Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Два очерка из области цивилистики

Научное
Покупка
Артикул: 487852.01.01
Работа подготовлена к 20-летию принятия части первой Граждан- ского кодекса Российской Федерации. Издание состоит из двух юри- дических очерков, посвященных современным проблемам граждан- ско-правового регулирования общественных отношений. В первом очерке изучаются вопросы ограничения правоспособности физиче- ских лиц. В рамках данного очерка анализируются аспекты как закон- ного, так и договорного ограничения (самоограничения) правовых возможностей человека в сфере частного права. Второй юридический очерк посвящен исследованию антисоциальных сделок, в рамках ко- торых рассматривается и анализируется такая специфическая разно- видность антисоциальных сделок, как сделка антиморальная. Издание рассчитано на научных работников, преподавателей вузов, практикующих юристов, студентов и всех тех, чей круг интересов свя- зан с гражданским (частным) правом.
Мыскин, А. В. Два очерка из области цивилистики / А.В. Мыскин. - Москва : Статут, 2015. - 72 с. ISBN 978-5-8354-1093-4. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/499148 (дата обращения: 23.07.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
ÌÎÑÊÂÀ 2015

А.В. Мыскин

ДВА ОЧЕРКА ИЗ ОБЛАСТИ
ЦИВИЛИСТИКИ

УДК 347
ББК 67.404
          М 95

Мыскин А.В.
М 95  
Два очерка из области цивилистики. – М.: Статут, 2015. – 
72 с.

 
ISBN 978-5-8354-1093-4 (в обл.)

Работа подготовлена к 20-летию принятия части первой Гражданского кодекса Российской Федерации. Издание состоит из двух юридических очерков, посвященных современным проблемам гражданско-правового регулирования общественных отношений. В первом 
очерке изучаются вопросы ограничения правоспособности физических лиц. В рамках данного очерка анализируются аспекты как законного, так и договорного ограничения (самоограничения) правовых 
возможностей человека в сфере частного права. Второй юридический 
очерк посвящен исследованию антисоциальных сделок, в рамках которых рассматривается и анализируется такая специфическая разновидность антисоциальных сделок, как сделка антиморальная.
Издание рассчитано на научных работников, преподавателей вузов, 
практикующих юристов, студентов и всех тех, чей круг интересов связан с гражданским (частным) правом.

УДК 347
ББК 67.404

ISBN 978-5-8354-1093-4
© А.В. Мыскин, 2014
© Издательство «Статут», редподготовка, оформление, 2014

ОГЛАВЛЕНИЕ

Предисловие .................................................................. 5

К вопросу об ограничении 
правоспособности физических лиц 
в гражданском праве ....................................................... 6

Антисоциальные сделки: 
гражданско-правовая теория  
и судебно-арбитражная практика .................................. 40

ПрЕДИсЛОВИЕ

Даже не верится, но с момента принятия первой части Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ), нашей «экономической конституции», прошло уже 20 лет. Воистину, время летит 
незаметно. За этот период времени и в области науки гражданского 
(частного) права, и в сфере гражданского законодательства был совершен самый настоящий прорыв. Если 20 с небольшим лет назад в нашей стране предпринимались только робкие попытки возрождения 
товарно-денежных отношений, а сама сфера гражданского права 
представляла собой небольшой «сгусток» правовых норм, направленных на развитие и существование рыночных элементов, то в настоящее 
время ситуация изменилась кардинальным образом. Современное 
гражданское законодательство России в части глубины и детализации 
правового регулирования может посоперничать со своими западными 
аналогами. Ряды юридического сообщества пополнились достаточно 
большим числом грамотных и талантливых ученых-цивилистов и цивилистов-практиков. В настоящее время издаются и переиздаются 
работы маститых ученых (как дореволюционного, так и советского 
периодов), вложивших в науку гражданского права неоценимое и ни 
с чем не сравнимое идейно-содержательное наполнение. Студенты 
юридических вузов и факультетов с большим интересом выбирают 
для себя гражданско-правовое направление своей будущей профессиональной деятельности. Появились отдельные учебные заведения, 
специализирующиеся исключительно на подготовке юристов цивилистического профиля. Если говорить в общих чертах, то к настоящему 
времени цивилистика стала достаточно модной и, что самое главное, 
благодатной сферой юридической деятельности. 
Если же вернуться к нашему «юбиляру» – ГК РФ, – то именно его 
20-летие и побудило автора данных строк создать настоящую работу. 
Представленная работа состоит из двух не связанных между собой 
юридических очерков об актуальных проблемах гражданского права. 
Первый очерк посвящен вопросам ограничения правоспособности 
физических лиц в лоне гражданско-правовой материи. В свете того, 
что данная тематика к настоящему времени не привлекает к себе пристального внимания со стороны цивилистического сообщества, автор 

Два очерка из области цивилистики

указанного очерка излагает свое видение данной проблематики в том 
числе с учетом последних изменений гражданского законодательства. 
Второй очерк посвящен такой гражданско-правовой конструкции, 
как «антисоциальная сделка». Ввиду того что антисоциальные сделки 
являются относительно исследованной материей в науке гражданского 
права, автор в первую очередь проводит анализ такой разновидности 
антисоциальной сделки, как сделка антиморальная, т.е. сделки, чье 
юридическое содержание противоречит исключительно моральноэтическим нормам и постулатам.
Если говорить обобщенно, то оба представленных очерка можно 
охарактеризовать их исключительной практической направленностью. 
Читатель не найдет в данных работах каких-то глубоких теоретических 
рассуждений либо философских изысканий на заданные тематики. Все 
анализируемые аспекты будут сопровождаться и иллюстрироваться 
конкретными практическими ситуациями, взятыми в большинстве 
случаев из материалов как отечественной, так и зарубежной судебной практики. И очень хочется надеяться, что данная книга окажется 
интересной и полезной для всех, кто так или иначе связан со сферой 
гражданского права – начиная от студентов юридических факультетов, 
изучающих цивилистическую науку, и заканчивая представителями 
науки и практики. 

К ВОПрОсу Об ОГрАНИчЕНИИ 
ПрАВОсПОсОбНОстИ фИзИчЕсКИх ЛИц 
В ГрАжДАНсКОМ ПрАВЕ

Гражданские кодексы чем-то напоминают классические 
пьесы, открывающиеся перечнем действующих лиц. 
В этих кодексах тоже сначала определяются участники 
регулируемых ими отношений, их правовое положение, 
их, если так можно сказать, «правовые возможности»: 
какие права и обязанности они могут иметь, как и при 
каких условиях могут их приобрести.
А.Л. Маковский
1

В российской цивилистической науке о гражданско-правовом статусе физических лиц в целом, а также о его отдельных компонентах 
говорится и пишется мало. И несмотря на то, что физические лица 
являются самыми массовыми участниками гражданского оборота, 
а их юридическое положение помимо ГК РФ регулируется довольно 
большим количеством нормативных актов
2 (к примеру, федеральными законами от 15 ноября 1997 г. № 143-ФЗ «Об актах гражданского 
состояния», от 8 августа 2001 г. № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей») 
от 24 апреля 2008 г. № 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве», наука 
гражданского права в лице ее представителей как-то не хочет всерьез 
заниматься глубокой научной проработкой и анализом правового статуса человека в гражданско-правовой сфере. Конечно, это не 
означает, что в данной сфере есть только «правовой вакуум» и никакого позитивного содержания. Как очень точно когда-то подметил 
В.А. Дозорцев, гражданским правом занималось достаточно много 

1 Маковский А.Л. Новый Гражданский кодекс РФ // О кодификации гражданского 
права (1922–2006). М.: Статут, 2010. С. 419.
2 Не зря еще римские юристы говорили – hominum causa omne jus constitutum sit (все 
право установлено ради людей).

Два очерка из области цивилистики

7

умных людей в течение достаточно долгого срока
1. Однако, если мы 
просто сравним количество литературных источников, опубликованных в последние годы и посвященных физическим лицам, с тем, что 
было написано, например, по таким проблематикам, как «юридическое 
лицо», «сделка», «гражданско-правовой договор», «обязательство», то 
получившаяся картина окажется весьма однобокой и усеченной, если 
даже не сказать больше – ущербной.
По всей видимости, в настоящее время продолжает сбываться пророчество И.А. Покровского, который еще в начале XX в. говорил, что 
человек перестал быть тем, чем он был раньше, – мерой всех вещей
2. 
А уже современный российский цивилист С.А. Степанов в более категоричной форме заявляет, что гражданско-правовая наука нового 
времени, несмотря на собственное название, не избрала ни одной из 
основных своих целей гражданина как такового. Средневековый естественно-правовой идеализм, исторический позитивизм, дальнейшие 
теоретические построения, первоначально оттолкнувшись от свободы, 
независимости и равенства людей, все более и более «отодвигали» 
конкретного индивида, человека от разрабатываемых юридической 
мыслью понятий и конструкций. Законодательные построения «потребитель», «индивидуальный предприниматель» зачастую затеняют (а то 
и подменяют) основную фигуру права вообще и гражданского права, 
в частности – гражданина. Учения о юридических лицах в сравнении 
с гражданско-правовыми теоретическими исследованиями статуса человека и гражданина представляются такими недопустимо обширными 
и глубокими, что за ними по существу теряется индивид как основной 
субъект всякого имущественного интереса
3. 
Принято считать, что гражданско-правовой статус физического 
лица в общей матрице конструкций, категорий и институтов гражданского права не вызывает особых научно-практических проблем 
и затруднений. Физическое лицо – это, условно говоря, банальная, 
тривиальная, обыденная гражданско-правовая фигура. И этой «мелочью» науке гражданского права заниматься как-то не с руки. Однако 

1 См.: Вводная лекция профессора В.А. Дозорцева слушателям Российской школы 
частного права 1 октября 2002 г. // Вестник гражданского права. 2008. № 4. С. 244–245.
2 См.: Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М.: Статут, 2001. 
С. 314.
3 См.: Степанов С.А. Блеск и нищета пандектистики. О традициях и нетрадициях 
русского гражданского права (наброски к статье) // Проблемы теории гражданского 
права. Вып. 2. М.: Статут, 2006. С. 152.

А.В. Мыскин

8

мы глубоко убеждены в том, что это не так. Более того, не побоимся 
этих слов, но учение о физических лицах как субъектах гражданского 
права, несмотря на его внешнюю простоту, является в высшей степени 
спорным, сложным и многогранным. 
Конечно, формат настоящего очерка не позволит нам остановиться 
на всех ключевых интегральных составляющих, входящих в структуру 
гражданско-правового статуса физического лица. В рамках данной 
работы мы сконцентрируем свое внимание лишь на одной грани этого 
явления – правоспособности человека и посмотрим, действительно 
ли в этой сфере все так безоблачно и предельно ясно. Выражаясь словами австрийского цивилиста И. Унгера, попытаемся понять, можно 
ли передвигаться по плоскости правоспособности гражданина без 
«юридического компаса».
А начать хотелось бы с неких общих теоретических предпосылок. 
Напомним, что законодательное определение правоспособности содержится в ст. 17 ГК РФ, где отмечается, что правоспособностью гражданина признается способность иметь гражданские права и нести 
гражданские обязанности. Сразу следует обратить внимание на то 
обстоятельство, что формально данное определение дается применительно к лицам физическим, хотя по сути данная дефиниция также 
будет верна и для юридических лиц, и для всех публично-правовых 
образований. Весьма точное научное определение правоспособности 
давала Е.А. Флейшиц, которая отмечала, что правоспособность есть 
закрепленная законом за гражданами и организациями возможность 
иметь любые права и нести любые обязанности из числа предусмотренных для данной области общественных отношений соответствующей 
системой объективного права. Какие именно субъективные права 
возникают на основе правоспособности для каждого из ее носителей, закон не предрешает. Правоспособность есть некая «бланкетная» 
возможность. Возникающее же на основе правоспособности субъективное право всегда имеет определенное содержание: закрепляет за 
носителем права возможность определенного поведения, меру этого 
определенного поведения
1.
Статья 18 ГК РФ раскрывает содержание конструкции правоспособности и указывает, что быть правоспособным – значит иметь возможность обладать имуществом на праве собственности, наследовать 

1 См.: Флейшиц Е.А. Соотношение правоспособности и субъективных прав // Вестник гражданского права. 2009. № 2. С. 211.

Два очерка из области цивилистики

9

и завещать имущество, заниматься предпринимательской деятельностью, заключать разнообразные, но не противоречащие закону гражданско-правовые сделки и многое-многое другое.
Как нетрудно заметить, представленные статьи ГК РФ выглядят 
как-то абстрактно. И в самом деле, какой-то конкретной правовой 
информации, связанной, например, с критериями и условиями осуществления данных правовых возможностей, в данных нормах мы 
не найдем. Перед нами лишь одни декларации. Однако ГК РФ – это 
не тот документ, который может позволить себе их использовать при 
определении статуса гражданина. В данной связи невольно возникает 
резонный вопрос: а в чем вообще заключается практическая ценность 
правоспособности? Какую содержательную нагрузку она несет? Неужели наш законодатель не мог ограничиться конструкцией дееспособности, просто установив, в каком возрасте, в какой период своей 
жизни человек может совершать те или иные гражданско-правовые 
сделки? Неужели правоспособность – это «голая теория» без какоголибо жизненного наполнения?
Конечно, это не так. Более того, конструкция правоспособности 
несет на себе не только юридический, но и политико-правовой смысл. 
Статья 17 ГК РФ прямо устанавливает, что правоспособность появляется у человека в момент его рождения. А от себя мы хотим добавить, 
что человек также становится правоспособным, даже если он проживет 
всего лишь одну секунду (перинатальная смерть). С практической 
точки зрения это означает, что человек уже с момента своего рождения становится полноценным субъектом гражданского права и с теми 
или иными условиями он может быть вовлечен в мир гражданского 
оборота. И несмотря на то что в период своего малолетства человек 
будет лишен такого юридического качества, как дееспособность, и самостоятельно он не сможет совершать каких-либо юридических актов, 
возникшая у него правоспособность не будет находиться в неком зачаточном, зародышевом состоянии, которая только потом, по прошествии ряда лет, откроет человеку весь его правовой потенциал. Вовсе нет. 
Правоспособность – это абсолютная категория, которая не развивается 
эволюционным путем, а появляется молниеносно, что называется, раз 
и навсегда. Как вполне точно по этому поводу замечает С.И. Архипов, 
быть правоспособным – значит «числиться» субъектом права
1. 

1 См.: Архипов С.И. Субъект права: теоретическое исследование. СПб.: Юридический центр Пресс, 2004. С. 157.

А.В. Мыскин

10

Сказанное можно проиллюстрировать следующим примером. У малолетнего ребенка, достигшего, допустим, возраста двух лет, умирает 
отец. Такой ребенок будет являться наследником по закону первой 
очереди. И несмотря на то, что наш ребенок в таком возрасте является 
полностью недееспособным, именно он, а не его законный представитель, будет являться полноценным наследником после умершего. 
А если он уже правоспособен, если он – субъект гражданского права, то именно он станет собственником (или сособственником) того 
имущества, которое принадлежало его отцу на праве собственности 
при жизни. И для такого правообладания совершенно не нужны ни 
воля, ни интерес, ни понимание складывающейся ситуации. Правоспособность автоматически все расставит на свои места. Продолжим 
далее. Допустим, наш малолетний ребенок по прошествии нескольких 
лет сам умрет в силу определенных обстоятельств. Он по-прежнему 
недееспособен и, следовательно, завещание ни он, ни его законный 
представитель составить не вправе. Но правоспособность наделит 
его таким юридическим статусом, как «наследодатель», и все принадлежащее ему на праве собственности имущество перейдет уже к его 
наследникам по закону. Таким образом, любой человек, невзирая на 
его возраст, физическое или психическое состояние здоровья, волевые 
и психоэмоциональные качества всегда правоспособен, в любой момент он является «действующим» субъектом гражданского права и для 
него всегда открыты двери (пусть иногда и с некими ограничениями) 
в область гражданского оборота.
Наверное, можно даже сказать, что правоспособность – это несколько большее, чем просто юридическая категория. Как известно, любой 
человек на Земле, хочет он того или нет, подвержен законам земного 
притяжения. Это объективная данность, которую невозможно изменить 
или как-то игнорировать. Точно также и с правоспособностью. Как со 
свойственным ему изяществом указывал выдающийся ученый-цивилист 
Г.Ф. Шершеневич, правоспособность в настоящее время составляет во 
всех культурных странах достояние каждого человека. Теперь уже нет ни 
рабов, которые были только объектами права, ни крепостных, которые 
составляли принадлежность земельного участка
1.
Как только человек рождается, как только он появляется на свет, 
гражданское законодательство автоматически надевает на него «яр
1 См.: Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. Т. 1. М.: Статут, 
2005. С. 105.

Два очерка из области цивилистики

11

лык» правоспособности, наделяет его определенными юридическими 
свойствами, и данное «юридическое клеймо» живет вместе с человеком всю его жизнь. И от этого юридического качества по общему 
правилу нельзя отказаться, каким-либо образом его модифицировать 
или приспособить под складывающиеся жизненные обстоятельства. 
Правоспособность – это объективное явление. Правоспособность 
существует рядом с человеком всегда и везде, каждую «юридическую 
секунду», вне зависимости от того, хочет он того или нет. Перефразируя слова западноевропейского ученого А. Vivante, можно сказать, что 
к правоспособности (а в более широком плане – к миру гражданского 
права) все причастны. От рождения до могилы, на торжестве по случаю крестин, на брачном пиру, в похоронной процессии – правоспособность (гражданское право) неотступно сопровождает человека
1. 
Но может ли так случиться, что человек в силу определенных объективных или субъективных факторов не будет наделен правоспособностью? Могут ли существовать категории людей, которые не могут 
являться субъектами гражданского права либо могут участвовать в гражданских правоотношениях в неком усеченном качестве, как некие 
квазисубъекты гражданского права?
Весьма обстоятельный и развернутый ответ на этот вопрос содержался, в частности, в ст. 1 проекта Гражданского уложения Российской 
империи, который, к сожалению, так и не стал законом. Данная статья гласила, что каждый признается способным иметь и приобретать 
гражданские права, личные и имущественные, со дня рождения и до 
смерти
2. А в официальном комментарии к данной норме разработчики 
Проекта отмечали, что в данной статье выражено коренное начало, лежащее в основе современного гражданского и государственного строя 
и безусловно признаваемое всеми культурными законодательствами, 
в том числе и действующим русским правом. За повсеместной отменой 

1 Цит. по: Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Т. I: Введение. Торговые деятели. М.: Статут, 2003. С. 82.
2 Кстати сказать, в том факте, что кодификация гражданского законодательства открывалась именно этой статьей, заложен большой символизм той эпохи, в которой готовился данный Проект. Выражаясь современным языком, наделение каждого человека 
правоспособностью, наделение его качеством юридической личности рассматривалось 
в качестве своеобразного принципа, основной руководящей идеи всего гражданского 
законодательства и его социальной политики. подробнее см.: Медушевский А.Н. Проект Гражданского уложения Российский империи в сравнительном освещении // Цивилистические исследования: Ежегодник гражданского права. Вып. 2 / Под ред. Б.Л. 
Хаскельберга, Д.О. Тузова. М.: Статут, 2006. С. 157).