Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Статус арбитражных, народных, присяжных заседателей

Покупка
Основная коллекция
Артикул: 617722.01.99
Академический правовой университет при Инетитуте государства и права РАН выпускает серию лекций и учебных пособий ведущих ученых-юристов страны. В настоящем учебном пособии рассматриваются вопросы правового статуса заседателей как непрофессиональных судей, но ноеите- лей судебной власти; особенности статуса арбитражных, народных и присяжных заседателей; проблемы совершенствования законодательного урегулирования их статуса. Автор - член-корреспондент Российской Академии наук, заслуженный юрист Российской Федерации, доктор юридических наук, профессор, председатель арбитражного суда Тюменской области. Для студентов, аспирантов, преподавателей, еудей, работников судебных и правоохранительных органов, граждан, непосредственно участвующих в осуществлении правосудия, и других лиц, интересующихся правовым статусом заседателей в России.
Клеандров, М. И. Статус арбитражных, народных, присяжных заседателей [Электронный ресурс] / М. И. Клеандров. - Москва : АПУ при ИГиП ПАН, 2000. - 106 с. - ISBN 5-8339-0019-0. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/445728 (дата обращения: 15.06.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
ИНСТИТУТ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА 
РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК

АКАДЕМИЧЕСКИЙ ПРАВОВОЙ УНИВЕРСИТЕТ 
ПРИ ИНСТИТУТЕ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА 
РОССИЙСКОЙ АК.АЦЕМИИ НАУК

М.И.К.деаыдров

С т а т у с  
арбитражных, народных, 
присяжных заседатепей

ИНСТИТУТ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА 
РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК

АКАДЕМИЧЕСКИЙ ПРАВОВОЙ УНИВЕРСИТЕТ 
ПРИ ИНСТИТУТЕ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА РАН

М. И. КЛЕАНДРОВ

СТАТУС АРБИТРАЖНЫХ, НАРОДНЫХ, 
ПРИСЯЖНЫХ ЗАСЕДАТЕЛЕЙ

Москва. 2000 г.

Ответственный редактор серии 
заслуженный юрист Российской Федерации 
акаделтк МАИ М. М. СЛАВИН

Академический правовой университет при Инетитуте государства и права РАН выпускает серию лекций и учебных пособий ведущих 
ученых-юристов страны.
В настоящем учебном поеобии рассматриваются вопросы правового статуса заседателей как непрофессиональных судей, но ноеите- 
лей судебной власти; особенности статуса арбитражных, народных и 
присяжных заседателей; проблемы совершенствования законодательного урегулирования их статуса.
Автор -  член-корреспондент Российской Академии наук, заслуженный юрист Российской Федерации, доктор юридических наук, 
профессор, председатель арбитражного суда Тюменской области.
Для студентов, аспирантов, преподавателей, еудей, работников 
судебных и правоохранительных органов, граждан, непосредственно 
участвующих в осуществлении правосудия, и других лиц, интересующихся правовым статусом заседателей в России.

ISBN 5-8339-0019-0

© -  М. И. Клеандров, 2000 г.
© -  Институт государства и права РАН, 2000 г.

ПРЕДИСЛОВИЕ

В процессе об\'чения различным дисциплинам ст>'дент-юрист 
постоянно сталкивается с вопросами компетенции суда, а следовательно, лиц, осуществляющих в нащей стране в соответствии с действующим законодательством правосудие. С тем же сталкивается и 
практикующий юрист. Особенно часто это происходит при осуществлении процессуально-правовой деятельности.
Наряду с профессиональными судьями в рамках, определенных 
соответствующими нормами законодательства, в отправлении правосудия в нащей стране участвуют граждане -  народные, присяжные, 
арбитражные заседатели. Каков же их статус?
Термин «статус» происходит от латинского слова status, означающего буквально состояние, положение. Сегодня этот термин обозначает правовое положение гражданина, должностного лица, органа 
управления, юридического лица и т. п. и вполне уместен применительно к заседателям.
Судебная реформа, проходящая в стране, как известно, далека от 
заверщения; не принят и ряд важных законодательных актов, определяющих судебную систему и регулирующих деятельность судебных 
органов, а соответственно и лиц, осуществляющих правосудие, в том 
числе заседателей. Речь идет, в частности, о федеральных конституционных законах о судах общей юрисдикции и о Верховном Суде РФ, 
о новых УПК РФ и ГПК РФ и т. п. Но хотя их отсутствие и осложняет работу' судов, в том числе по привлечению к осуществлению правосудия граждан, тормозить судебную деятельность это не должно.
В данном пособии рассматривается статус заседателей -  общий и 
каждого вида заседателей в отдельности -  исходя из сложивщегося на 
сегодня состояния правового регулирования; вместе с тем в последней 
главе рассмотрены (в авторском понимании) проблемы соверщенст- 
вования статуса и повыщения эффективности деятельности заседателей в осуществлении правосудия.
Со времени первого издания данного пособия в законодательном 
обеспечении стату са заседателей произощли изменения. В частности, 
17 ноября 1999 г. был принят Федеральный закон «О народных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации». Разработан также законопроект об арбитражных заседателях

и порядке наделения их полномочиями. Накопилась определенная 
практика. Все это вызвало необходимость переиздания пособия.
В пособии применяются общепринятые сокращения, например: 
УПК РСФСР, ГПК РСФСР (Уголовно-процессуальный и Гражданский процессуальный кодексы РСФСР), АПК РФ (Административный процессуальный кодекс РФ), ВАС РФ (Высший Арбитражный 
Суд Российской Федерации), КоАП (Кодекс РСФСР об административных правонарушениях) и т. д.
Законодательные и иные нормативные акты в пособии приведены по состоянию на 1 мая 2000 г.

ГЛАВА 1. ЗАСЕДАТЕЛЬ: НЕПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ 
СУДЬЯ И НОСИТЕЛЬ СУДЕБНОЙ ВЛАСТИ

В действующем российском законодательстве понятия «судебный заседатель» нет. Общеупотребительным в научно-правовом обороте данное понятие также не является. Тем не менее применение 
термина «судебный заседатель» в качестве понятия, охватывающего -  
по крайней мере, в нашей стране -  все категории граждан, участвующих, наряду с профессиональными судьями, в осуществлении правосудия, заседающих вместе с профессиональными судьями в государственном суде, представляется закономерным и естественным.
Даже начинающий студент-юрист знает, что наряду с профессиональными судьями в рамках, определенных соответствующими нормами законодательства, правосудие в нашей стране осуществляют и 
судебные заседатели: арбитражные, народные, присяжные. Такая последовательность перечисления обусловлена не значимостью того или 
иного института судебных заседателей в тех или иных сферах деятельности по осуществлению правосудия, не разницей в количестве 
тех или иных заседателей и не иными соображениями, а исключительно алфавитом. Именно эти три категории заседателей мы будем 
именовать обобщенно судебными заседателями.
Важно также отметить, что институт российских судебных заседателей не есть что-то уникальное -  во многих странах он существует 
давно и широко распространен. Хотя есть и страны, где граждане к 
участию в осушествлении правосудия вообще не привлекаются. Это, 
например, Япония, Аргентина, Доминиканская Республика. Научная 
конференция «Участие непрофессионалов в уголовном судопроизводстве в XXI веке», проведенная в мае 1999 г. в Международном институте высшего изучения уголовно-правовых наук в г. Сиракузы 
(Италия) в тесном сотрудничестве с ООН, в итоговом документе’ в 
числе прочих сделала следующие выводы; 1) странам, находящимся в 
процессе-перехода к демократическому государственному устройству, 
целесообразно уделить особое внимание вопросу включения в правовую реформу института участия населения в отправлении правосудия

' См.; Львова Е. Суд народа в XXI веке: По материалам международной 
конференции в Сиракузах//Росс. юстиция. 1999. № 12. С. 10-11.

5

для достижения таких принципов демократического уголовного судопроизводства, как состязательность, ч-важение прав и свобод обвиняемых и потерпевших, реабилитация незаконно осужденных, наказание виновных и оправдание невиновных, защита общества; 2) >’час- 
тие непрофессионалов в осуществлении правосудия является механизмом поддержки и улу-чшения качества правосудия; 3) привлечение 
населения к участию в осуществлении уголовного судопроизводства 
может стать щитом на пути некоторых негативных тенденций, которые наблюдаются в профессиональной судебной деятельности, в частности таких, как: а) зависимость судебных органов от исполнительной власти и ведущих политических партий, а также от общественного мнения и его стереотипов; б) повсеместно отмечаемая усталость 
судейского корпуса от рутинного отправления правосудия в течение 
многих лет, гипербюрократизация судебной системы и формализм 
правосудия, отдаляющий его от общества.
Сказанное в принципе целиком относится и к России, где институт привлечения народа к осуществлению правосудия имеег давние 
традиции и динамично, хотя непоследовательно и не без перекосов, 
развивается. В современной юридической литературе высказано мнение, с которылМ следует согласиться: правосудие как функция государственного органа -  суда нуждается, во-первых, в социальном контроле со стороны представителей общества за справедливым применением не только закона, но и норм нравственности, в учете сложившихся местных традиций и обычаев, и, во-вторых, в обеспечении 
представителям обшества таких условий, которые мог\т гарантировать их независимость от влияния судьи и иных официальных структур и самостоятельность в формировании своего внутреннего убеждения о фактической стороне судебного дела^.
Основополагающим для уяснения сегодняшнего статуса российского судебного заседателя является положение ст. 1 Федерального 
конетитуционного закона «О судебной сиетеме Росеийекой Федерации» о том, что судебная власть в нашей стране осушествляется только судами в лице судей и привлекаемых в установленном законом 
порядке к осуществлению правосудия присяжных, народных и арбит
^ См.: Радушная Н. Формирование состава народных заседателей//Росс. юстиция. 2000. № 4. С. 14.

6

ражных заседателей, при этом судебная власть является самостоятельной и действует независимо от законодательной и исполнительной власти. Эта норма развивает положение ст. 1 Федерального закона от 26 июня 1992 г. «О статусе судей в Российской Федерации», 
которым установлено, что судебная власть в Российской Федерации 
принадлежит только судам в лице судей и привлекаемых в установленном законом случаях к осуществлению правосудия представителей народа. Представители народа -  это и есть судебные заседатели.
Важны в этом плане и положения ст. 5 Закона «О судебной системе Российской Федерации», в соответствии с которыми судьи, присяжные, народные и арбитражные заседатели, участвующие в осуществлении правосудия, независимы и подчиняются только Конституции России и закону, гарантии их независимости устанавливаются 
Конституцией и федеральным законом.
Наконец, весьма значимым здесь служит положение ст. 8 указанного Закона о том, что участие присяжных, народных и арбитражных заседателей в осуществлении правосудия является гражданским 
долгом; что требования к гражданам, участвующим в осуществлении 
правосудия, устанавливаются федеральным законом; что за время 
участия в осуществлении правосудия присяжным, народным и арбитражным заседателям выплачивается вознаграждение из федерального 
бюджета.
Вместе с тем нужно сразу подчеркнуть (подробнее об этом будет 
сказано ниже), что статус судебных заседателей в нащей стране еще 
не получил своего полноценного законодательного оформления, на 
две трети он экспериментален, а на треть хотя и имеет новую законодательную базу, но реально сможет исполняться еще не скоро.
Современный трехчленный институт судебных заседателей в 
нащей стране возник де-юре и де-факто совсем недавно, он еще очень 
молод, ему немногим более пяти лет. До этого единственными судебными заседателями в России (и во всем СССР) были народные заседатели. В современной же России судебную власть посредством осуществления правосудия, наряду с государственными профессиональными судьями (следует отличать их, например, от спортивных судей, 
или от судей третейских судов, или от судей приснопамятных товарищеских судов там, где они еще сохранились, или от судей Судебной палаты по информационным спорам при Президенте РФ, или от

судей судов офицерской чести и т. д.), реализуют присяжные, народные и арбитражные заседатели.
То обстоятельство, что сегодня в России действуют три института судебных заседателей и одновременно три ветви судебной власти -  
конституционно-судебная, 
арбитражно-судебная 
и 
общесудебная 
(суды общей юрисдикции), -  не должно заставлять искать в этом какую-либо закономерность.
Во-первых, конституционно-судебная ветвь судебной власти не 
знает и не должна знать в принципе институт судебных заседателей; 
и это несмотря на то, что собственную систему эта ветвь не образует, 
конституционные и уставные суды субъектов Федерации ни в каком 
процессуальном взаимодействии с федеральным Конституционным 
Судом не находятся и все суды этой ветви судебной власти рассматривают подведомственные им дела исключительно по первой инстанции (а ведь судебные заседатели участвуют в делах именно этой инстанции). Основная же причина невозможности и ненужности участия заседателей в деятельности судов конституционно-уставной ветви судебной власти заключается в том, что заседатели нужны в вопросах оценки доказательств по делу, а конституционные (уставные) 
суды работают (быть может, за редчайшими исключениями) не «по 
факту'», а «по праву», т. е. без оценки доказательственной базы по делу.
Во-вторых, в системе судов общей юрисдикции действуют два 
вида судебных заседателей -  народные и присяжные, причем одновременно, подчас в конкретном деле даже альтернативно. В силу 
ст. 424 УПК РФ выбор состава суда с участием присяжных заседателей принадлежит обвиняемому, который имеет право ходатайствовать об этом; в ином случае дело рассматривается с участием народных заседателей. Значит, считать, что один вид судебных заседателей 
предназначен для удовлетворения всех потребностей одной ветви судебной власти (одной судебной системы), будет неверно. Взаимозависимость здесь скорее функциональная, чем предметная.
И наконец, в-третьих, можно, видимо, полагать, что именно специализированным судам (судебным системам) должен соответствовать свой собственный институт судебных заседателей; сегодня это 
арбитражно-судебная система и арбитражные заседатели, завтра могут быть иные федеральные специализированные суды, возможность

8

создания которых пред\смотрена ст. 26 Закона «О судебной системе 
Российской Федерации», которые, быть может, развернутся (сразу 
или со временем) в специализированные судебные системы и где в 
обоих вариантах возможно создание собственного специализированного субинститута заседателей.
Законодательной основой формирования и деятельности всего 
трехчленного института судебных заседателей в современной России 
с.лужит не Конституция РФ, где о народных и арбитражных заседателях не упоминается совсем, а действующий с 1 января 1997 г. Закон 
«О судебной системе Российской Федерации», касающийся статуса 
всех трех субинститутов судебных заседателей.
В этом Федеральном конституционном законе (нет нужды говорить о разнице между таким законом и просто федеральным законом) 
прямо, однозначно и в императивной форме сказано, что судебный 
заседатель -  это непрофессиональный судья, но, как и профессиональный судья, он является носителем судебной власти.
Можно сделать следующий вывод: все три субинетитута (вида) 
судебных заседателей без каких-либо оговорок, без всякого указания 
на то, что какой-либо из них действует в режиме эксперимента, в России есть, они функционируют именно с 1 января 1997 г. Другими 
словами, названным Законом постулировано: в нашей стране, наряду 
с профессиональными судьями, с 1 января 1997 г. осушествляют правосудие непрофессиональные судьи, именуемые присяжными, народными и арбитражными заседателями. Арбитражные и народные заседатели при осуществлении правосудия и вынесении судебных решений, определений и приговоров пользуются равными с профессиональными судьями правами; у присяжных же заседателей просто 
иные задачи и функции, но они играют не менее важную роль в отправлении правоеудия.
Следует подчеркнуть, что процесс правового строительства института судебных заседателей в России, законодательного обеспечения его формирования и деятельности еще далек от завершения. Вместе с тем правовая зашишенность судебных заседателей законодательно обеспечена.
Так, Федеральным законом от 22 марта 1995 г. «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов» установлено, что государственной защите в соответствии с этим Законом подлежат: судьи всех судов общей юрисдикции и арбитражных судов, народные заседатели и присяжные заседатели, наряду с прокурорами, следователями, лицами, производящими 
дознание, лицами, осуществ.ляющими оперативно-розыскную деятельность, сотрудниками органов внутренних дел, осуществляющих 
охрану общественного порядка и обеспечение общественной безопасности, а также исполнение приговоров, определений и постановлений 
судов (судей) по уголовным делам, постановлений органов расследования и прокуроров, сотрудниками органов контрразведки, сотрудниками федера.льных органов налоговой полиции и т. д., а также близкие перечисленных лиц. То обстоятельство, что в числе судебных заседателей, подлежащих по данному Закону государственной защите, 
не указаны арбитражные заседатели, не должно смущать. Как будет 
показано далее, само законодательное упоминание об арбитражных 
заседателях появилось позже, в Законе от 5 апреля 1995 г. Ведь не 
смущает же нас то, что в этом перечне нет судей Конституционного 
Суда РФ -  их государственная защита осуществляется в соответствии 
с иными конституционными федеральными законами.
Важно здесь то, что судебные заседатели как защищаемые лица, 
субъекты государственной охраны приравнены к профессиональным 
судьям. В си.лу Федерального закона от 20 апреля 1995 г. обеспечение 
государственной защиты судей и судебных заседателей (и иных охраняемых лиц) состоит в осуществлении уполномоченными на то государственными органами предусмотренных законом мер безопасности, 
правовой и социальной защиты, применяемых при наличии угрозы 
посягательства на жизнь, здоровье и имущество указанных лиц в связи с их служебной деятельностью. Меры государственной защиты 
могут также применяться в отношении близких родственников, а в 
исключительных случаях -  и иных лиц, на жизнь, здоровье и имущество которых соверщается посягательство с це.лью воспрепятствовать 
законной деятельности судей и судебных заседателей (и иных лиц), 
либо принудить их к изменению ее характера, либо из мести за указанную деятельность.
Меры государственной защиты судебных заседателей (как и судей и иных указанных в Законе лиц) можно подразделить на три вида.

10