Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Дяденька Жданов и кавалер Чернов

Бесплатно
Основная коллекция
Артикул: 626953.01.99
Толстой, Л.Н. Дяденька Жданов и кавалер Чернов [Электронный ресурс] / Л.Н. Толстой. - Москва : Инфра-М, 2015. - 4 с. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/507924 (дата обращения: 25.06.2024)
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
Б и б л и о т е к а Р у с с к о й К л а с с и к и

Л.Н. Толстой 
 

ДЯДЕНЬКА ЖДАНОВ 
И КАВАЛЕР ЧЕРНОВ

Л.Н. Толстой 
 

 
 
 
 
 
 
 

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

ДЯДЕНЬКА ЖДАНОВ 
И КАВАЛЕР ЧЕРНОВ 

Москва 
ИНФРА-М 
2015 

2 

ДЯДЕНЬКА ЖДАНОВ И КАВАЛЕР ЧЕРНОВ 

(Первая редакция) 

В 1828 году, в одну из артиллерийских рот, расположенных на 
Кавказской линии, пригнали 25 человек рекрут. Это все была молодежь,- мясистая, неуклюжая, с белыми стрижеными головами и 
унылыми толстыми лицами. Между ними был один только Чернов, высокий мужчина с русыми усами и ловкими самоуверенными движениями, который обращал на себя внимание. На Чернове была розовая рубаха, он играл на балалайке, плясал и вечно 
шутил и смеялся. Артель невольно поддалась его влиянию, ему 
повиновались и старались подражать, но веселье других рекрут 
было как-то неловко и жалко. Только один рекрут никогда не пытался отуманиться вином, балалайкой и хохотом: не скрывал своего горя и искренно предавался ему. Это был маленький, белоголовый парень с большими голубыми глазами; он никогда не подходил к товарищам, не пил, не разговаривал, не слушал, а с вечно 
опущенной головой садился в сторонке, доставал складной ножик, единственное свое имущество, брал какую-нибудь палочку, 
строгал ее и плакал. - О чем он думал, о чем он плакал? Бог его 
знает. 
Товарищи трунили над ним, заставляли его пить. Он напивался и плакал еще больше и приговаривал. Хотели, чтобы он тоже 
поставил косуху. Он отказался. Его прибили, и он отдал последние два рубля и опять заплакал. Когда рекрутов пригнали в роту, 
унтер-офицер сказал фельдфебелю, что из рекрутов "солдат бойкий выйдет".