Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Зеркало с памятью. Феномен фотографии

Покупка
Основная коллекция
Артикул: 618408.01.99
В книге впервые проводится междисциплинарный анализ феномена фотографии как фактора преобразования социальной реальности и внутреннего мира человека. С точки зрения автора, фотография выступает в качестве средства формирования новых культурных практик и видов индивидуальной деятельности. Рассматривается вклад фотографии в формирование новых форм межличностной коммуникации и социальных воздействий, создание «новых миров» виртуальных общностей на основе специфического «фотографического» восприятия себя и мира, возможности расширения пространства и времени бытия личности, обретения новых моделей и механизмов идентичности, изменения способов самопрезентации и построения имиджа, создания специфических способов коммуникации с историческим, социальным и индивидуальным прошлым, обогащения механизмов организации памяти. Особое внимание уделяется проблеме выделения этапов и форм освоения культурой и личностью потенциальных возможностей фотографии.
Нуркова, В. В. Зеркало с памятью: Феномен фотографии [Электронный ресурс] : Культурно-исторический анализ. - Москва : Рос. гос. гуманит. ун-т, 2006. - 287 с. - ISBN 5-7281-0765-6. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/457336 (дата обращения: 17.07.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
Российский 
государственный гуманитарный 
университет

В. В. Нуркова

3 ejp J ta * M - О  И Л л ЛЛу & И Л & (&
Феномен фотографии

Культурно-исторический анализ

Москва
2006

УДК 159.953.3 
ББК  85.16 
Н 87

Рецензенты: 
д-р психол. наук, проф. Д.А. Леонтьев, 
канд. филол. наук, доц. Д.П. Бак

Художник М. Гуров

ISBN 5-7281-0765-6

© Буркова В.В., 2006 
© Российский государственный 
гуманитарный университет, 2006

Посвящаю эту книгу моим близким, 
с которыми теперь можно встретиться 
только на фотографиях, -  
Н. Ф. Березанской и Т.Н. Елфимовой

Введение

Фотография не просто дает нам 
новый способ репрезентации опыта, 
она меняет саму природу опыта 
и переопределяет процесс понимания.
Скотт МакКьюр

Однажды 
жарким 
летом 
1989 г. торговец антиквариатом и произведениями искусства Марк Пагно (M arc Pagneux) прогуливался по знаменитому парижскому «блошиному рынку» (M arche aux cle 
St-Quen). Дело шло к полудню. В этот час, когда охотники

На полосе: Рис. 1. Л.Ж.М. Дагерр. Портрет неизвестного 
(предположительно Поль Ю.), 1837.

7

за редкостями, окрыленные удачными покупками или разочарованные напрасно потраченным утром, уже покинули 
торговые ряды, Пагно не рассчитывал обнаружить что-то 
действительно ценное. Внезапно его внимание привлек старинный, обрамленный в грязную картонную рамку фотоснимок размером 5,8 х 4,5 см, который и был приобретен им 
за 600 франков (примерно 150 долларов). Ни продавец, ни 
покупатель (как он потом признался сам) даже не подозревали, что именно было предметом торга (рис. 1).
Портрет неизвестного, который, как подтвердила 
экспертиза, оказался самым ранним из известных в наше 
время дагерротипов, был опубликован почти 10 лет спустя, в ноябрьском выпуске ж урнала Etudes Photo- 
graphiques за 1998 г., с комментариями историка искусств 
Анри Гантерта (Andre G unthert) и инженера Ж ака Рокен- 
кура (.Jacques Roquencourt). Выяснилось, что уникальный 
отпечаток был сделан в 1837 г., т. е. за два года до того, как 
Дагерр оповестил мир об изобретении фотографии. Правда, в 1838 г. Дагерр сообщал в одном из частных писем: 
«Во время своих опытов я сделал несколько портретов и 
один из них вполне удался»1. Споры о том, кто изображен 
на фотографии, продолжаются и по сей день. Наиболее 
вероятными кандидатами считают Джозефа или Поля Ю. 
(.Joseph and Paul H uet). Кто бы ни был этот человек, пожертвовавший на благо науки целых 16 мин полной неподвижности на расстоянии 3,5 м от объектива фотокамеры, 
он, видимо, не очень верил, что опыт Дагерра удастся, и 
поэтому не позаботился даже о том, чтобы причесаться, 
прежде чем войти в историю.
В настоящее время фотография, знаменующая собой 
переход от традиционной знаковой к «вторичной оральной» культуре современности2, хранится в сейфе одного из 
парижских банков. М инистерство культуры Ф ранции 
намерено выкупить ее и выставить в государственном музее. Не известно, во сколько может обойтись французской 
казне такая покупка. Владелец раритета считает, что этот 
снимок буквально не имеет цены. «Этот портрет не просто 
фотография, он принадлежит истории», -  утверждает он.
Общепризнанная бесценность первого фотоснимка 
связана с тем, что на определенном этапе развития культуры становится необходимой рефлексия по поводу станов8
Введение

ления ее средств. Значимость фотографии имплицитно 
ощущается современным обществом. Свидетельством тому 
служит и проведение многочисленных выставок, и создание специализированных отделов фотографии в музеях, и 
организация государственных архивов бытовой фотографии. Однако этот интерес еще не материализовался в систематическом исследовании всего спектра социальных и 
психологических функций, которые шаг за шагом обретала 
фотография на протяжении своего развития как явления 
культуры. Такой анализ необходим и может быть осуществлен только на стыке различных дисциплин: культурологии, истории,психологии и социологии.
В отличие от традиционных проблем, которыми 
занимается история фотографии: изучение развития 
фототехники, фогостилей, различных областей фотодея- 
тельносги (фотожурналистика, художественная фотография, прикладная фотография и т. д.), -  задача данной 
книги состоит в раскрытии психологических последствий 
и социальных практик использования фотографии в культуре. При подобном подходе фотография выступает не 
просто как одно из многих технических достижений, а как 
мощный инструмент порождения новых форм деятельности, несущих в себе не существовавшие ранее социальные 
и психологические функции.
В свое время Я. Марковский предлагал учредить 
специальную науку -  аксиологию фотографии, рассматривающую ценности, стоящие за конкретными продуктами фотоискусства3. Продолжая намеченное им движение 
к пониманию многогранной сущности фотографии, мы 
предприняли попытку исследовать феномен развития ф отографии как особого социокультурного средства, включенного в процессы социализации и индивидуализации 
личности и способствующего изменению психического 
склада человека.
История освоения фотографии человечеством рассматривается нами как процесс возникновения и развития 
идей и практик ее использования, их распространения в 
социальной и частной жизни. Мы постараемся проследить 
захватывающую динамику переходов потенциальных технических возможностей фотографии в реально раскрытые и 
освоенные.

Введение
9

История фотографии анализируется в книге как двусторонний, «встречный» процесс, где техническая новация, 
ведя к преобразованиям социального мира и психологического облика человека, приобретает статус инновации, а устойчивые потребности индивида и запросы общества опредмечиваются в появляющихся на рынке технологиях, 
стимулируя их дальнейшее развитие. Такой подход позволяет увидеть, что закономерности смены этапов в развитии 
феномена фотографии в культуре детерминированы как 
уровнем технических достижений, так и -  в значительной 
мере -  формированием социальных и психологических 
предпосылок каждого последующего прорыва в использовании фотографии в бытовании личности, что, в свою очередь, порождает создание новых технических изобретений 
в этой области.
Человеческая психика не натуральный (природный), 
а социокультурный феномен, специфика которого определяется социальностью, осознанностью и произвольностью4. Общая тенденция включения личности в культурный 
процесс развертывается в направлении нелинейного нарастания показателей по двум осям: свободы и присутствия 
личностного компонента в овладении каждой системой 
«орудий культуры» (значимость оси социальной всеобщности при этом снижается). Тем самым культура выступает в нашем исследовании не как источник унификации, а 
как бесконечное пространство потенциального разнообразия индивидуальных траекторий развития уникальной 
личности. Это означает, что человек культуры всегда может искать орудие себе «по руке», однако, найдя и освоив 
его, он и сам становится другим.
«Очеловечивание» представителя рода homo sapiens 
sapiens, превращение его натуральной психики в «высшие 
психические функции», по Л.С. Выготскому, немыслимо 
без специальных орудий, поставляемых культурой и постоянно вызревающих в ее недрах5. Мысль о двойственном характере культуры -  носительнице нормативных форм организации деятельностей и источнике потенциальных 
средств (разного типа орудий), с помощью использования 
которых индивид становится личностью, -  высказывается 
многими выдающимися авторами. Так П.А. Флоренский 
говорил о процессе «органопроецирования»6, Л.С. Выгот10
Введение