий капитализма, борьбы труда и капитала. Между тем 

особенность социалистической стратегии Ленина состояла в при 
влечении на сторону социалистической ревоЛЮЦИИ сил, которые не имели отношения ко всей этой 

имманентной диалектике капитализма, были внешними 

для нее (российское крестьянство, национально-освободительные движения Востока). Налицо несовпадеllие 

философской теории у Ленина и его социалистической 

практики. То же можно сказать о Каутском. Его философские взгляды часто оценивают как экономический 

детерминизм, отмечают равнодушие Каутского к философской теории диалектики. Но в вопросах социалистической стратегии Каутский, когда он еще был ортодоксальным марксистом, вполне диалектичен, диалектикой пронизаны его предсказания неизбежной гибели капитализма, социалистического предназначения пролетариата и др. Следует также добавить, что философские, 

также как политические, экономические решения социалистов чрезвычайно различны, а между тем существует 

нечто, что их объединяет, оправдывает их претензии на 

социалистичность. Эго самые общие принципы соци
4 

алистической мысли и социалистического действия, в 

рамках которых формировались разные течения социализма с присущими им экономическими, политическими, философскими решениями. 

Тщетно бьщо бы отыскать такие принципы чисто 

логическим пугем, сравнивая, сопоставляя социалистические теории, коих великое множество. Решить проблему можно, по-видимому, лишь при историческом 

подходе к ней, а именно зафиксировав основную интенцию социализма в период его возникновения. Корни современного социализма уходят в европейский XIX век, 

когда в противо<..тоянии капитализму складывались угоПИ'lеский 
социализм, 
марксизм, 
анархизм. 

Современная 
отечественная 
публицистика 
трактует 

социализм как царство уньщого равенства, всеобщей 

унификации, как господство посредственности. Это 

естественная 
реакция 
на 
практику 
советского 

социализма, 
которая 
объясняет 
и 
аберрацию 

распространенного у нас в настоящее время восприятия 

капитализма и рыночных отношений в духе общества 

многоликого и многокрасочного. Между тем у истоков 

современного 
социализма 
находится 
самая 
резкая 

критика, вполне подобная той, какую наши нынешние 

демократы 
адресуют 
социаЛизму, 
но 
с 
обратным 

знаком, а именно, критика равенства и унификации, 

которые несуг обществу рынок и демократия, упреки в 

том, что демократия ведет к диктатуре посредственности 

и т.д. Исторически это вполне объяснимо: капитализм в 
XVIII, XIX 
веках 
шел па смену многообразному 

сословному обществу и п~тому поражал воображение 

современников 
своей 
тенденцией 
к 
социальной 

нивелировке. 

В самом общем виде критика рынка в социалистической традиции (Прудон, Маркс, Сорель, Лукач и др.) 

сводится к указанию на то, что производство И потребление оказываются подчинены абстракциям (законам 

меновой стоимости, прибьщи), которые кaжyrся ото
5 

рванными от качественных ценностей (от потребительной стоимости товаров, качественного разнообразия 

труда, стало 'быть, от реального потребления и реального 

труда). И между тем любой труд и его продукт вынуждены постоянно соотноситься с этими абстрактными 

нормами и получать от них право на существование. 

ПроизвоДство и потребление в таком случае не связаны 

друг с другом непосредственно, а только через мир абстракций (меновой стоимости, прибьmи). Это обстоятельство сильно поражает людей, которые сравнивают 

рыночное хозяйство с натуральным. Сорель выразил это 

чувство следующим образом: "Все растворяется от прикосновения к рынку, всеобщность меновых сделок заставляет в конце концов видеть лишь атомы производства и обмена"1. Он сравнивал в этом отношении рынок 

с парламентом: подобно тому как в последнем конкретные мнения исчезают в "безличной общей воле", так 

различные товары идентифицируются соответственно 

абстрактной меновой стоимости. 

Демократические абстракции критиковали и Маркс, 

и Прудон, и Сорель, и Ленин. Маркс уже в 1843 г. в 

статье "К еврейскому вопросу" критиковал демократию 

(обозначая ее термином "политическое государство") за 

то, что она, по его мнению, олицетВОРЯJ(а сферу абстрактных "всеобщих интересов", отчуждеllНЫХ от действительной, "земной" жизни' и потому "иллюзорных". 

Провозглашенные буржуазными конституциями "права 

человека" тоже казались ему абстрактными, несоответствующими реальным отношениям людей в буржуазном обществе. При всем том Маркс, может быть, первый из социалистов Обратил внимание на позитивное 

значение, которое демократия M~eт иметь ДJIJI социализма, хотя его оценка демократии чересчур прагматична. 

1 Сориь Ж. Введение в иэучение совремеииOl"O xo:uAcтвa. М., 
1908. с.18. 

6 

Прудон, Сорель критиковали парламент как царство 

абстракции, безликости. О.Бауэр считал представнтельную демократию системой политического "атомизма", в 

которой каждый конкретный человек сведен к усредненному статусу избирателя. Но хочется заметить, что подобные оценки демократии преувеличены. Конечно, все 

избиратели в демократической системе равны друг 

другу и этим как бы усреднены, и парламент ориентирован на выражение "общей ·воли" и т.д. Но все же "общая 

воля" не только абстракция, она предстаWIЯет и определенное качество - общую волю в такой-то период времени, в опреДfЛенной исторической ситуации. Она 

имеет свою динамику, т.к. определяющее ее большинство подвижно и изменчиво, решения парламента вырабатываются не только посредством аналитических процедур, но содержат и момент творческого синтеза, достигнутого посредством компромисса мнений групп, 

вошедших D парламентское большинство .. Многие понимают "общую волю" наподобие Каутского, который 

видел в ней арифметически исчисляемую и статичную 

волю монолитного большинства. Но Бернштейн, например, отмечал динамику "общей воли", что он связывал с динамикой демократического большинства. 

Преувеличения социалистов в этом вопросе продиктованы их стремлением дать в социализме антитезу 

демократии, 
противопоставив его 
как цивилизацию 

"качества" демократическим и рыночным абстракциям. 

Разными путями, если сопостаWIЯТЬ марксистов и анархистов, социалисты стремятся к ОДIIОЙ цели взамен 

рыночного хозяйства утвердить качествеllНое производство, взамен демократичесКих абстракций непосредственную волю людей. Возражения, что реальный социализм не бьш миром "качественных" ценностей, а царством экономических и политических абстракций, не 

меllЯЮТ дела. Во-первых, речь идет о философии социализма, а не о его практике. Во-вторых, хотя и чудовищным образом, но реальный социализм подтвердил ин
7 

тенцию к качеству, содержавшуюся в его философском 

проекте, продемонстрировал приоритет "качества" перед 

"абстракцией", например, непосредственной воли перед 

обезличенной "общей волей", но эта непосредственная 

воля расшифровывается как воля диктатора, приоритет 

"качества" обернулся экономическим и политическим 

произволом. Место рациональности (в формах рынка и 

демократии) заняла рационализация иррационального, 

т.е. высшей воли диктатора. 
Но будем держаться уровня теории и постараемся 

увидеть, в чем проявилась на этом уровне интенция социализма к качеству. Во многих социалистических теориях поначалу бросается в глаза совсем противоположная интенция к равенству гораздо более глубокому, 

чем то, которое устанавливают рынок и демократия. В 

марксистской традиции такой ход мысли выражен в 

противопоставлении 
"действительного", 
·подлинного· 

равенства лишь формальному буржуазному равенству. 

Однако всякое равенство формально, как это прекрасно 

объяснил Маркс в "Критике Готской про граммы· , так 

как состоит в применении одинаковой меры к неравным 

по существу людям. Тут безразлично, идет ли речь об 

уравнивании товаров на рынке посредством сведения их 

ценности к меновой стоимости, или о равенстве людей, 

поставленных в одинаковую ситуацию продавцов своей 

рабочей силы государству монополисту. Это доказала. 

советская система, в которой бьmа создана удушающая 

атмосфера политического, экономического, идеологического формализма, господства стандартов, с которыми 

человек должен был сообразовываться. в 
реальной 

жизни. Так что выражение "действительное равенство" (в 

противовес формальному) или заключает в себе вопиющую несообразность, или содержит указание на нечто 

иное, чем равенство. Действительно, наряду с перспективой установления равенства более полного, чем то, которое реализуется в условиях рынка и демократии, социалистическая идея скрывает еще одну, не всегда от
8 

четливо ;выражаемую ее адеrrrами. 'Ее. ясно 'сформулиро'вал Маркс 'в той же ~Критике Готской проrpаммы", когда 

заяВИЛ,Ч!fО 'поскольку люди неравны, топодлинноера,венство может ·состоять лишь 'В ОТcyI'ствии всякой ,рав'ной меры в отноте}IИИ 'к нимивnpименении 1Iеравной 

'Меры. Это яркий цротест 'против формализующего дейс!Гвия :равенст·ва, защита црава индивидов 'на различие. 

'IГ\ОТже пафос защиты .Ю1честваобнаруживают 'социалиСТЫ, !когдаоо;и хастаиваЮIf 'На \нриоритe:rе потребпre:m.\нОЙ 'стоимости 11 {)'f'RМI!IeRИИ меновой, 1Сосдавыступаюr 

па ;стороне "Ю1чествeJПI0'Ю" 'щюиэ.водства против унпфи:ци,рующero влия;ния :PЬiIIR'Кa :и !f'.д. Идея ~''lествеИ'НОСТИ" 

ОЩ)()J{3IВOДСТва Х<чJ3'КТqжа 'ОСобенно дляawархистов, эта 

!Гема раэ.веркут.а 'Оудес lПIlЖe 8 параграфе о С-ореле. НаК&вец, 11 1'l0JJm'И'l00l40Й фре IЮзиция приоритета Ю1чеcma, иепосредсnemюй 80JIИ OOOIИ1'R'le<ЖИXcyбъekтов 

8Ыp3ЖeRa В0трица8'ИR npe,цст.авитеиьио'Й ДeblOlq>а'nlИ и 
• защите прямой, IC3IC<МWI является феноменом Дaлet{О 

не однозиrrным, ВОПpeICII мнению наших C01lpeMeRHЫX 

ее tcpRТИm8, cr.авищих знак равенства между нею и охmжpaтией. 8 результате получаетеJl, что Iq>ynные блоки 

ооциuистических. верований кореиJlТСJl 11 позиции b'le
ства. 
Но каков же в таком случае. CMЫ<:Jr заявлейий coЦRМИСТОВ о стремлении к равенству более гяубокому И 

полному, чем то, которое обеспечивало uассическое 

буржуазное 
общество? 
Лишь O'NacтH 
социалисты 

обычно озабочены поиском такого равенства, наряду же 

с этим и гораздо сильнее у НИХ выражено стремление 

установить протекторат общества в отношении к трупу. 

Социализм XIX и первой половины хх веков - это позиция пристрастия, ИСkЛючительных прав труда (и 

главным образом физического труда), что предполагается формулами освобождения труда от эксплуатации. 

Порой это стремление к ИСkЛючительностн придаВ3Л9 

социализму особый оттенок аристократизма (например, 

у Сореля). В некоторых социалистическнх теориях не
9 

ключительные притязания труда возводятся в закон для 

всего общества, в других они постепенно умеряются и 

находят законное место в ряду притязаний разных социальных групп. Первое бьшо характерно для ленинизма, по второму пути uша в ХХ веке западная социалдемократия. Но интенция к качеству, присутствующая в 

социалистической идее, создает возможность ее модификаций, отличных от реализовавшейся в XIX, ХХ веках ориентировки социализма на права труда. 

Качество вот, пожалуй, самый общий принцип, 

заключенный в социалистической идее, его так или 

иначе развивали социалисты разных направлений, его 

последствия видны в их экономических, политических, 

философских системах. Но качество это особого рода, 
0110 не тождественно непосредствеlIНОЙ данности, оно 

ставит себя выше и этой данности, и формального единства, равенства, абстрактно-всеобщего, оно хочет быть 

синтезом конкретного и общего, реституцией качества 

на уровне всеобщего, ·конкретноЙ абстракцией·, если 

воспользоваться выражением Маркса. Эrот внутренне 

присущий социалистическому действию философский 

принцип перерастает в развернутые философские системы социалистов, которые в большинстве своем в 
XIX, ХХ веках тяготели к диалектике марксистско-гегелевского типа со свойственными ей претензиями диалектического разума стать выше рассудочности, с ее 

миром ·конкретных абстракций". Но не только, бьши и 

другие попытки выразить философски социалистический идеал качества, ВОIШощенного во всеобщем, например, использовав бергсоновское понятие интуиции, как 

это сделал Сорель. Во всех случаях философские решения социалистов содержали отказ от принципов рационализма, что находилось в прямом соответствии с социалистическим неприятием таких рационализированных форм общественного бытия, каковы рынок и демократия. 

10