Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Далекий край. Путешествие по Урянхайской земле

Бесплатно
Основная коллекция
Артикул: 625097.01.99
Минцлова К. Д. Далекий край. Путешествие по Урянхайской земле [Электронный ресурс] / К. Д. Минцлова. - Петроград: Рассвет, [Б. г.]. - 96 с. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/354127 (дата обращения: 23.07.2024)
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.

   „БИБЛЮТЕКА ВСХОДОВЪ'- 




                ДАЛЕК1Й КРАЙ





  Путешествие по Урянхайской земл-Ь.


          ПЕТРОГРАД Ъ.
      Типография „РазсвЪтъ‘‘. Гороховая, 17,

ПРЕДИСЛ0В1Е.
   Немного уже остается на свете местностей, не-известныхъ европейцамъ.
   Къ числу такихъ, еще почти новедомыхъ странъ относится ухороненный отъ вс эго м!ра снежными цепями горъ Уряяхайсюй край, занимающ!й центръ Аз5и.
   Край этотъ—родина одной изъ величайшихъ рекъ русски хъ—Енисея, спорящаго въ размерахъ съ Миссисипи.
   Высокая горы его изобилуютъ золотомъ, медью, азбестомъ, дающимъ матер1алъ для мягкихъ несгорае-мыхъ тканей, каменнымъ углемъ, железомъ и другими ископаемыми.
   Реки и озера полны рыбъ лучшихъ породъ: малочисленные туземцы—кочевые сойоты—рыбы не едятъ, и она плодится въ крае во множестве.
   Въ густой тайге, покрывающей склоны горъ, водятся дорогге пушные Звери: соболь, лиса, куница, горностай, синяя белка, медведи, рыси, волки, драгоценные маралы,—-все это таится въ немъ аъ изобилии.
   Страна эта, пустынная и неведомо кому принадлежащая, стала въ последнее годы привлекать къ себе взоры правительствъ всего Mipa.
   Въ русской экспедищи участвовала Ксешя Дмитриевна Минцлова, явившаяся первой женщиной-путешественницей, объехазшей весь Урянхайский край.
   Предлагаемая книга есть результатъ наблюдений автора ея, являющейся единственнымъ обозрен!емъ на русскомъ языке этого действительно «далекаго» края.                         С. Р. МИНЦЛЙВЪ, '

   27-го мая около двухъ часовъ дня благоустроенный и просторный пароходъ „Росс1я“, черезъ силу тащививй насъ трое сутокъ вверхъ по могучему Енисею, причалилъ къ деревянной и плохенькой пристани Минусинска—главному торговому пункту южной Сибири.
   Сутолока, гамъ, крикъ и безтолковая толчея встретили насъ на берегу: хлынувш!е съ парохода пассажиры быстро разбирали вполн-fe приличныхътуземныхъ „ванекъ“ и исчезали въ тучахъ пыли на дорогк.
   Мы съ трудомъ разместились на двухъ пролегкахъ и покатили въ городъ; въ гостиниц^ мы заняли но-меръ, оставили вещи и пошли осматривать Мичусинскъ.
Вся жизнь и главная торговля городка сосредоточена на обширной площади; тамъ лучине магазины, 1*

склады землед-Ьльческихъ машинъ, банки, правительственный учреждения и т. п.: въ базарные дни, дважды въ неделю, на площади бываетъ непроходимая толчея: всю ее заполняютъ ряды торгующихъ, возы крестьянъ и покупатели. Пустынный городокъ въ эти дни оживаетъ, шумитъ и волнуется до вечера съ т-Ьмъ, чтобы на другой день затихнуть и опять полууснуть до сл-Ьдующаго базара.
   Минусинскъ для проЪзжаго человека не интере-сенъ: нисколько дерезянныхъ построекъ стариннаго типа, да Мартьяноцсюй музей— единственный въ кнрЪ по богатству коллекщй бронзовой эпохи—вотъ и все, что имеется въ немъ заслуживающего внимания.
   Эти коллекщи, а также безчисленное множество кургановъ, находящихся въ окрестностяхъ города, свид%тельствуютъ о томъ, что здЪсь жилъ когда-то культурный народъ; письменныхъ памятниковъ, кром-h небольшого числа надписей на скалахъ, до сихъ поръ еще не раэобранныхъ, отъ него никакихъ не осталось, и что это былъ за народъ, до сихъ поръ является загадкою.
   Местные курганы настолько обильны находками, что въ прежнее время зд^сь существовали особый промыселъ—туземцы отправлялись весной „курганить", или „промышлять курганы Раскапывая ихъ,они находили въ изобилш бронзовыя, серебряныя и золотая вещи, переплавляли ихъ и делили между собой, варварски уничтожая драгоцЪнн'Ьйийе памятники старины.
   Въ настоящее время нромыселъ этотъ запрещенъ, но случайныхъ находокъ много; сплошь и рядомъ

—

крестьяне выпахиваютъ самый разнообразный древн!я желЪэныя, бронзовый и мЪдныя вещи, иногда восходящая къ двумъ тысячамъ и бол^е лЬть до-Рождества Христова.
   Въ Минусинск^ мы задержались на. ц^лую недЪлю, такъ какъ необходимо было подготовиться къ дальнейшей экспедищи и закупить консервы, макароны, чай и всякую .сухую" провизию на все лето.
   Минусинск⁻!»—это последней культурный этапъ на пути .въ пустынный и дик1й Урянхай, и все, начиная отъ сяичекъ и кончая сахаромъ, надо было везти съ собою.
   Сто восемь верстъ до деревни Григорьевки можно было проехать въ экипаж^, а дальше предстояло переваливать Саянсше хребты при помощи верховыхъ лошадей.
   Выезжали мы цЪлымъ караванойъ; къ намъ присоединились: переселенческий чиновникъ В. К. Габаевъ, Ъхавппй въ'Усинское съ грузомъ матерналовъ для строящегося въ Урянха^ города Б^лоцарска, и жена горнаго инженера Порватова, Мар!я Ивановна.
   Четвертаго 1юня въ пять часовъ утра къ нашей гостиниц^ подкатили „ко обки“ (плетеный корзины на дрогахъ безъ сид^нт); люди долго возились, подкладывали солому, подушки, узлы и въ конц-Ь концовъ смастерили для насъ н-Ьчто возможное для Ъзды. Местные жители въ сид-Ьньяхъ не нуждаются: они садятся на дно коробка, вытягнваютъ ноги и проЪзжаютъ такъ, не уставая, сотни верстъ. У непривычныхъ людей отъ такого способа передвижения болятъ и затекаютъ ноги, ломитъ бока и спину.

— 6 —

   Необходимость создана этотъ въ высшей степени неудобный родъ экипажей; дЬло въ томъ, что сильная жара д-Ьлаетъ зд!сь передвижение днемъ почти невозможнымъ, и туземцы %здятъ ночью, устраиваясь въ коробк-fe, какъ въ колыбели, съ полнымъ комфортомъ.
   Малорослый степныя лошади-крепыши мчали насъ безостановочно семьдесятъ верстъ; посл-Ь перепряжки мы въ шесть часовъ вечера въфхали въ деревню Григорьевку, гдф предполагалась ночевка.
   Остановились на „земской квартирV‘ въ двухъ большихъ, чистыхъ и св-Ьтлыхъ комнатахъ, со мно-жествомъ цвфтовъ на окнахъ. Сибиряки вообще боль-mie любители цв^товъ: въ ихъ просторныхъ, чисто-выб-Ьленныхъ избахъ вы найдете ихъ множество.
   Только что мы расположились всею компанзей за самоваромъ, изба наполнилась мужиками, пришедшими толковать о верховыхъ лошадяхъ. Габаевъ до хрипоты спорилъ и торговался съ ними и, подрядивъ ихъ по двенадцати рублей за лошадь до самаго Усинска-го, отпустилъ ихъ и прис^лъкъ намъ за дымившейся на столф ужинъ.
   ПереФздъ до Уса занимаетъ пять сутокъ; провод-никамъ платятъ только за одинъ конецъ, обратно возвращаются они порожнякомъ, и потому нельзя не сознаться, что плата за проФздъ была баснословно дешевая.
   Переночевали мы на нашихъ походныхъ постеляхъ великолепно; встали поздно, такъ какъ должны были на другой день проехать всего трицать пять верстъ, напились густого молока съ сибирскими шаньгами


- 8 —

(особыя булочки, облитыя сметаной) и блинами и ча-совъ въ десять утра двинулись дальше.            *
   "Ьхали пока въэкипажахъ по недавно проложенному среди тайги шоссе. Оно доведено до тридцать седьмой версты; на тридцать пятой есть кое-как!я служебная постройки, и тамъ предстояла перегрузка на верховыхъ лошадей. Процедура эта довольно долгая* такъ какъ при каждомъ путнике шло по две, по три лошади; каждая изъ нихъ подымаетъ, обыкновенно, не свыше четырехъ пудовъ.
   Дорога вилась зигзагами по склонамъ горъ. Для прокладки ея сделана просека въ тайге; только не-мног1я срубленный деревья пошли на придорожные столбы, оставшееся же безчисленное количество ихъ навалено по обе стороны дороги въ хаотическомъ безпорядкЪ. Жалко было видеть, какъ прогнало громадное количество строительнаго материала, особенно стройныхъ многоохватныхъ кедровъ, Безжизненные трупы ихъ резко подчеркивали красоту и мощность своихъ собратьевъ, гордо поднимавшихъ къ небу вершины съ зеленевшими на нихъ шишками. Эта часть тайги состоитъ почти исключительно изъ кедровъ, съ небольшой примесью ели и пихты. Вся дорога необычайно живописна: по обе стороны ея теснятся отвесный горы, покрытый лесомъ, слева громадный обрывъ, на дне котораго шумятъ блестящее горные потоки, сначала неболыше, но потомъ постепенно разрастающ1еся и переходящее въ горння реки, гневно и быстро несу щ!я свои ледяныя струи.
   Ямщикъ попался словоохотливый; онъ толково отве-чалъ на вопросы и сообщалъ назван1я нецзвестныхъ

— 9 —

намъ растен:й; такихъ попадалось намъ множество; высокая, почти-въ ростъ человека, трава почти вся состояла изъ незнакомыхъ растений; яркими пятнами выступали среди нихъ крупные разнообразные цвфты. Особенно эффектны были желтыя лил!и, какзе-то лиловые букеты и, наконецъ, кусты такъ называемыми Марьиныхъ кореньевъ—большихъ розовато-красныхъ цв'Ьтовъ, напоминающихъ зеленью и видомъ наши Изоны.
    Мы поинтересовались сборомъ кедровыхъ орЪховъ.
   — Плохие сборы пошли! вздохнулъ ямщикъ; ужъ очень палы одолели! Палятъ у насъ лфса по дурости по своей. "Ьдетъ кто дорогой, огонька достать понадобится, а въ кедрЬ с£ры (смолы) много, топоромъ кусокъ отщипнетъ, да костеръ раэведетъ, чай себ-Ь сваритъ, напьется и дальше, а огня толкомъ не за-льетъ; вфтромъ его раздуетъ и пойдеть полыхать —м но го л"Ьса вымахнетъ! И не дай-то Господи въ такой по-жаръ попасть! Пришлось мнФ, : азъ тайгою инженера съ барыней везти; золото въ Минусинскъ сдавать везли. Сталъ это насъ палъ нагонять: и лошадей подгонять не надо было: сами сердешным, б^ду зачуяли, несли что соколы, а огонь за нами! Инженеръ весь вотъ какъ мфл^ былъ, барыню все закрывалъ; жаръ непереносимый, лицо такъ и палитъ. Барыня на дно коробка легла, да съ головой вся укуталась... Огонь гудитъ, подгоравшее кедры то зд-Ьсь, то тамъ съ трес-комъ валятся; и сверху горитъ и поземка идетъ..., жутко!. Сколько времени скакали, сказать не могу, а только Богъ спасъ; къ ptefe выехали, ее перескочили, а тамъ огня ужъ не стало: она, матушка, огонь даль

ше не пустила. ПослЕ. инженеръ съ барыней говорили-думали нарочно кто лЕсъ поджегъ, чтобы золото у нихъ ограбить!
   А орЕхъ не кажинный годъ у насъ бываетъ, про-должалъ онъ, помолчавъ немного, а такъ черезъ годъ, черезъ два.
   — Какъ же вы орЕхи собираете?
   —- А вотъ послЕ погоды *) съ мешками въ тайгу поЕдемъ, да сбитый шишки и собираемъ. Иной годъ бываетъ, что кедровка (птица размЕромъ съ галку, шоколаднаго цвЕта) на орЕхъ, что туча налетитъ и до чиста всЕ орЕхи изъ шишекъ выберетъ. Прожорлива она; у ней, говорятъ, кишка прямая, Есть, -Есть, а сытости нЕтъ — все наскрозь проходить!
   — А почемъ у васъ въ урожайный годъ кедровые орЕхи продаютъ?
       Когда рубль двадцать, когда рубль тридцать за пудъ.
   — А медвЕдей у васъ много?
    — Много, безъ ружья никто въ тайгу не Едетъ; лЕтомъ еще тихо, а вотъ зимой къ самой дорогЕ под-ходятъ. Да вотъ тутъ неподалеку зимовье будетъ: рабоч)е, что дорогу строили, прошлый годъ въ немъ большого медвЕдя убили. 'Ъхалъ инженеръ мосты принимать, да въ зимовье зашелъ, переночевать хот-Елъ, анъ глядь—тамъ медв-Едь лежить, на зиму забрался, думалъ берлогу устроить; тутъ его и убили.
    ПозднЕе намъ довелось встретиться съ этимъ „инженеромъ“ и услышать отъ него болЕе подробный и вЕрный разсказъ объ этомъ происшествии.
   * Погодою въ Сибири называется сильный вЕтеръ.