Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Русское Государственное право

Бесплатно
Основная коллекция
Артикул: 625751.01.99
Алексеев А. С. Русское Государственное право [Электронный ресурс] / А. С. Алексеев. - Москва : Тип. Общ. распр. пол. книг, 1897. - 582 с. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/357144 (дата обращения: 14.04.2024)
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.



W* '«в i ШМь.,   ⁹
■*!





                ГОСУДАРСТВЕННОЕ ПРАВО





        КОНСПЕКТЪ ЛЕКЦ1Й


ОРДИНАРНАЯ ПРОФЕССОРА ИМПЕРАТОРСКАЯ МОСКОВСКАЯ УНИВЕРСИТЕТА

А. С. Алексеева.




ИЗДАН1Е ЧЕТВЕРТОЕ













Москва.
Типография Общества распространения полезны'хъ книгъ. Моховая, противъ ианежа, rs. Гагарина.

            ВВЕДЕН1Е.



ОПРЕДЪЛЕЩЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО ПРАВА.

.Муро.чцевъ. ОпредЪлгше и основное рад4лгн!г права. Нэркуновъ. Лекц!и по общей теза:» празг гл. III. Ретенкамшръ, Юридическая энциклопедия.

     §     1. Разграничеже права публичнаго отъ гражданснаго. Если подъ пра-вомъ въ объектпвномъ смысле понимается совокупность нормъ, раз-гранпчпвающихъ интересы людей ради пхъ мпрнаго существовашя и культурнаго развитая,то матерЁальное разлпчЁе между отдельными областями права должно обусловливаться различЁемъ пнтересовъ. II действительно прпчцпшальное различие между гражданскими правомъ и правомъ публичными сводится ки тому, что публичное право разграничиваете интересы общественные, а право гражданское интересы индивиду альн ые.
     Интересы индивидуальные суть те, которые- по силами индивидуальной деятельности, общественными-же мы называеми тайе интересы, которые превышаюти силы отдельнаго человека, и которые они можете осуществить не иначе, каки въ союзе съ себе подобными.
     Обменивать, продавать, торговать, вестп промышленное дело, нанимать землю, обрабатывать ее,—все это такого рода деятельность, съ которой могутъ совладать мои лпчныя силы и для ведейя которой я не долженъ непременно соединяться въ союзы съ другими. Интересы же общественнаго порядка, интересы релпуюзнаго мЁра, интересы культурнаго развпт'ш и т.п.,—это такЁе интересы, предъ которыми я со своими индивидуальными силами совершенно безпомощенъ и которые я не могу преследовать иначе, каки въ союзе съ другими.
     Въ области пнтересовъ первой группы человЬкъ преследуете только своп интересы-, мотпвомъ его деятельности является эгопзмъ. Купецъ идете на рынокъ продавать свой товары его интересъ не ищете другого купца, предлагающаго такой же товаръ, какъ п онъ,— онъ ищете не купца, а покупателя- тутъ происходите не ’союзъ об-щпхъ пнтересовъ, а обменъ протпвуположныхъ пнтересовъ. Человекъ же, который ищете охраны порядка, охраны безопасности, который нуждается въ общественной школе, въ церкви, въ путяхъ сообщейя,— такой человекъ ищете подкрепленЁя своимъ силамъ, такой человекъ ищетъ союза, который объединить бы его силы съ силами другихъ ради общихъ целей. Онъ не ищетъ людей съ противуположными пнте
Тилограа^я Обществ i распространения полезныхъ ннигъ. Лекцш по рус. гос. праву.

Съ разрЬш. про®. А. С. Axeactesa. Лпстъ 1-Й.

t

— 4 —

ресами; онъ не идешь одинъ по дорогу чтобы встретиться съ другими,., идущпмъ съ противупотожной стороны,^нъ ищетъ попутчика, чтобы идти съ ннмъ рука объ руку къ общей цели. Тутъ, въ этой области интересовъ, сказываются уже друйе мотивы;'одинъ эгопзмъ тутъ недо-статоченъ, тутъ требуется и уменье желать того, чего желаютъ дру-rie, и способность подчинять своп интересы пнтересамъ другп.хъ.Это— не область индивидуальной свободы, а область общественной связанности; тутъ человекъ не только свободно распоряжается, но и безмолвно повинуется, тутъ складывается и идея власти, и идея подчинения. Этп общественные интересы вызываютъ общественные союзы, существовало которыхъ обусловливаешь cyuiecmeoeaiiie, рядом,, <■<> цгаж-данскимъ правомъ, еще, другой области права, 65 которой отдельное лицо не является болте абстрактной личностью, предетавителемъ совершен но обособленныхъ, другъ другу прогпивуположнихъ интересов/;, а живым?, членимо большою грьлаго, предетавителемъ обгцихъ высгиих<> интересов?,.
     §      2. Отличительные дензнаки публичнаго права. Сравнивая оба опре-дЬлешя, мы впдпмъ, что публичное право отличается отъ граждан-скаго шбмъ, 1) что еубъектомъ ею являются не, опгдгьлъныя лини, а союз?,. Если поэтому мы впдпмъ, что должностные лица имЪютъ публичный права, то не пначе, какъ органы государства; если отдельный част-ныя лпца изгЪютъ полптпческхя права, то опять же лишь какъ члены союза. Они являются лишь посредственными субъектами публичныхъ правъ и, пользуясь своими полномоч!ями, осуществляютъ ихч не въ своихъ пнтересахъ, а только въ интересахъ щЬлаго.
     2      ) Вотъ почему (и въ этомъ заключается второе от.пнне публичнаго права отъ гражданскаго) публичный права не, подлежат?, произвольному распоряжению отдтльныхъ заинтересованных?> лш{ъ, а могут?, быть видоизменены лишь волею союза, какъ цюлаю, между тп,м?> как?, граждин-скгя права могутъ быть определены волею частных?, лицъ. Эти частный лица не могутъ договорами видоизменять пли изменять публичный права, между т'Ьмъ какъ въ большинства случаевъ им'Ьютъ полную возможность по произволу определять сделками и договорами гражданская: отношешя. Это сознавали уже римляне, и Папиньянъ говорить: ,,ius publicum privatorum pactu mutari non potestu. А въ „Code civil* тотъ же принципъ выражается следующими словами: „on ne pent d6roger par des conventions particulierts aux lois qui interessent 1‘ordre public et les bonnes moeurs“ (Code civil, art. 6).
     3      ) Наконецъ, третШ отличительный признакъ публичнаго права заключается вь томъ, что публичнымъ правам,ъ всегда соотвгыпствуют?, публичный обязанности, чего въ гражданском?, пугать мы не видимъ. Это вытекаешь опять же изъ того,что субъектами гражданскихъ правъ являются отдельный лица, частные интересы которыхъ этими правами, защищаются, и который вольны пользоваться ими по своему усмо-трЗмпю, между т-Ьмъ какъ субъектомъ публичнаго права является только союзъ, и если отдельный лцца им'Ьютъ политичесхйя права, то лишь какъ органы союза или члены его. Являясь поэтому носителями не своихъ частныхъ правъ, а правъ союза, они не могутъ пользоваться ими по своему усмотр’Ьшю, а обязаны осуществлять ихъ сообразно воли союза.

- 5 —

     § 3.     Различный области права публичнаго. Поэтому гражданское право было бы вернее назвать индивидуальнымъ правомъ, публичное же право—союзнымъ. Это союзное право распадается, въ свою очередь, на нисколько подразделейй, который обусловливаются суще-ствовайемъ различныхъ союзовъ. Между ‘этими союзами, по важности защищаемыхъ ими интересовъ, по совершенству органпзацш этой защиты, по свопмъ культурнымъ задачамъ п по той роли, которую они играютъ въ исторш человечества, первое место занимаютъ <ос?/-даретво, Церковь и международный союзъ. Отсюда бея область публич-наго права распадается на право государственное, церковное и международное. Если публичное право вообще есть поэтому право союзовъ, то государственное право есть право государства, гирковное—право Церкви, международное—право международною союза.
     $ 4. ОпредЪлеже государственна™ права. Такъ какъ характеръ и отличительный свойства этихъ трехъ областей права определяются характеромъ и отличительными свойствами этихъ трехъ союзовъ, то, для более точнаго определейя государственнаго права, мы должны прежде всего ответить на вопросъ, что такое государство.
     А. ОпредЪлеже государства. Государство есть' осгьдлый народа, организованный въ самостоятельное грьлое подъ единой верховной властью. Если мы разложимъ это определейе на его составныа части, то получпмъ все существенные признаки государства.
     1.     Первый признака государства—народе. Государство не случайное скоплейе, не толпа ничЪмъ не связанныхъ между собою людей, а союзъ, связь котораго держится народомъ, еданствомъ, предшествую-щимъ государству и коренящимся не въ одномъ только подчинены! общей государственной власти. Если государство предполагаетъ прежде всего народъ, то оно и не есть добровольный союзъ людей, соединившихся въ политическое целое по взаимному соглашейю. Настаивая на этомъ признаке государства, мы противопоставляемъ наше определейе определейю последователей абстрактной философш, которые видели въ государстве совокупность нндивпдовъ, ничемъ между собою не связанныхъ кроме добровольнаго соглашейя, Формою котораго является будто бы договоръ. Утверждая, что единство государства держится единствомъ народа, и что главною государственною связью является народная связь, мы этимъ самымъ утверждаемъ, что государство не есть искусственное учреждейе, а самобытное историческое явлейе, сложившееся помимо доброй воли людей, исторический союзъ, связь между отдельными членами котораго держится всеми услов!ямп, подъ вл!яйемъ которыхъ слагается народное единство, т.-е. совместной жизнью на одной территорш, одинаковыми историческими судьбами, единствомъ обычаевъ и нравовъ, единствомъ языка и ве-ровайй. Определяя государство организованнымъ народомъ, мы не хотпмъ этимъ сказать, что каждое государство должно быть непременно яащональнымь государствомъ. Мы знаемъ, что существуютъ государства, который обнимаютъ несколько нащональностей или, обнимая одну преобладающую нацюнальность, подчинили своему владычеству чуждые этой национальности племена, народы. Смыслъ нашего ■определейя тотъ, что государственная связь не обусловливается только

подчинешемъ государственной власти, а коренится главнымъ образомъ въ народной связи. Связь эта можетъ быть въ одномъ государств!» крепче, въ другомъ слабее, въ одномъ держаться единствомъ нащо-нальности (Германия, Италия), въ другомъ—союзомъ равноправныхъ национальностей (Швейцарья), въ третьемъ—преобладашемъ одной на-шональности. подчинившей себе друпе племена и народы (Росс1я, Англ1я, Турщя). Но какъ бы различенъ племенной составъ государства ни былъ, всегда и везде мы впдпмъ, что основною связью между гражданами государства является племенное родство:, конечно, оно не является единственною связью, а народная связь закрепляется под-чинен!емъ государственной власти и системою общихъ политическихъ учреждеюй. Нигде мы, однако, не видали, чтобъ одно подпишете государственной власти могло создать политическое целое изъ толпы людей, ничемъ между собою не связанныхъ и случайно соединившихся на общей территорш; всегда и везде мы видимъ, что основою государства является народъ, который не можетъ разбрестись на все четыре стороны и распасться на отдельные индивиды съ исчезнове-шемъ той политической органызащи, которая возводитъ этотъ народъ на степень государства. Безъ народа нетъ государства. Определяя государство народомъ, мы этимъ самымъ устраняемъ праздный во-просъ о томъ, какое требуется количество гражданъ.для образовашя государства. Этимъ вопросомъ могли заниматься писатели, видевппе въ государстве добровольный союзъ отдельныхъ людей, соединивших-, ся въ государство путемъ договора. Такъ Руссо, одинъ изъ выдающихся представителей этого направленья, утвержд'аетъ, что государство должно состоять изъ 1СОСО гражданъ. Если же мы утверждаешь, что государство безъ народа существовать не можетъ, то для насъ ариеметическое число гражданъ теряетъ всякое значеше, и весь воп-росъ сводится къ тому, составляетъ ли это количество самостоятельное единство—народъ, или нетъ. Дело не въ томъ, чтобы государство' обнимало столько-то тысячъ гражданъ, а въ томъ, чтобы эти граждане составляли не механическое скоплеше, а историческое, органическое целое, способное къ самостоятельной жизни и сознающее свое единство.
    2.     Второй признако государства—территория. Определяя государство оседлымъ народомъ, органпзованнымъ въ правовой порядокъ, мы этимъ самымъ указываешь и на второй признакъ государства— территорпо. Въ.самбмъ деле, если государство есть оседлый народъ, то онъ предполагаетъ известную территорию, ибо народъ безъ тер-риторш не есть народъ, а кочующая орда, кочующее племя. Лишь оседлое племя, состоящее въ пзвестныхъ постоянныхъ отношешяхъ къ территорш, можетъ образовать государство. Евреи не- образовали государства при Моисее, хотя имели въ его лице законодателя и организатора, и начали вести государственную жизнь лишь съ техъ поре, какъ сселись въ Палестине. Потерявъ же свое отечество и разойдясь по земному шару, они вместе съ темъ потеряли и государство п, несмотря на свое религюзное единство, никогда не образуютъ государства, пока не найдутъ себе территории Германскья племена въ эпоху переселенья народовъ обладали политическимъ могуществомъ, разрушали города и государства, но сами положили основанье новымъ

государствамъ лишь тогда, когда миновала эпоха брожения, и они заняли постоянный жилища и окончательно оселись въ своихъ тер-ритор!яхъ.
     3.      Трепйй признаке юсударства—верховная власть. Народомъ итер-pHTopieii признаки государства не исчерпываются: государство не есть только оседлый народъ, но и народъ организованный въ правовой по-рядокъ. Народъ самъ по себе еще не составляешь государства: и существовали въ псторш и существуешь не мало народовъ, которые, живя въ государстве, не составляюсь государства. Пока народъ не имеешь самостоятельной политической организацш, онъ не образуешь государства, онъ находится пап на пути къ государству, плп же составляешь часть государства. Прпзнакомъ этой органпзащи является верховная власть. Верховною же властью называется та власть, которая возникаешь изъ организацш парода, какъ самостоятельнаго носителя п'Ьлаго, п она отличается отъ властей всехъ другпхъ союзовъ темъ, что она власть верховная, во-первыхъ. въ томъ смысле, что она власть юридически неограниченная, не признающая надъ собой никакой высшей власти, во-вторыхъ. въ томъ смысле, что она регулируешь и защищаешь не тотъ или другой разрядъ интересовъ, какъ какой-нибудь промышленный союзъ плп Церковь, пли международный, а всю совокупность интересовъ народа, какъ щЬдаго, не исключая пн-тересовъ. составляющихъ спещальный предметъ ведомства другихъ союзовъ.
     3.     Государственное устройство и управлеже. Если только организащя подъ единой верховной властью возводишь народъ на степень государства, то понятно, что во всякомъ государстве его организащя является напсущественнымъ элементомъ, Какъ неизмЪненъ органпзмъ человека, несмотря на те различный задачи, который преследуешь чело-вйкъ въ различный эпохи жизни, такъ и устройство государства устойчиво, несмотря на текучесть народной жизни. II эти постоянный, устойчивый Формы государственной организацш, въ рамкахъ которыхъ народъ живешь своей самостоятельной жизнью, преследуешь и защищаешь свои интересы, мы иазываемъ государственными устройствомъ. Но изъ этого предварптельнаго определешя государственного устройства, которое мы заменимъ впослЪдствш более точнымъ, уже вытекаешь существоваше, рядомъ съ государственнымъ устройствомъ, еще другой области государственного права. Если государственное устройство определяешь устойчивый Формы государства, тб постоянное русло, по которому течешь жизнь народа, то на ряду съ нимъ должна существовать еще другая область учреждений и иормъ, который регулируютъ это-течегпе народной жизни, регулируютъ деятельность государства, направленную на осуществлеше тбхъ разлпчныхъ задачъ, который возппкаютъ на пути народной жизни. Эту область юрпдпческпхъ иормъ мы иазываемъ государственнымъ управлешемъ. Если поэтому государственное устройство есть совокупность учреждений и иормъ, опредй-ляющпхъ устойчивую организащю государства,то государственное упра-влеше есть совокупность нормъ и учрежденШ. регулирующихъ текущую деятельность государства, направленную на осуществлена; различныхъ задачъ народной жизни. Государственное устройство обнимаешь за-

— 8

боны, определяюпце основныя черты политическая строя, которыя отличаютъ данное государство отъ всехъ другихъ; государственное же управлеше обнимаетъ те стороны государственной жизни, которыя, не касаясь самаго существа политпческаго строя, могутъ быть одинаковыми въ различныхъ государствахъ. Къ государственному устройству относятся законы, которые определяютъ организации верховной власти, права подданныхъ и отношешя послЬднпхъ къ первой; къ управлению же относится вся область подчиненной администрацш, т.-е. законы, определяющие какъ организацию административных!) учрежденШ, такъ и нормы пхъ деятельности.
       Если государственное право исчерпывается этими двумя областями,—государственными устройствомъ и государственнымъ упра влешемъ, то мы можемъ определить его какъ совокупность нормъ, определяющихъ существо п организащю верховной власти, составь и деятельность властей подчиненныхъ, права и обязанности подданныхъ.





    КНИГА I.

НАУКА ОБЩАГО ГОСУДАРСТВЕННАЯ) ПРАВА.

ГЛАВА I.
Наука государственная права.

      $ 5. Наука государственна™ права общаго и особенна™. Наука государственна™ права распадается на две области: на государственное право общее и государственное право особенное, ius publicum universale et Speciale. ’ Пред.метомъ изучения особеннаю государственник гцгиви является положительное, государственное право даннаю народа; общее же государственное, право не импетъ дпла съ тгьмъ или сг> другимъ госу-дарстеомъ, а импетъ цгълью изучить та основные юридичестс принципы, на котлрылъ покоится государственная жизнь культурнылъ пародовг>. Это последнее определеше нуждается въ объясненш.
      § 6. Наука общаго государственнаго права. Носителемъ современной культуры является известный кругъ народовъ, находящихся въ тЬс-номъ общеши между собою, испытавшихъ одинаковый политическгя судьбы и развивавшихся подъ вл!яшемъ общихъ культурныхъ начали. Некоторые изъ этихъ народовъ и, между прочимъ, русск'гй примкнули къ этой общей культурной жизни сравнительно поздно, но и они поддались цивилизующему вл1яшю своихъ старшихъ братьевъ и, такъ или иначе, восприняли те начала, которыми пхъ учителя обязаны своими нравственными и матер!альнымп ростомъ.
      Между теми культурными началами, которыя обиединили эту семью народовп, первое место принадлежитъ началами государственной жизни. Они являются главными Факторами человЬческаго прогресса и теми услов!ямп, отъ которыхъ завпеитъ накопление и ростъ всехъ

    к

— 9 —

  остальныхъ культурныхъ благь. II, действительна современный культурный государства, несмотря на существенный различия во внЪшнемъ механизме учреждешй, покоятся на известныхъ общихъ началахъ, признанныхъ во всехъ государствахъ и составляющихъ характерный черты современнаго государства, резко отлпчающагося отъ государства античнаго и средневекового.
       Существоваше такихъ общихъ прпнцпповъ государственнаго быта есть явлеше новаго времени и объясняется темъ теснымъ общешемъ, въ которомъ живутъ цивилизованные народы новаго времени. •
       Если прежде политпческШ строй народа слагался лишь пзъ эле-ментовъ, выработавшихся на его родной почве, то въ новое время этотъ строй нередко искусственно насаждается по образцу консти-тущй другихъ народовъ и сразу даетъ народу то, что другпмъ доставалось веками многотрудной исторической жизни. Конститущонныя учреждешя слагались на англШской почве целыми веками. Но съ техъ поръ, какъ ими овладела наука, и они породили политическая Teopin, который проповедывались выдающимися умами Англш, Францш и Германш, а государственный строй этихъ последнпхъ странъ рушился подъ напоромъ новыхъ потребностей, новыхъ идей и воззрешй, тогда они послужили образцами, по которымъ были преобразованы въ сравнительно короткое время большинство европейскихъ государства
       Если прежде политическая учреждешя вырастали самобытно на нащональной почве и лишь затймъ порождали политическую доктрину, то теперь, наоборотъ, политическая доктрины нередко являются самостоятельными Факторами государственнаго развитая и создаютъ учреждешя на невспаханной еще почве, не имеющей псторическаго прошедшаго и не способной самостоятельно выработать учреждешя, которыя насаждаете политическая доктрина. Эта политическая доктрина является теперь самостоятельной силой, подчиняющей своему владычеству культурные народы, нивеллирующей ихъ политический бытъ и распространяющей на нихъ сеть однообразныхъ учрежденШ.
       Тесное общеше между отдельными культурными государствами имеете своимъ результатомъ то, что явлешя государственной жизни не стоять более разрозненно и вне связи одного съ другимъ, а стремятся прШти въ состояше гармонш, или соглашя, или, такъ сказать, npiftni къ одному знаменателю. II этимъ однимъ знаменателемъ являются те принципы государственной жизни, которые сводятся въ наше время къ основному требовашю—къ требовашю правового государства. Мы можемъ поэтому точнее определить задачу общаго государственнаго права и сказать, что предмете этой науки — изучение современнаго правового государства. Въ чемъ же отличительные признаки этого государства?
        $ 7. Понятая правового государства. Государство новаго типа характеризуется прежде всего темъ, что оно заменяетъ личную власть властью закона, который признается высшею нормой государственной жизни и который подчиняете себе все отправления полптпческаго организма. Въ государстве стараго порядка, типомъ котораго можете служить Французская монарх!я XVII века, вся полнота верховной

—

    власти сосредоточивалась въ одномъ лице, и эта власть была поэтому личной и надзаконной.
       Современное же государство такой власти не знаетъ и расггредгъ-ляетъ основным функгйи государственной власти между нпсколъкими органами, изъ которыхъ ни одинъ не обладаете ггоэтому неограниченного властью и изо которыхъ каждый находить свой предгълъ въ компетен-цги другихъ органовъ.
       Fc-ти въ абсолютной монархш стараго порядка въ рукахъ короля сливались вс* Функщи власти, п никакой органъ не имелъ по отношенью къ его воле самостоятельности, если онъ изъ сферы своей непосредственной деятельности выделялъ известный задачи и поручалъ ихъ своимъ слугамъ съ темъ, чтобы во всякое время мочь взять ихъ обратно и вновь распределить ихъ по своему усмотрешю, то въ со-временномъ госгударствп каждая функгйя государственной власти имгьетъ свой, ея природгъ соогггвгыпсгггвующгй, органъ. и каждый изъ этихъ органовъ имгьетъ свою самостоятельную, закономъ гарантированную, компетенгрю. А если въ современномъ государстве существуютъ рядомъ разнородный компетенция, то должны существовать юрпдичесшя нормы, который предупреждали бы столкновешя между этими разнородными компетен-щями. Въ особенности важно предупреждать столкновешя между органами установленными выражать государственную волю, т.-е между властью, издающей законы, и властью, издающей правительственный распоряжешя, и этимъ обезпечить основной принципъ констптущои-наго государства, который гласить, что новое право не создается односторонней волею правителя, аможетъ состояться лигиь въформэг> закона * и-что правительственные органы своею властью имеютъ только право издавать административный распоряжения, который должны держаться въ пределахъ закона. Гарантия охран ешя границъ между закономъ и административнымъ распоряжешемъ заключается прежде всего въ томъ, что правительственные органы отвечаютъ за закономерность своихъ правительственныхъ актовъ. Другой не менее существенной гарантаей является контроль судовъ. которые судятъ о юридической силе правительственныхъ распоряжешй и применяюсь лишь те, который согласны съ закономъ. II современное государство, которое призвало-судъ къ охранешю публичныхъ правь, создало этимъ одну изъ важ-нейшихъ гарантий законнаго порядка. И въ самомъ деле тамъ, где существуетъ законъ, но отсутствуетъ судъ, возстановляюпцй нарушенный законъ, тамъ этотъ законъ—пустой звукъ и действительной силы не имеетъ; законъ получаетъ настоящую силу лишь тамъ, где для своего осуществлещя имеетъ въ своемъ распоряжешй приговоря, суда. Права граждански и въ абсолютномъ государстве пользовались защитой суда-, создать такую же защиту для правя, публичныхъ есть одно изъ основныхъ требовашй современпаго правового государства.
       Это поняйе правового государства сложилось путемъ долгаго псторическаго процесса, который зачинается въ порюдъ образовашя новаго государства на развалинахъ средневекового быта. Колыбелью же этого новаго государства нужно признать Нтал!ю въ эпоху Возрождены. И изучешемъ политической литературы въ эту эпоху мы и начинаемъ нашъ обзоръ подптическнхъ теор1й, выработавшихъ понятае современнаго государства.

И —
/р ***

¹ 1

Г Л А В А II.
Политическая литература Италм въ эпоху Возрожден!».
  JBur-.kkardt Jacob, Die Cuitur der flenaissanee in Italian. Villari, JWacbiave!ii e il sue tempo (ui-меик1й перевод»: JVTachiavelli und seine Zeit), Ллексмвъ, Маиавелли, какъ политический мыслитель.

        5; 8. Раннее развиве городской жизни. Птал!я въ эпоху Возрождешя представляла въ политическомъ отношенш своеобразную картину. Между тёмъ какъ на сЪверА Европы уже слагались крупныя полити-ческ!я тбла въ Форм'Ь сословныхъ монархШ, Птал!я распадалась на. мельчя государства, въ которыхъ зарождается безсословное общество. Причина этого явлешя кроется въ раннемъ развитая городской жизни въ Италш.
        Въ то время, какъ въ остальной ЕвропЪ города п ихъ территории выделялись въ самостоятельные округа лишь съ возникновешемъ торго-выхъ и промышленныхъ интересовъ, въ Италш оставшшся еще отъ Рима въ болыпомъ количеств^ муницити никогда не исчезали, хотя и претерпевали важный иззгЬнетя въ своемъ внутреннемъ устрой-ств$ц Феодальная система, тормазившая городское развитае въ Западной Еврошб, зд’Ьсь также не достигала того развитая, какого она достигла тамъ; наконецъ, торговля и промышленность, главная причина роста городовъ въ Средше в£ка, зд'Ьсь зародились и развились очень рано, особенно въ прпморскихъ городахъ, какъ Генуя, Пиза, Венещя, игравшихъ такую роль въ Средше вЬка, какъ ни одинъ изъ городовъ въ Западной ЕвропФ. Такимъ образомъ, на запада Европы города возникають поздно и рано останавливаются въ своемъ развитая, снисходя на степень адмпнистративныхъ округовъ при развитая терри-тор!альнаго верховенства: въ Италш же вся политическая жизнь вращается въ городахъ. которые по исчезновеши посл'Ьднихъ остат-ковъ Феодальнаго быта превращаются въ самостоятельный государства.
        § 9.      Зарождеже безсословнаго общества. Господствующее значеше въ этихъ городахъ прюбрйтаетъ торговый классъ, такъ какъ именно этому классу они были обязаны и своимъ благосостояшемъ, и свопмъ политическимъ могуществомъ. Дворянство. Феодальные владельцы зд'Ьсь не могли играть роли, потому что ихъ интересы были прямо противу-положны пнтересамъ городовъ. Города, нуждаясь въ прочномъ правовомъ порядка, въ безопасности торговыхъ путей, въ мирФ, необходимыхъ вообще условдяхъ производительности труда, вступаютъ въ борьбу съ Феодалами, жившими войной и грабежамп, признававшими только кулакъ да мечъ, и, усггЬвъ обзавестись военною силою, подчиняютъ себЪ одинъ замокъ за другимъ, расширяя свою, власть за пределы своихъ стЬнъ и умиротворяя обширные округа. Феодальные владельцы отчасти переселяются въ города и сливаются съ его населешемъ или же становятся предводителями наемныхъ войскъ, въ которыхъ стали нуждаться города, когда они превратились въ независимый государства и пмъ пришлось имйть .дйло съ тяжелой немецкой и испанской кавалерй, такъ что уже нельзя было удовлетворяться город