Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Исторические типы рациональности. Т.2

Покупка
Основная коллекция
Артикул: 612730.01.99
Исторические типы рациональности. Т.2./0тв. ред. П.П. Гайденко. - М., 1996. - 349 с. -ISBN 5-201-01895-5. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/348735 (дата обращения: 23.07.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
Российская Академия Наук 

Институг философии 

ИСТОРИЧЕСКИЕ ТИПЫ 

РАЦИОНАЛЬНОСТИ 

ТОМ 2 

MOCICВ8 

1996 

Б"К 15.1 
И96 

И-90 

PЦlC8.lLW1l8 

IIXIIДj:MНX В. С. Степин. 

допора фНIIОС. наук: п.П.ГаЙденко 

В.А.ЛекторскиЙ 

0nIeТe'nМННUI pцaкrop lIТ8PtII"8 ..
допор фИIIОС. наук: П.п.Гаiiденко 

Исторические ТНПLI рациональности Т.1./0творед. 

п.п.гайдевко. М., 1996. 348е. 

в предласаемоА работе проблема научной рациОНlUJЬнOCJИ рве. 

cuaтpнa&eТCII а нcroричесхом кпепе. Aaтopc:JcиA .. ОJШeJIImUI попыT8JJI."JI не тош. .. о UCМЫCIIИТIo caNO 110НП1tе рациОНlUJЬнOC11I теоретнчеCJ:И, но 1. раасрыть спосоБЫ пocrpоеНК8 рациОНIUJЬНЫХ Mo~A 
.цdicrв:rreш чocrи на "OНlCpe'I1l0M ИCI'Opuо--научном н исторнхo-tиJlОСОфскОМ матери8JJO. дп8 поннм8ИН8 этих модшеА npeдD8l"aeI'C8 

pexOНClpYJCЦIЦ историчес:хоro XORтeJl:CJ1I, а "отор.,м они фор,,"ироаалип. а IIRI1I'IНOCJИ, 8 Средние _., 8 Новое И ноаейшее арем., посколь .. у mп 
рациОНIUJЬНOI.'ТИ всегда 8JC.111O~И а '1)' CUЫCllоаую cency чеJJО8е'КiCJ[ОЙ дeпenънOCJИ н ХУЛЬ'I)'Pноit тр8ДИЦИн, ItОТОР" опpeдcucm:. прежде всего cнcreM,)iI цеииостей, L·ОСПО.ЦCПIующе/i а '1)' или ~ 

эпоху МИРОllоА истории. О::uбое 8НЮ1аRнe а .. инге yдeneHO переломным периодам а рllЗВII'I1II' иаухи научным реliоJDOЦИ8М, в IЩlte 

К010Рьи npоисхо,tUП трасф(IJIМaциI ИСТОРИЧCCJCого mпа рauиoнаш.НOCJИ. 

ISBN 5-201-0189S-5 
о ИФРАН, 1996 

Светлой 1ULtIJInШ 

Игоря Серафимовича Алексеева 

посвящается 

ВВЕДЕНИЕ 

ПРОБЛЕМАРАЦИОНАЛЪНОСТИ 

НА ИСХОДЕ хх ВЕКА 

" ... Рациональность выmecНU/la разу ...... " 

(г.ШнедeJIьбах) 

В последние ДССlП1lЛетиll философы, социологи, иауковеды все 

аJCТИВнее обсуждают проблему рациональности; в философlПl 

науки она стала одной из самых актуальных. Как пишет немецкий 

философ В.Цнммерли, "oclloBHall и ключеваJl проблема, вокруг которой движется КОlпинеJП8ЛЪно-европейскаJl философИJI наших 

днсй, - это тема раЦИОН8ЛЪNОСТИ н ее границ" [1. S. 327]. Тема эта, 

впрочем, не менее ЖИJ!О обсуждаетСJl н вне кокrинеJП8ЛЪНОЙ 

Европы, в аНГЛО-RчерикаIlСКОЙ литературе [2]; рид mпepecных работ ПОСВJlЩеll ей 11 у нас [3]. 

Чем же вызван в конце нашего века такой глубоКIIЙ mпepсс к 

проблеме рациоцальноCТII? С самого начала надо сказать, что вопрос о природе рациональности - не чисто теорепlЧескlIЙ, но прежде всего Жll3неlПlо-практнчсский вопрос. Индустриальная цивилизаЦИJl это цивилизация рациональнаll, ключевую роль в ней 

игра:r наука, стимулирующая раЗВJпие новых технологий. И актуальность проблемы рациональности вызвана возрастающим беспокойством о судьбе современной ЩIВИJПlзации в целом, не ГОВОРJl 

уж U дальнейших псрспсктивгх раЗВJmlJl науки и техники. 

КРll3исы, порождеlПlые теХIIОТРОННОЙ цившшзацией, и прежде 
BCt:I'O экологический - вот ЧТО в конечном счете СТОИТ за сегодняшним столь IШlрОКИМ юперссом К проблеме раЦJlональноqи. 

Не ТОЛЬКО сегодня, но и в первой половине века проблема рационалыoстии бьmа предметом рассмотрения МIIОПIХ философов: 

А.Бергсона, Э.Гуссерля, М.Вебера, м.хаЙДеггера, к.Ясперса и др. 

Во многом JIМCНlIO эти мыслители опредeJПmи тот угол зреиия, под 

KoTopым проблсма рациональноCТII обсуждается и сегодня, а имснно как формообраlУЮЩИЙ принцип жизнt':НIIОГО мира и деятельHOCТII человека, опредeлJlЮЩИЙ его отиошеЮlе к природе и себе подобным. 

4 

Однако сегодняшнее оБСУЖДСIШС вопроса о раниоllалыIсти 

имеет свою специфику; оно смсстилось в сферу собствснно фШJOсофИН науки, чго не МО: ло не внестн новых ваЖIIЫХ акцеlffОВ в характер и способы обсуждения этой проблемы. И в начале века, 11 в 

30-е - 40-е годы наУ1Са выступала как образец рациошiт,ности. 

Сегодня же, напротив, ОДJШ из немецких философов науки, Ганс 

Леик, заявляет: "ВерОJlТIIО, свропейской ошибкой было установление cmlШКОМ тесной связи рационаm,1I0ГО и рацноналъности с наукой европейского пронсхожд(;ния ... " [4. S. 12]. Согласно Ленку, европейская наука Ifе есть ПРОТОПfп рационаЛЪНОСПI как таковой, 

рациональность и научность - нс ОД1l0 И то же. 

Наиболее нспримиримым J.l>ИПIКОМ науки и вообщс рационального подхода к миру ока1ЯЛСЯ философ и историк науки 

fI.ФсЙсраБСIIД, объявивший сциентизм "рациофашизмом", а "lIездо 

ровый ат,япс lIaYКH и раЩlOналнзма" НСТОЧlnПCОМ "импсрнаШIСПIЧССКОГО ШОВШlНзма lIаукн" [5. S. 15, 406]. "Orдслснис rocv
дарС'ша от церкви, - пишет Феiiсрабенд, - должно бьrrь допотlСIIО 

отделенисм государства от науки - этого lIаиболее современного, 

lIаиболее агрессивного и наиболее догыаl1lЧССКОГО РСШIПlO111ОГО 

инстшуга. Такое ОТДСЛСlIне - наш еДJШCТnСlIIlЫЙ шанс ДОСПIЧЬ того 

гумаllизма, lIа который мы способны, но которого никогда не 

дс-;тш'али" [6. С. 450]. 

Каким образом в фtmософии науки ПОСЛСJЩСГn периода могло 

СЛОЖИТl,ся столь критическое 0111ОШСШIС - у IIСКОТС1;ЫХ - к рационалыoс'шш вообще, у большиш;rnа - к наУЧIIОЙ ранноllалыIсти?? 

Псрссмотр ПОЮfI'ШI рациональности в фЮlOсофии науки lIачался примерllО с 60-х :-одов lIашего века, когда складывался так 

называсмый ПОСТПОЗimlВИЗМ, '1редставлеНIIЫЙ хорошо известными 

имснами Т.Куна, И.Jlaкатоша, С.Тулмнна, Дж.Агасси, М.Вартофского, уже упомянутого П.ФсЙерьбенда и др В отличие от IIСОПОЗИПШlIзма, это нзпраВЛСН'lе СТР~МИЛОСЬ создать исторш(о-мстодоЛОПIЧССКУJO ~tOдсm. науки и преДЛОЖJmо ряд ваРАаllТОВ такой модетl. Вот тут философии науки и ПРИIШIОСЬ столкнуться С проблемой исторического характера рационалыIс1j.f,, обчаружившсй 

ряд Ч}УДJlостей, справиться с которыми оказалось непросто. 

Для понимания всей значимости вопрос;} об историчности рtlзума бросим бегль/й Вll'ЛЯД 113 философскую предысторшu "'Того 

вопроса. Естl в философЮl науки в узком смысл~ слова проблема 

историчности разума встала по-настоящему lП1ШЬ в последний период, то в БО.fIее широкой фИлософской тра;nщии эта тема В,IЗlIИКШI В конце XVIII в. До тех пор разум рассма11Jивался как нечто 

5 

внеисторическое, тождествеШlOе себе, как важнейшая характеристика человека как тгкового. Рационализм XVH - первой половины XVJII вв. исходил нз убеждеJШЯ, что разум мыслит бытие и что 

в этvм И состоит его подmnшая сущность, гаранrnрующая объекпшность, необходимость научного знания. Согласно этому предста вленшо , пршщипы рационального высказывания должны сохранять свое щачение в moбую эпоху, в moбом культурно :iСТОРИческом регионе. Изменчивость и вариабелЬность - признак заблуждения, ВОЗШlКающего в силу субъективных привнесеШIЙ ("JЩОЛОВ", 
юш "!1ризраков", как их назьwа;у Ф.Бэкон), заМУЛIЯЮЩИХ чистоту 

истишlOГО заашlЯ. Даже Кант, в конце XVIII века отверпIYВШИЙ 

онтологическое обосноваlше знания и показавший, что не структура познаваемой субстанции, а структура познающего субъекта 

определяет характер познания и предмет знашlЯ, тем не менее сохранил незыблемым представление овнеистерическом xapasктepe 

разума. 
И только в ХIХ веке этот тезис бьш поставлен под сомнение, с 

оrolOй стороны, ФраIlЦУЗСКJ~ . .t: позипmизмом (Сен-Симон, Koкr: закон трех стаJU{Й познаН.iЯ и общественного раЗВИПIЯ), а с другой 
послекантовским земецю·!м идеализмом. Немецкий идеализм, особешlO в шще Гегеля, предложил рассматривать субъект познаНИJ( 

ИСТОРИЧl.X:ки: внеисторический трансцендентальный субъект Канта 

предстал как ИСТОрl1Я раЗВllваIOщегося человечества. В результате 

бьmа снята жесткая прежде ДJIХОТОМИЯ научн:ого иненаучиого, 

ложного и истинного знаlШЯ; появилось поняrnе относительно исТИШlOго, истинного для своего времени; истина, таким образом, 

приuбрела новое для нее определею.е, стала историчной. Правда, в 

учении Конта, так же как и Гегеля, рeляrnвюацич истины иосила 

ограниченный характег: оба философа СХОlЩЛИсь в том, ЧТО в совремеюl)'Ю им эпоху ргзум пришел к созданию иcrnнной науки: у 

Кон,;а это· позкrивные науки, у Гегеля - философия, которая в его 

лице приuша, паконец, к поcrnжеlПlЮ АБСОJll('та. Немецкий идеализм создал сноео5разную новую окrолопlЮ субъекта; вставшую 

на мест.:> окrологин субстанции, или, ииаче говоря, онтолоГlIЮ истории вместо ОНТ()JIОГИИ природы. 

Во ВТОРОЙ половине XIX века, а оеобенио на рубеже XIX
ХХ 
веков, прннцип историзма' разума продолжал развиваThСЯ и 

углубляться: прежде всего в рамках марксистского матqJиаШlЗма, а 

затем - у неогеге;lЬ;пщев и в историчесКОЙ illКоле и параJDIельно - в 

неокантианстве и философии жизни. Хотя теоретические позИЦJIИ 

названных философских школ были разными, тем не менее общим 

6 

у JШХ бьш отказ от убеждешIЯ В ВОЗМОЖНОCПI ДОCnIf1IYТЬ абсоJПOТного знаJШЯ и признаиие исторической отиос!·rrельиоCПI всех форм 

человеческого разума. Фш!Ософская мысль первой трети хх 
века 

cтpeMlDJacb создать историческую тиnолоrmo знашIЯ, понятую как 

пшология культур. 

Тем не менее существовала область знания, в которой исторический подход 1с рациональности не бьщ принят вплоть до начала 
хх 
века: такой областью бьшо естествознаlше, - и соотвстствеЮIО 

фfШОСОфJIЯ естесТВОЗН81ШЯ. Первую брешь здесь пробfша научная 

реВОШОЦJIЯ начала века: возникновеШJе неклассической физики, 

пысветившее по-новому проблему рациональности В науке, тем более, что сознзиие ученых и фfШОСОфОВ уже бьшо подготовлено к 

переосмыслешпо этой проблемы целыII рядом дрynlХ собыпlЙ: 

k1ШЗИСОМ оснований математики, открыгием фаIJа множественности погических систем, учением психоаааШlза о подсознатCJJЪНОМ 

и его ПШIЯШШ на сознание, присталыIмM mпересом к неевропейским l(уль'::урам 11 т.д. 

Среди тех, кто пыrался взглянyrь lIа раЗВlrrие самого естествознания в ПОНЯТIIЯХ историзма, бьш, в частности, Р.Коллингвуд, 

настаивавший на культурно-исторической обусловленности самого 

разума. Тем не менее IIсторнчесюlЙ подход к ПОШlМашпо рациоlIалыюсти в науке не ПОЛУЧJШ lJШРОКОГО распространения вплоть 

до конца 50-х - начала 60-х годов. Обостренное внимаШlе историков н фшюсофО8 науки к научным революциям, меняющим сами 

крнтерии рационального знания, 11 В этом смысле напоминающнм, 

согласно КОlщеПЦШI T.Kytlp., 
что-то проде "перекшочешIЯ гешт-альта", привело к установлению 1U/юралuз.ма исторически смеI/ЯIОЩИХ щ)уг друга форм раЦИОllальности. Вместо одного разума 

ВОЗIШКЛО много mиI1О6 рацuоналы/Осmu. В результате БЬVJа по\,·тавлена под вопрос всеобщность и необходимость научного знашlЯ. 

Скептицизм и релятивизм, столь характерный для исторшщзма в 

фи.iIОСОфии, распрострашшся теперь и на естествознание. 

В результате ОДНII фJШОСОфы, подобно Фейерабенду, склонны 

ограl;(lЧlIва'IЬ и снижать рOJJЪ и значение рационального начала 

как в науке, raK и в человеческой жизнедеятельности в целом. 

Другие, стремясь все-таки сохраНIIТЬ извecтнytO инвариантность 

норм }f I1рав~m разума, пытаюrся сделать это nyrсм снятия отождеСТnJJСННЯ рациональности как таковой с научной рациональНОС1ЪЮ. Такую ПОЗИЦJпо занял, Н:IПРНМер, немецкий философ науки 

К.ХlOбнер. В отличие от теоретико-познавательного анархизма 

Фсiiерабснда, Хюбнер признает опредеJlснные правила и стан
7 

дярты рациональности, которые, однако, не ограничнваЮТСJl наукоН и - при весН нх 01llOсите.flЫЮЙ устойчивости - обусловлены в 

консчном счетс исторической традицисЙ. В работе "Критика науч1101"0 разума" (1978) Хюбнср пытается доказать, что те формы сознания, которые обычно пропmопоставлялись науке как иррационаЛЫIЫС - напримt:р, миф, - в дсйствlrrелыlсти имсют свою рациоIlallLIIOCТЬ, которая оБУСЛОВ]J~на специфическим, отличным от наУЧIJОГО, ПОН>lrJlСМ опьrrа [7. S. 424). Рассмотрешпо мифологического 

СОЗIJ8НЮ( и характерного для него типа рациональности Хюбнер 

ПОСВЯПШ спсциальную работу "Истина мифа" [8). Согласно точке 

зрсния Хюбнсра, научная рациональность ш.rеет свою гр8ШЩУ в 

исторически КОIIПIIIГСIIТНЫХ положеl'i-IЯХ исры. 

ВВСДЯ nplllЩПП историчности В качестве ключевого Д1lJI 8наl1ИЗ8 научного знания, его СМ~НЯIощихся форм, фИЛОСОфИJl науки 

наших дней I:~посрсдственно BLIUVIa к 1\;М проблемам, которые на 

ПрОТIIжснии последнего вска бьvm домсном гуманитарных наук, 

ИJIIi, I-:ак их lIазывал D.ДильтеЙ, нау;( о духе. ОбраПIМ внимание lIа 

характерную логику развертьшаНИJl идей: у и~оков ПОС1110ЗИТИвизма стоит работа Т.Куна "Структура научных ревоmоций", написанная не без с}щесТ8СIllIOГО ВЩIJlIIИJI исторической герменеоПIКИ р.кОЛЩlНгвуда; и вот сегодня, на ПОСЛСДlfСМ, З3КЛЮЧIIТСЛЪНОМ 

этапе Р':ЗВIIТНЯ постпозитшшзма, щ>угой фlUJОСОф науки, В.Цимwсрли, подытоживаст: ГСРМСНСВlllКа - вот путь мышления ДIlJI Европы. Именно гермсневпlК<&, по мысли Циммсрли, должна выступить 

в качестве всеобщс~i науки - sckntia universalis - и занять то место, 

которое некогда ПРИН8длежало метафизике. Только 118 
почве 

герменевтики, согласно ЦиммерJlИ, возможно расширение сферы 

рациональности, перед неоБХОДlIМОСТЬЮ которого стоит сеГОJUfЯ 

философш. 

~азалось бы, МОЖНО ТОЛLКО радоваться, если чсловеческое 

знание обретет, наконец, eДHHCrвo, которого оно бьUJО лишено Н8 

ПРОТJlженни Д1U1тельного пернода, с тех пор как оказаШIСЬ радикально 
РВЗДСJJенными CC'(ecTlicHHLIe 
и 
гуманитарные 
науки. 

ВОЗИJlКзеr, однако, новый ВОnPО<,,: и СЮJНХ ли герменевтика спрnвmъея с ролью "всеобщей науки", которая ей сегодня - с разных 

сторон - предлагается? 

ИЗ)"itние науки 8 системе культуры, анаJШЗ раlВИПUI науки 

как элемента истории КУJIьг,1JЫ - это, в сущности, и есть рассмот~lIие знания с тоЧiШ зрения герменевтики. И хотя тахое изучение 

уже дало свои результаты' однако, на мой взгляд, назрела IIсобхоДИМОСTh сделать следующий ша!' Ii ашuшзе как оснований наУЧНОI-О 

8 

знаЮlЯ, так и самой культуры. Об этой необходимости, видимо, 

свидетельствует и обостреЮlOе внимани.; в наши дни к проблеме 

рациональности, инеудовлетворенность. cmппком уж далеко зашедшей релятивизацией и "пmoрализацией" "ИCППI науки", и, наконец, невозможностью ПОJШостью объяснип. науку и ее предмет 
природу из культуры, а тем самым преодолеть дуализм этих двух 

сфер. И поэтому JI еще раз повторю свой вопрос: может зи герменевтика служить фундаментом всего человеческого знания, в силах 

ли она стать нозой онтолоmей? 

Ответ на этот вопрос требует еще одного исторического экскурса, а именно в эпоху стаповлешlЯ экспериментально-математического естествознания - в XYII-XYIII ВВ., когда, собственно, и 

формировалось то понИм:аlше рациональности, которое сохраняет 

во многом свое значенне по сей день. Хорошо известно, что в тот 

период фундаментальноЧ наукой о природе стала механика, творцы которой изmали из научного обихода понятие цели. "Весь род 

тех ПРНЧlm, которые обr.lICНовенно устаsавливают через указание 

цеJШ, неприменим к физическим и естествеШIЫМ вещам", - писал 

Декарт [s. 
С.374].· "Природа не действует по цели", вторит 

Декарту Сrnmоза [10. с. 522]. То же самое мы читаем у Ф.Бэкона: 

"Физика - это наука, исследующая действующую причину и материю, метафизика - это наука о форме и конечной причине" [11. 

с. 220]. Как рационалисты, так и эмпирики этого периода разделяют общее убеждение в том, что задача естествешIыx наук - устанавmшать систему действующих, а не целевых причин. Однако не 

следует забывать о том, что в эпоху рождеШIЯ механики целевая 

причина не была элиминирована совсем, она сохрашшась как 

предмет метафизики, изучающей не движеШlе тел, как механика, а 

природу духа и дyIШI. "Душа, - писал Лейбmщ Кларку, - действует. 

свободно, следуя правилам целевых причин, тело же - механически, 

следуя законам действующих причин" [12. с. 492]. 

ТШI рационаЛЬНОС'Гd, СЛОЖИВШИЙСJl в ХУН 
В., невозможно реконструировать, не ПРИIIИМаJl во ВШlМаЮfе как естествознание, так 

и метафизику этого периода, ибо mппъ вместе взятые, они дают 

смысловой ГОРИЗОlrr формировавшегоCJI способа мышлеШlЯ. Из 

природi;1 бьmо полностью устранено и отнесено к сфере духа то, 

что полагает предел мехашlЧССКОМУ движешпо, не знающему 

''предела'', "кошta", "цели", - это, собственно, и нашло свое выражение в '8коне инерции - фунда.'IIеJПaJIЪНОМ прНlЩШlе мехаlnПCИ. И 

только в эпоху ПросвещCIIНJI, когда началась репurreльнаJl критика 

метафизики со стороны таких учеllЫX и философов, как Эйлер, 

9 

Мопер1Юи, Кем, Ламетри, Даламбер, Гольбах и др., бьша сделана 

ПОПЫТJ(а перевести всю систему человеческого знаНШI на язык естественнонаучных понятий, Т.е. устрашпь поюrrие цели вообще, даже из человеческой деятельности. Отсюда, кстати, и росло стремлеlDIе понять человека как ПОJDIОСТЬЮ детерМЮПlpованного внеппm:ми обстоятельствами, средой, Т.е. - вообще говоря - цепочкой действующих npИЧШI. На месте философии нравственности ПОllВилась 

"философия обстоятельств" как npоекция механики на науки о че-· 

ловске. 

В кошхе XVIII века н8лJщо реакция на такое ПОlDlМаlDlе рациональности: Кант увидел в м\::хаЮlСТИЧеском подходе к человеку 

угрозу нравственности и свободе и поnьrгaлся спасти rюследшою, 

разделив сферы теоретического и rlРактического применении разума, Т.е. науку и нравственность. В науке понятию цели, по Канту, 

нет места, тогда как в мире свободы она есть первейшая из категорий: человек как нравственное существо, полагающее начало новых npИЧИНlГ..IХ рядов, - это, ПО Канту, есть цель сама по себе. 

С конца XVПI века, мы видим, на место дуализма физики JI 

метафизИ1СИ встает дуализм науки и ЭТИКИ, мнра npироДbl и мира 

свободы, перерастающий в XIX веке в уже хорошо нам известный 

дуа..'IИ3М наук о природе и наук о культуре. В неокантианстве БыJDI 

противопоставлены друг другу мир сущего и мир должного - в первом царят законы необходимости, изучаемые наукой, второй конСТИТ)'Щ:' уется с помощью ценностей, выступающих как цели человеческои деятельности. В историзме и вырастающей из него философской герменевтике, развитие которой связано с работами 

В.ДJLЧЬТСЯ, а позДl.~ - с феноменологической школой, этот же дуа.1nfЗМ выражается iI противопостаълеНИII метода объяснеюlЯ в естествознашm методу понимаШD1.В ryманитарных Hayt<ax. ОбъяснеlDlt: 

ПО-пр'ежнему ИСlCЛЮчает понятие цели, прmщип целесообразности, 

тогдв'IСак понимание базируется как раз на этом ПРИlЩИПе. 

Сфера целесообразного в указаЮlЫХ философских течеШlЯХ 

перемещается IC суб~кту, IC человеческой деятельности и ее объективацияы - куш,туре, истории. На этой почве, в сущности, стоит и 

совре~lенная герменевтика, несмотря Щi стремление таких ее представителей, как r.l'sдaMep, преод"леть этот застарелый дуализм. В 

рамках герменеВПIКИ мир природы лишен подmrnной ЖИЗЮI, лишен целесообрззно-смыслового начала. Герменевтика нревращает 

историзм Дильтея в своего рода оитолоГJПO истории, 8 которой на 

место прнроды встают исторически смеНЯЮЩJlеся ее образы как 

прое:кции вовне определенных культурно-исторических "смыCJlOВ". 

10