Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Проблемы общей теории права и государства: В 3 т. Т. 2. Философия права

Покупка
Основная коллекция
Артикул: 612729.01.99
В учебнике излагается новое понимание общей теории права и государства, состоящей из трех основных и взаимосвязанных направлений (частей): социология права, философия права и правовое государство. В отличие от первого тома, в котором рассмотрены проблемы социологии права, права в его онтологическом аспекте, второй том посвящен гносеологическим проблемам права. В нем рассмотрены соотношения и взаимодействие философии и философии права, проблемы отражения и опережающего отражения, исторического и логического, абстрактного и конкретного, явления и сущности, формы и содержания, права и других философско-правовых категорий диалектики, а также обще- и частно-научные методы исследования правовых явлений и процессов, конкретно-правовые и сравнительно-правовые исследования. В заключении анализируются проблемы методологии теоретико-правовых исследований и их практической реализации. Учебник рассчитан на студентов юридических и обществоведческих вузов, аспирантов и преподавателей, а также всех тех, кто интересуется проблемами общей теории права и государства.
Керимов, Д. А. Проблемы общей теории права и государства. В 3 т. Т. 2: Философия права : учебник / Д. А. Керимов. - Москва : Современный гуманитарный университет, 2002. - 272 с. - ISBN 5-8323-0083-1. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/347645 (дата обращения: 15.07.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
Современный гуманитарный университет 

Д.А. Керимов 

член-корреспондент РАН 

ПРОБЛЕМЫ 
ОБЩЕЙ ТЕОРИИ 
ПРАВА И ГОСУДАРСТВА 

Том 2 
Философия права 

Москва, 2002 

Сведения об авторе. 

Керимов Джангир Аббасович. 

Доктор юридических наук, профессор, членкорреспондент Российской Академии наук, академик 
Академии наук Азербайджана, Сербской Академии наук и 
искусств, Финской Академии наук и литературы, Академии 
социальных наук РФ, Академии политических наук РФ, 
Черногорской Академии наук и художеств, Международной 
Академии информатики, Международной Академии 
информатизации и технологий, почетный проректор 
Гонконгского института международного права и 
экономики. 

Лауреат государственной премии. Научные труды 
посвящены общей теории права и государства (социологии 
права, философии права, правового государства), 
психологии права, законодательной технике, правовой 
кибернетике, сравнительному правоведению, комплексной 
социальной профилактике правонарушений. 

Участник Великой отечественной войны. Награжден 
орденами и медалями СССР и зарубежных стран. 

С 1965 г. по 1969 г. - проректор Ленинградского 
государственного университета. С 1989 г. по 1991 г. Народный депутат СССР, член Верховного Совета СССР. 
С 1991 г. по настоящее время - главный научный сотрудник 
Российской Академии наук и главный научный сотрудник 
СГУ. 

Том 2. Философия права 

УДК 340.01 (075.8) 
ББК 67.0я73 
К 
43 

Рекомендовано 
Министерством 
образования Российской Федерации в 
качестве учебного пособия для 
студентов высших учебных заведений 

Рецензенты: 
член-корреспондент РАН Г.В. Мальцев; 
член-корреспондент РАН|Г.Х. Шахназаров) 
доктор юридических наук, профессор Ш.М. Шамба; 
профессор И.С. Яценко 

Д.А. Керимов 

К 76 
Проблемы общей теории права и государства: В 3 т. Т. 2. 
Философия права. - М.: Современный гуманитарный университет, 
2002. - 272 с. 
ISBN 
5-8323-0083-1 

В учебнике излагается новое понимание общей теории права и государства, состоящей из трех основных и взаимосвязанных направлений (частей): социология права, философия права и правовое государство. 

В отличие от первого тома, в котором рассмотрены проблемы социологии права, права в его онтологическом аспекте, второй том посвящен 
гносеологическим проблемам права. В нем рассмотрены соотношения и 
взаимодействие философии и философии права, проблемы отражения и 
опережающего отражения, исторического и логического, абстрактного и 
конкретного, явления и сущности, формы и содержания, права и других 
философско-правовых категорий диалектики, а также обще- и частно-научные методы исследования правовых явлений и процессов, конкретноправовые и сравнительно-правовые исследования. 

В заключении анализируются проблемы методологии теоретико-правовых исследований и их практической реализации. 

Учебник рассчитан на студентов юридических и обществоведческих 
вузов, аспирантов и преподавателей, а также всех тех, кто интересуется 
проблемами общей теории права и государства. 

УДК 340.01 (075.8) 
ББК 
67.0я73 

ISBN 5-8323-0083-1 

©Д.А. Керимов, 2001 
© Современный гуманитарный университет, 2002 

ОГЛАВЛЕНИЕ 

Глава 1. Философия и философия права 
6 

Глава 2. Отражение и опережающее отражение 
32 

Глава 3. Историческое и логическое 
41 

Глава 4. Конкретное и абстрактное 
59 

Глава 5. Явление и сущность 
88 

Глава 6. Содержание и форма 
102 

Глава 7. Структура и элементы 
117 

Глава 8. Отдельное и общее 
131 

Глава 9. Целое и часть. Анализ и синтез 
143 

Глава 10. Системность и комплексность 
165 

Глава 11. Действительность и возможность 
190 

Глава 12. Цель, средство, прогноз 
204 

Глава 13. Конкретно-правовое исследование 
221 

Глава 14. Сравнительно-правовое исследование 
231 

Глава 15. Теоретическое и практическое. 

Фундаментальные и прикладные науки 
239 

5 

ГЛАВА 1 

ФИЛОСОФИЯ И ФИЛОСОФИЯ ПРАВА 

Приступая к рассмотрению темы настоящей главы, хотелось 
бы привести высказывания отечественных предшественников выдающихся философов и юристов России по интересующей нас 
проблеме. 

Так, Иван Александрович Ильин (1883-1954 гг.) - правовед, 
философ, публицист, писал: "Право - могучий корень общественной, личной и духовно-культурной жизни всякого народа, поэтому 
те, кто числят право по ведомству лишь юриспруденции, - не заглядывают в сущностные глубины правового бытия. В русском сознании право становилось синонимом правоты, правды и даже 
праведности, а в западном, - более сближалось с законностью, 
нормальной упорядоченностью. Ни один философ, размышляющий о человеке, обществе, истории, не мог обойти темы права, и 
ни один вдумчивый теоретик права не минул стези философствования"1. Борис Николаевич Чичерин (1828-1904 гг.) - философ, 
историк, правовед, публицист и общественный деятель указывал, 
что "правоведение, также как и нравственность, зиждется на философских началах"2. Семен Викентьевич Пахман (1825-1910 гг) - правовед, цивилист, историк и теоретик права отмечал, что задачей 
"новой историко-философской науки в области права стало не 
отыскание неизменного, абсолютного права, а исследование тех 

1 Ильин И. А. философия права: западноевропейская и русская традиция / / 
Собр. соч. - М., 1993. Т. 1. С. 224. 

2 Чичерин Б. Н. Наука и религия. - М.,1879. С.152. 

6 

сил, которые лежат в основе происхождения и развития права, и 
вообще раскрытия законов юридических явлений...", что "все философские исследования в области права должны стать под знамя той положительной науки, которая, поставив своей задачей исследование законов юридических явлений, чужда всяких априорных построений и ищет разрешения своей многотрудной задачи 
на почве реальных условий юридического строя и в теснейшем 
союзе со всеми отраслями знаний, имеющими прямое или косвенное отношение к исследованию общественных явлений"3. 

Богдан Александрович Кистяковский (1868-1920 гг.) - правовед, социолог утверждал: "...для того, чтобы наука о праве была 
методологически правильно построена, она должна быть ориентирована не в той или иной гуманитарно-научной дисциплине и 
не во всей совокупности их, а прежде всего в философии культуры и только при посредстве ее во всей сумме гуманитарных наук, объединенных при помощи философии в 
цельную систему научного знания"4. 

Из приведенного понимания задач правоведения вытекает и 
то, что, по истинному убеждению Иосифа Викентьевича Михайловского, для юриста "философия права должна быть альфой и 
омегой всего образования"5. 

Именно этими и подобными им соображениями мы руководствовались, приступая к исследованию методологии права, т. е. 
познания правовых объектов, явлений и процессов, составляющих основное содержание предмета философии права. 

Философия призвана разрабатывать методологические проблемы науки. Поэтому определение предмета философии права 
предполагает рассмотрение познавательных возможностей данной отрасли знания, ее методологического значения для юридических наук. А это, в свою очередь, требует предварительного прояснения нашей позиции о понятии методологии, ее месте в системе научного знания, роли в исследовании правовой действительности. Это необходимо также и потому, что в философской 
литературе методология трактуется отнюдь не однозначно, более 
того, противоречиво, а нередко и упрощенно. 

3 Пахман С. В. О современном движении в науке права. - СПб., 1882. С. 6. 
4 Кистяковский Б. А. Методологическая природа науки о праве. - М., 1915. 

С. 15. 

5 Михайловский 
И. В. Очерки философии права. - Томск. Т.1. С. 33. 

7 

Прежде всего отметим, что каждый новый этап в прогрессивном 
развитии науки ознаменован дальнейшим возрастанием значения 
методологического порядка. "За последние 400 лет, - отмечает Бертран Рассел, - в течение которых происходит медленный, но неуклонный рост науки, человек постепенно начинает разбираться в методах познания природы и способах управления ее силами"6. При этом, 
как фиксировал французский писатель и художник Макс Жакоб 
(187601944 гг.): "Человеческий разум обогащается только в познании 
реального мира". А американский философ Ролф Уолдс Эмерсон (18031882 гг.) указывал: "Силы человека скованы обручем необходимости; 
в ходе длительного опыта, натыкаясь на преграды, человек наконец 
познает ее границы". 

Без поиска новых путей познания и следования по этому пути 
наука останавливается, исчезает, умирает. Именно поэтому одним из 
многих свидетельств предотвращения этой опасности является поворот к интенсивной разработке проблем методологии, который характерен ныне почти для всех отраслей науки. Такая интенсивность объясняется в первую очередь потребностями более глубокого и всестороннего познания сложных процессов общественного бытия и перспектив 
его преобразования. Обращение науки к познанию самой себя является 
характерной тенденцией ее современного поступательного развития. 
"Тем самым, - пишет М. А. Барг, - лишний раз подтвердилась давно 
уже подмеченная в истории науки закономерность: периоды, характеризующиеся главным образом накоплением фактического материала, неизбежно сменяются периодами, когда на первый план выдвигается задача его научного осмысления и обобщения. 

Именно тогда, когда наука становится способной "взглянуть на 
себя", на свою практику "со стороны", происходит проверка, оттачивание и обогащение ее познавательных средств, создаются предпосылки для перехода ее на качественно новую ступень освоения изучаемой ею действительности"7. 

Современное состояние теоретической мысли характеризуется 
все возрастающим интересом к самой науке, обнаружению закономерностей ее развития, анализу результатов. Тайны науки не лежат на 
поверхности, проникновение в них предполагает прежде всего осмысление того, каким закономерностям она подчиняется, каким 

6 Рассел Б. Очерки об интеллектуальном убожестве / / НГ-Наука. 1998. № 2. 

С. 15. 

7 Барг М. А. О двух уровнях марксистской теории исторического познания / / 
Вопросы философии. 1983. № 8. С. 108. 

8 

образом достигаются ее результаты, каковы перспективы дальнейшего усиления ее могущества в овладении силами природы, общества, 
человеческим мышлением и деятельностью. Именно необходимость 
этих проблем обусловливает обращение теоретической мысли к методологии. Сама наука уже не только выступает в виде определенной 
совокупности идей, теорий, концепций, но и пополняется совокупностью приемов, методов, средств научного мышления, которые в своем системном единстве и составляют методологию. В этом качестве 
она представляет собой комплекс исторически сложившихся рациональных путей, способов и форм движения мышления от незнания к 
знанию, от явления к сущности, от предположения к истине. Поль Фейерабенд отмечает: "Процедура, осуществляемая в соответствии с правилами, является научной; процедура, нарушающая эти правила, ненаучна. Эти правила не всегда формулируются явно, поэтому существует мнение, что в своем исследовании ученый руководствуется 
правилами скорее интуитивно, чем сознательно. Кроме того, утверждается неизменность этих правил. Однако тот факт, что эти правила 
существуют, что наука своими успехами обязана применению этих 
правил и что эти правила "рациональны" в некотором безусловном, 
хотя и расплывчатом смысле - этот факт не подвергается ни малейшему сомнению"8. 

Все возрастающий объем научных знаний повышает требования 
к точности, строгости, логической последовательности научного мышления, а это делает необходимым изучение самого познавательного 
процесса. Без такого изучения невозможно не только овладеть той 
огромной массой знаний, которые уже накоплены человечеством, но 
и осуществлять дальнейшее, более всестороннее и углубленное проникновение в тайны исследуемых объектов, явлений и процессов. "В 
советской философской литературе, - указано в одной из монографий, - практически нет работ, в которой формы и методы научного 
познания, познавательные процедуры были бы проанализированы с 
точки зрения того, каким образом в них выражается активный, творческий характер познания человеком действительности"9. 

Настала пора восполнить этот пробел. Методология и есть 
мышление, обращенное вовнутрь себя. Она выступает в качестве "обратной логики", благодаря которой совершенствуются 
познавательная логика и организация исследовательского процесса, отрабатывается ее инструментарий. 

8 Фейерабенд П. Избранные труды по методологии науки. - М., 1986. С. 127. 
9 Творческая природа научного познания. - М., 1984. С. 5. 

9 

Но "обратная логика" методологического поиска не 
является, конечно, творцом самих исследуемых объектов, 
явлений и процессов, а прямо и непосредственно вытекает из 
первичной (объективной) логики реально существующих и 
р а з в и в а ю щ и х с я 
объектов, 
явлений 
и 
процессов 
действительности. Поэтому методология выступает в качестве 
путеводной нити, руководства исследовательским процессом. 
М е т о д о л о г и ч е с к о е 
мышление 
призвано 
превращать 
объективное в субъективное, познание в познанное, реальные 
объекты, явления, процессы в их осознанные образы. Тем 
самым открываются в о з м о ж н о с т и для 
преобразования 
изучаемых объектов, явлений и процессов в их же "вторую 
природу". "Дух, - отмечал философ, публицист Николай 
Александрович Бердяев (1874-1948 гг.), - не подчинен порядку 
бытия, он в него вторгается, его прерывает и может его 
изменить" 1 0. 
Мысль, как и вообще жизнь, 
остановить 
невозможно. 

Отмеченная з а к о н о м е р н о с т ь науки - обращение к 
познанию 
самой 
себя, 
к 
сожалению, 
менее 
всего 
распространяется на правоведение, представители которого 
явно пренебрегают методологическими проблемами своей 
собственной науки. Результатом этого явилось многолетнее 
повторение одного и того же и фактическое отсутствие 
приращения научного знания. Это в большой мере относится 
и к учебной литературе по общей теории права и государства. 
Между тем потребность в развитии методологии права с каждым 
днем ощущается все острее. Удовлетворению этой потребности 
в какой-то мере посвящена данная работа. В ней предпринята 
попытка 
не 
только 
раскрыть 
механизм 
регуляции 
познавательной деятельности всем тем, кто намерен изучать 
право, помочь им правильно организовать этот процесс, но и 
показать достигнутый уровень самосознания общей теории 
права и ее гносеологические потенции в контексте исторически 
развивающейся культуры. 

В этой связи отметим ныне актуально звучащие слова Павла 
Ивановича Новгородцева (1866-1924 гг) - юриста, философа о 
Владимире Сергеевиче Соловьеве (1853-1900 гг.) - философе, 

10 Бердяев Н. А. О рабстве и свободе человека (Опыт персоналистической 
философии). - Париж, 1939. С. 69. 

10 

публицисте, вступившем на путь защиты права, о "необходимости борьбы с некоторыми русскими направлениями, выросшими 
на почве того непонимания роли права и закона, которое составляет серьезное бедствие нашей жизни"11. 

Это непонимание, к сожалению, характеризует и современное состояние обыденного сознания огромной массы населения страны. 

Определяя путь мышления к истине и обеспечивая это движение соответствующими средствами, методология вместе с тем 
сама является результатом научного поиска, не менее важным 
и ценным, чем уже полученные с ее помощью иные онтологические знания, в частности, социология права. Методология ориентирована на постоянное приращение научного знания. 

Понятие методологии, как уже отмечалось, оказалось в нашей литературе размытым, противоречивым и упрощенным. Казалось бы, философия была призвана внести строгость в понимание этого феномена, но, увы, этого не случилось. Между тем 
определение понятия методологии и ее места в системе научного знания будет способствовать успеху исследовательской 
деятельности, изучению правовых объектов, явлений и процессов. В наш динамичный век, в условиях все более осложняющихся процессов общественного развития, переплетения материальных и духовных, экономических и социальных, политических и правовых факторов, необходимо с исключительным 
вниманием подходить к изучению соответствующих объектов, явлений и процессов. Поэтому необходим критический анализ имеющихся воззрений на понятие методологии, ее статус и функции. Это сыграет положительную роль в дальнейшем развитии 
всех естественных, технических и общественных наук, в том числе и правоведения. 

Одна из наиболее распространенных точек зрения сводится к отождествлению методологии с философией12. Конечно же, 
философия является "душой" методологии, ее ядром, поскольку выступает не только в качестве метода познания природы, 
общества и мышления, но и в качестве общетеоретической ос
" Новгородцев П. Речь, произнесенная на торжественном заседании Психологического общества в память Вл. С. Соловьева 2-го февраля 1901 года. Идея 
права в философии Вл. С. Соловьева. Об общественном идеале.-M., 1991. С. 525. 

12 См., например: Андреев П. В. Проблемы логики и методологии познания. М., 1972. С. 291-292. 

1 1