Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Нет в мире виноватых (вторая редакция)

Бесплатно
Основная коллекция
Артикул: 626963.01.99
Толстой, Л.Н. Нет в мире виноватых (вторая редакция) [Электронный ресурс] / Л.Н. Толстой. - Москва : Инфра-М, 2015. - 4 с. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/507934 (дата обращения: 19.06.2024)
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
Б и б л и о т е к а Р у с с к о й К л а с с и к и

Л.Н. Толстой 
 

НЕТ В МИРЕ 
ВИНОВАТЫХ 

Л.Н. Толстой 
 

 
 
 
 
 
 
 

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

НЕТ В МИРЕ 
ВИНОВАТЫХ 

Москва 
ИНФРА–М 
2015 

2 

НЕТ В МИРЕ ВИНОВАТЫХ 

 (Вторая редакция) 

Загорелось ночью от грозы, и спалило половину деревни. Из 
первых двух дворов ничего почти не успели вытащить. Сгорела и 
лошадь. Обгорел мужик. Бабы голосили, мужики работали. Евдоким Михашин, молодой малый – нынче осенью на призыв – вместе с отцом вытаскивал с двора обгорелые снасти. 
– Чего бельма–то выпучил, берись за переводину–то. Аль оглох? – крикнул на него отец. Евдоким встряхнулся, точно разбудили его, и подался к отцу. Смотрел Евдоким, в то время как отец 
окликнул его, на подъехавшую к пожарищу коляску на паре рысистых серых. В коляске сидела барыня с девочкой. На козлах 
гладкий с расчесанной бородой бравый кучер в синей рубахе и 
плисовой безрукавке. 
– Чего не видал? Полюбоваться приехали. Ну берись, что ль? 
Евдоким взялся, но он плохо слушал и понимал отца, он весь 
был полон своими мыслями. Он думал не о пожаре, не об отце, 
матери, а об совсем другом. В деревне было важное событие – 
пожар, но у него в душе вчера только произошло такое важное 
событие, что он не мог даже и приписывать какую–нибудь важность общей беде всей слободы – 9 дворов пожару, так важно 
было то, что случилось в его душе. А именно вчера после прочтения книжки, которую ему дал дьяконов сын, в первый раз понял, что не ему надо подчиняться той жизни, среди которой он 
жил, а надо сделать жизнь такую, какую требует его разум, что 
эти бабы с иконами, которые должны потушить пожар, с царицей 
небесной, с этой барыней на рысаках рядом с вдовой Ульяной, с 
голодными раздетыми ребятами, с урядником, требующим подати, с гладким попом, собирающим волну, с царем, сидящим там 
где–то и думушки не думающим об измученном народе, с этими 
тысячами десятин богачей, с их заводами и фабриками, на которых живут рабами голодные рабочие, что всего этого не должно 
быть, что все это только от того, что как он прежде и как отец 
его, и дети, и самые уважаемые, умные мужики запутаны, обмануты, не понимают и не видят правды. Вчера это сделалось с 
ним, вчера он впервой понял, что он был окружен, как и все деревенские, стеной, даже сводом обмана, невежества, суеверия, и 

3 

вчера часть этого свода развалилась в его душе, и он увидал весь 
просторный свет божий. И ему страшно, с одной стороны, стало 
думать о том, как он мог жить в этом мраке, и как его отец и все 
деревенские могут жить так. Отвалился один камень из свода, и 
он увидал весь вольный свет и почувствовал, что камни свода 
плохо держат и что теперь кто вывалит один из них, стоит только 
поналечь хорошенько, и всеразвалится. И вот теперь он был полон этими мыслями, и не слышал отца, и не думал о деле, а только о том, что происходило в его душе. 
Сделалось это вчера, но готовилось это долго, давно уже.