Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Уголовная ответственность: содержание и проблемы реализации. Часть 1

Покупка
Основная коллекция
Артикул: 662636.01.99
В сборнике освещаются теоретические и практические проблемы назначения и исполнения уголовных наказаний, предупреждения преступности, уголовно-процессуального законодательства, исправления осужденных, реформирования пенитенциарных учреждений, совершенствования социальной, психологической и воспитательной работы с осужденными в пенитенциарных учреждениях, профессиональной подготовки кадров. Материалы могут быть полезны для сотрудников органов и учреждений Федеральной службы исполнения наказаний, адъюнктов, курсантов и слушателей ведомственных вузов.
Андриянов Р. В. Балан В. П. Белова Надежда Алексеевна Беляева Л. И. Борисенко Ксения Александровна Вилкова А. В. Спасенников Борис Аристархович Дегтярева О. Л. Жиляев Рустам Мухамедович Медведева Инна Николаевна Звонов Андрей Викторович Соколова О. В. Зубкова Валентина Ивановна Кругликов Лев Леонидович Мингадулов А. Х. Павлушков Александр Рудольфович Пискунов Андрей Иванович Селиверстов Вячеслав Иванович Смелова Светлана Владимировна Смолин Денис Олегович Уторова Татьяна Николаевна Шарков А. В. Абатуров Александр Иванович Белик Валерий Николаевич Голик Н. М. Катанов Александр Владимирович Кийко Н. В. Кольев Александр Анатольевич Комбаров Роман Владимирович Красоткин П. Н. Тарабуев Леонид Николаевич Латышева Людмила Александровна Лукьянчук Елена Олеговна Нарышкина Наталья Игоревна Немов Я. Н. Перрон Юлия Владимировна Попович Марина Михайловна Прохорова Марина Владимировна Потапов А. М. Храброва Елена Владимировна Цатуров А. В.
Уголовная ответственность : содержание и проблемы реализации. Часть 1 : материалы конференции (съезда, симпозиума) / Р. В. Андриянов, В. П, Балан, Н. А. Белова [и др.] ; отв. ред. П. В. Голодов. - Вологда : ВИПЭ ФСИН России, 2014. - 212 с. - ISBN 978-5-94991-302-4. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/901146 (дата обращения: 15.06.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
Федеральная служба исполнения наказаний

Вологодский институт права и экономики

УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ: 

СОДЕРЖАНИЕ И ПРОБЛЕМЫ РЕАЛИЗАЦИИ

Сборник материалов 

международной научно-практической конференции

(Вологда, 16 декабря 2014 года)

В двух частях

Часть 1

Ответственный редактор П. В. Голодов

Вологда

2014

ББК 67.408

 У26

Р е д а к ц и о н н а я  к о л л е г и я :

П. В. Голодов – зам. начальника ВИПЭ ФСИН России по науч. рабо
те, канд. юрид. наук, доц. (отв. ред.); 

С. А. Боровиков – доц. каф. уголовного права и криминологии 

ВИПЭ ФСИН России, канд. юрид. наук, доц.; 

Э. В. Зауторова – проф. каф. юрид. психологии и педагогики ВИПЭ 

ФСИН России, д-р пед. наук, доц.;

Л. А. Колпакова – ст. преподаватель каф. уголовного процесса, кри
миналистики и оперативно-розыскной деятельности ВИПЭ ФСИН России, канд. юрид. наук, доц.;

А. М. Потапов – начальник каф. уголовно-исполнительного права и 

организации воспитательной работы с осужденными ВИПЭ ФСИН России, канд. юрид. наук, доц.; 

Ю. Н. Спиридонова – зам. начальника каф. уголовного процесса, 

криминалистики и оперативно-розыскной деятельности ВИПЭ ФСИН 
России, канд. юрид. наук, доц.

Уголовная ответственность: содержание и проблемы реали
зации : сборник материалов международной научно-практической 
конференции (Вологда, 16 декабря 2014 г.) : в 2 ч. / Федер. служба 
исполнения наказаний, Вологод. ин-т права и экономики ; отв. ред. 
П. В. Голодов. – Вологда : ВИПЭ ФСИН России, 2014. 
ISBN 978–5–94991–301–7
Ч. 1. –  212  с.
ISBN 978–5–94991–302–4

В сборнике освещаются теоретические и практические проблемы назначения и 

исполнения уголовных наказаний, предупреждения преступности, уголовно-процессуального законодательства, исправления осужденных, реформирования пенитенциарных учреждений, совершенствования социальной, психологической и воспитательной работы с осужденными в пенитенциарных учреждениях, профессиональной 
подготовки кадров. 

Материалы могут быть полезны для сотрудников органов и учреждений Феде
ральной службы исполнения наказаний, адъюнктов, курсантов и слушателей ведомственных вузов.

ББК 67.408

ISBN 978–5–94991–302–4 (ч. 1)  © ФКОУ ВПО «Вологодский институт права и экономики 
ISBN 978–5–94991–301–7                Федеральной службы исполнения наказаний», 2014

 У26

РАЗДЕЛ I

УГОЛОВНО-ПРАВОВЫЕ И КРИМИНОЛОГИЧЕСКИЕ 
ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ РЕАЛИЗАЦИИ 
УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

Уголовно-правовые и криминологические аспекты побегов 

из исправительного учреждения и СИЗО

Р.В. Андриянов – старший преподаватель 

кафедры организации режима и надзора в УИС 

Кузбасского института ФСИН России

Стремление преступников уйти из мест заключения на сво
боду можно оценивать с социальной, философской, правовой, 
психологической и других позиций. Так, в 2013 г. из-под охраны 
было допущено 7 побегов (АППГ – 12), из них 3 совершены путем 
преодоления запретных зон, 2 – из-под охраны временных караулов, 1 – через подкоп, 1 – путем подмены. Из указанного количества побегов 2 допущены из следственного изолятора (АППГ – 3).
Вместе с тем, несмотря на достигнутое сокращение числа побегов, 
возросло количество групповых побегов до 3 случаев (АППГ – 2).
В 2013 г. поступило 285 сообщений о совершении осужденными, подозреваемыми и обвиняемыми побегов (АППГ – 
255). Возбуждено 143 уголовных дела по ст. 313 УК РФ (АППГ – 
174), из них совершено 128 побегов из-под надзора (АППГ – 
150), 13 – из-под охраны, включая покушения (АППГ – 24). По времени суток побеги распределены следующим образом: наибольшее 
число – 37,5% – в дневное время (с10 до 18 часов), затем идет ве
Сборник материалов международной научно-практической конференции

чернее время (с 18 до 22 часов) – 31,25%. В ночное время (с 22 до 6 
часов) – 18,75%. В утреннее (с 06 до 10 часов) – 12,5%1.

С социальной точки зрения преступник, содержащийся в испра
вительном учреждении, является полноценным членом общества. Как 
гражданин государства и член общества, осужденный не лишается в 
полном смысле права на свободу. Факт помещения его в учреждение, 
предназначенное для отбывания наказания в виде лишения свободы, 
не может выступать обстоятельством нейтрализации социальной значимости и ценности его личности. Отсюда следует, что лишить человека, совершившего преступление, свободы невозможно в силу того, 
что он является гражданином государства.

Если рассматривать правовой аспект, то в реальной действитель
ности система мест лишения свободы представляет собой атрибут государства. Как справедливо замечает В.К. Дуюнов, уголовно-правовое 
воздействие (кара) является весьма острым оружием, поэтому для его 
применения должны быть веские, предусмотренные законом основания. Такие основания необходимо рассматривать в двух аспектах: как 
основания криминализации общественно опасных деяний и основания практической реализации кары в отношении конкретных лиц, виновных в их совершении2. Исследования, проводимые учеными среди 
осужденных, свидетельствуют о том, что подавляющее большинство 
из них считают наказание, вынесенное судом, несправедливым.

С психологической точки зрения оценка совершения осужден
ными побегов должна рассматриваться из наличия умысла. Однако 
очевидно, что об истинности направленности умысла на уклонение 
от отбывания наказания в первую очередь свидетельствуют мотивы 
оставления исправительного учреждения. В результате проведенного 
исследования были выявлены следующие мотивы3:

– стремление к совершению преступлений, в том числе связан
ных с местью в отношении свидетелей, потерпевших или других лиц, 
либо к ведению иного противоправного образа жизни (10%);

1 См.: Обзор ФСИН России «О совершении осужденными, подозреваемыми и 

обвиняемыми побегов (уклонений) из учреждений УИС за 2013 год» (исх. 08-8859 от 
03.03.2014). 

2 См.: Дуюнов В.К. Уголовно-правовое воздействие: понятие, основание, меха
низм // Российская академия юридических наук: Науч. тр.: В 2 т. М., 2001. Т. 2. С. 12.

3 Заметим, что нами учитывалась и полимотивация, то есть наличие двух и более 

мотивов совершения преступления.

Раздел I

– нежелание отбывать лишение свободы (40%);
– желание побывать какое-то время на свободе (20%);
– конфликтные отношения с администрацией исправительного 

учреждения или другими осужденными, вызванные неправомерными 
действиями самих бежавших (10%);

– нежелание отбывать наказание в данном исправительном уч
реждении (10%);

– конфликтные отношения с другими осужденными, обусловлен
ные криминальной субкультурой, статусно-ролевым положением в 
среде лишенных свободы и другими негативными явлениями, характерными для современных исправительных учреждениях (10%);

– желание увидеть семью, близких, оказать им помощь (20%).
Вместе с тем следует заметить, что эти мотивы могут, учитывают
ся судом только как обстоятельства, смягчающие или отягчающие наказание (ст. 61, 63 УК РФ), и на квалификацию преступления не влияют.

А.Я. Гришко побег относит к числу преступлений, препятству
ющих исполнению наказаний в виде лишения свободы, ареста и содержания в дисциплинарной воинской части, а также производству 
дознания, предварительного расследования и вынесению приговора1.

Статья 313 УК РФ была дополнена частью третьей Федеральным 

законом от 08.12.2003 № 162-ФЗ2. Федеральным законом № 420-ФЗ от 
07.12.2011 она была изменена и стала следующего содержания: «Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные с применением насилия, опасного для жизни или 
здоровья, либо с угрозой применения такого насилия, а равно с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, 
– наказываются принудительными работами на срок до пяти лет либо 
лишением свободы на срок до восьми лет»3.

На наш взгляд, это связано в первую очередь со случаями напа
дения на сотрудников исправительных учреждений и применения в 

1 См.: Гришко А.Я. Уголовное право: Часть Особенная: Учеб. пособие / Под ред. 

Н.И. Ветрова. М., 2002. С. 369.

2 См.: Федеральный закон от 08.12.2003 № 162-ФЗ «О внесении изменений и до
полнений в Уголовный кодекс Российской Федерации» // СЗ РФ. 2003. № 50. Ст. 4848.

3 См.: Федеральный закон от 07.12.2011 № 420-ФЗ «О внесении изменений и 

дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные 
акты Российской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс».

Сборник материалов международной научно-практической конференции

отношении их насилия, а также использования для совершения побега оружия.

Под насилием в данном случае следует понимать применение или 

угрозу применения виновным силы в отношении любых физических 
лиц, которые, по его мнению, препятствуют или могут воспрепятствовать совершению побега.

Необходимо заметить, что в юридической литературе нет един
ства в понимании того, какое насилие охватывается ч. 3 ст. 313 УК РФ. 
Одни авторы полагают, что в содержание насилия, указанного в данной статье, входит такое применение силы в отношении физических 
лиц, которое повлекло за собой причинение побоев, легких или менее 
тяжких телесных повреждений (в нашем случае – легкого и средней 
тяжести вреда здоровью), а равно угрозы применения указанного насилия1. По мнению других, причинение потерпевшему менее тяжких 
телесных повреждений, равно как и тяжких телесных повреждений, 
средней тяжести и тяжкого вреда здоровью, не охватывается ч. 2 
ст. 313 УК РФ, а требует дополнительной квалификации по статьям о 
преступлениях против здоровья2.

По нашему мнению, следует исходить из того, что вред здоровью 

средней тяжести и тяжкий охватывается ч. 3 ст. 313 УК РФ. Действительно, насилие, опасное для жизни и здоровья, как признак объективной стороны преступления входит в состав преступления, предусмотренного ст. 313 УК РФ. Сомнение вызывает лишь то, что размер 
санкции по ч. 3 ст. 313 УК, а именно «принудительными работами на 
срок до пяти лет либо до восьми лет лишения свободы», равен размеру 
санкции по ч. 1 ст. 111 «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью». Вырисовывается следующая картина: если лицо просто причиняет тяжкий вред здоровью, суд может назначить лишь за одно преступление наказание виновному до восьми лет лишения свободы. Если 
осужденный совершает побег и применяет при этом насилие, опасное 
для жизни или здоровья (например, тот же тяжкий вред здоровью), то 
такое лицо, посягая на два важных объекта – интересы правосудия и 
здоровье, несет наказание, аналогичное как за посягательство лишь на 

1 См.: Крахмальник Л.Г., Гравина А.А. Судебная практика по делам об уклоне
нии от отбывания наказания // Научный комментарий судебной практики за 1968 год. 
М., 1989. С. 191–194.

2 См: Комментарий к Уголовному кодексу РСФСР. М., 1971.

Раздел I

один объект уголовно-правовой охраны – здоровье. Более того, по ч. 2 
ст. 111 УК РФ предусмотрено наказание до десяти лет, ч. 3 ст. 111 – 
наказываются лишением свободы на срок до двенадцати лет с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового, а ч. 4 ст. 111 
УК РФ – наказываются лишением свободы на срок до пятнадцати лет с 
ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

В данном случае не может выступать в качестве аргумента то, что 

насилие, опасное для жизни и здоровья, является лишь средством для 
совершения побега, а не конечным результатом преступления. Выход 
из создавшейся ситуации видится не в дополнительной квалификации 
(она не требуется), а в увеличении размера санкции за квалифицированные виды совершения побегов, без указания при этом на нижний 
предел возможного наказания.

Насилие при побеге может быть физическим (нанесение побо
ев, вреда здоровью, разоружение, связывание) и психическим (угроза 
применения насилия). Ввиду того, что применение насилия является 
конструктивным признаком преступления, предусмотренного п. «б» 
ч. 2 ст. 313 УК РФ, данная норма может применяться лишь в тех случаях, когда насилие используется в процессе совершения побега, то 
есть с момента начала приготовительных действий до момента, когда 
побег считается оконченным. При этом насилие, применяемое в дальнейшем, например, для воспрепятствования задержанию требует самостоятельной оценки по статьям, предусматривающим ответственность за конкретный вид насилия1.

В заключение мы считаем целесообразным сделать следующие 

выводы:

1. Побеги лиц, содержащихся в исправительных учреждениях и 

следственных изоляторах, можно расценивать как закономерное, но 
имеющее различные цели явление. Стремление указанных лиц совершить побег является осознанной реакцией конкретной личности: на 
специфический правовой статус, приобретенный за свой криминальный результат, определенный судом, а также в связи с условиями содержания в местах изоляции от общества; необъективность приговора суда, нарушение судом принципа справедливости и гуманизма при 
назначении наказания; сложившуюся неадекватную систему отноше
1 См.: Егоров В.И. Уголовная ответственность за уклонение от отбывания уголов
ных наказаний. Рязань, 1985. С. 56.

Сборник материалов международной научно-практической конференции

ний лиц, содержащихся в исправительном учреждении, следственном 
изоляторе, с персоналом этих учреждений, родственниками, другими 
гражданами вне мест лишения свободы.

2. Рассмотреть вопрос о возможности увеличения санкции 

ст. 313 УК РФ до пятнадцати лет лишения свободы без указания нижнего предела возможного наказания.

Роль уголовно-исполнительной системы 

в деле формирования уголовно-правовой политики государства 

в новейший исторический период

В.П. Балан – начальник 

Воронежского института ФСИН России, 

кандидат юридических наук, доцент

Цели, задачи и приоритеты, определяемые и реализуемые госу
дарственной властью, не являются константой. Они возникают и корректируются с учетом потребностей государства, уровня социального 
развития, обстановки, складывающейся во внешнеполитической и 
внутриполитической сферах, помноженных на степень политической 
воли. Политические интересы настолько тесно переплетаются, что 
изменение одного сегмента управленческой деятельности с неизбежностью влечет преобразование другого. Трансформация уголовно-исполнительной системы России немыслима без пересмотра уголовной 
политики государства. Важно при этом правильно определить последовательность таких преобразований.

Необходимость реформирования уголовно-исполнительной си
стемы России  неоспорима и вызвана главным образом очевидными 
недостатками «советской» системы исполнения наказания в виде лишения свободы. 

Масштабные изменения новейшего времени имеют более чем 

двадцатилетнюю историю, являются лишь продолжением комплексных преобразований уголовно-исполнительной системы, начатых 
в 1989 г., то есть еще задолго до ее передачи из системы МВД под 
юрисдикцию Министерства юстиции. Содержание реформ было продиктовано необходимостью гуманного обращения с лицами, лишен
Раздел I

ными свободы, возникшей вследствие обязательности для России 
положений «Минимальных стандартных правил обращения с заключенными» 1955 г. Дальнейшие реальные шаги по пути развития уголовно-исполнительной системы были связаны со вступлением нашей 
страны в Совет Европы в 1996 г. и обусловлены достигнутыми соглашениями.

К настоящему времени в учреждениях уголовно-исполнительной 

системы сложилась тяжелая ситуация, вызванная в значительной степени криминологической характеристикой содержащихся лиц. Так, 
по данным ФСИН России, более трети осужденных, находящихся в 
исправительных колониях, отбывают наказание за совершение тяжких преступлений, половина – за совершение особо тяжких преступлений; треть осуждены второй раз, столько же – третий раз и более. 
Наличие столь значительного количества лиц, имеющих стойкие криминальные установки, и избыточное количество осужденных, создает 
в местах лишения свободы неблагоприятный климат. Свою озабоченность по этому поводу в своем интервью высказал первый заместитель директора ФСИН России А.А. Рудый1.

Подобная ситуация в значительной мере является отражением 

уголовно-правовой политики. Таким образом, становится очевидной 
ее связь с уголовно-исполнительной системой, взаимозависимость 
изменений уголовного законодательства и реформы УИС.

Непосредственной отправной точкой изменений пенитенциарной 

системы страны явилось поручение Правительству РФ, сделанное 
Президентом РФ по итогам заседания президиума Государственного 
совета РФ 11 февраля 2009 г. в Вологде на тему «О состоянии уголовно-исполнительной системы Российской Федерации». В своем заключительном слове Президент государства отметил несовершенство 
действующего уголовного, уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного законодательства и судебной практики его применения, подчеркнул необходимость гуманизации системы исполнения 
наказаний, улучшения условий содержания граждан в учреждениях, 
обеспечивающих изоляцию от общества и приведения уголовно-исполнительного законодательства в соответствие с международными 

1 См.: Интервью первого заместителя директора ФСИН России генерал-лейте
нанта внутренней службы А.А. Рудого «Исправление тюрьмы» // Российская газета. 
2014. 19 июня.

Сборник материалов международной научно-практической конференции

стандартами1. Реализуя эти программные заявления, Федеральная 
служба исполнения наказаний развернула активную деятельность 
по коренному изменению российской уголовно-исполнительной системы, первоосновой которых стала разработка Концепции развития 
уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 г. 
(далее – Концепция развития УИС).

Важно понимать, что работа по реформированию пенитенциар
ной системы не может проводиться в отрыве от уголовной политики. 
ФСИН России, безусловно, относится к числу субъектов уголовно-исполнительной, а возможно, и уголовно-правовой политики государства. В этом вопросе далее мы попытались поставить точку.

С традиционной точки зрения, к субъектам уголовной политики 

относят только ФСИН России (политика рассматривается исключительно как сфера государственного управления на уровне разработки 
первичных управленческих решений). На наш взгляд, ее субъектами 
также являются нижестоящие органы и учреждения ФСИН России 
(территориальные органы УИС), то есть те, которые находятся на 
уровне практического правоприменения.

Согласно п. 1 Положения о Федеральной службе исполнения 

наказаний2, ФСИН России является федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим правоприменительные функции, 
функции по контролю и надзору в сфере исполнения уголовных наказаний, по содержанию лиц, находящихся под стражей, их охране и 
конвоированию, а также функции по контролю за поведением условно осужденных и лиц, которым судом предоставлена отсрочка отбывания наказания. В значительной мере деятельность ФСИН России 
призвана реализовывать черты политического устройства, закрепленные в законах и подзаконных актах. В этом смысле по отношению 
к Президенту РФ, Правительству РФ, Минюсту РФ и Федеральному 
собранию РФ она является не субъектом, а объектом уголовной политики. Однако по отношению к территориальным органам УИС, 
учреждениям, исполняющим наказания, следственным изоляторам, 

1 См.: Стенографический отчет о заседании президиума Государственного сове
та «О состоянии уголовно-исполнительной системы Российской Федерации». http://
archive.kremlin.ru/appears/ 2009/02/11/1540_type63381_212845.shtml

2 Указ Президента РФ от 13.10.2004 № 1314 «Вопросы Федеральной службы ис
полнения наказаний» // СЗ РФ. 2004. № 42. Ст. 4109.