Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Вражье лепко, а божье крепко

Бесплатно
Основная коллекция
Артикул: 626945.01.99
Толстой, Л.Н. Вражье лепко, а божье крепко [Электронный ресурс] / Л.Н. Толстой. - Москва : Инфра-М, 2015. - 4 с. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/506823 (дата обращения: 20.07.2024)
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
Б и б л и о т е к а Р у с с к о й К л а с с и к и

Л.Н. Толстой 
 

ВРАЖЬЕ ЛЕПКО,  
А БОЖЬЕ КРЕПКО 

 

Л.Н. Толстой 
 

 
 
 
 
 
 
 

 
 
 
 
 
 

ВРАЖЬЕ ЛЕПКО,  
А БОЖЬЕ КРЕПКО 

 

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Москва 
ИНФРА–М 
2015 

2 

ВРАЖЬЕ ЛЕПКО, А БОЖЬЕ КРЕПКО 

Жил в старинные времена добрый хозяин. Всего у него было 
много, и много рабов служило ему. И рабы хвалились господином своим. Они говорили: «Нет под небом господина лучше нашего. Он нас и кормит и одевает хорошо, и работу дает по силам, 
никого словом не оскорбит и ни на кого зла не держит; не так как 
другие господа своих рабов хуже скотов мучают, и за вину и без 
вины казнят, и доброго слова не скажут. Наш – нам добра хочет, 
и добро делает, и доброе говорит нам. Нам лучшего житья не 
нужно». 
Так хвалились рабы господином своим. И вот досадно стало 
дьяволу, что живут хорошо и по любви рабы с господином своим. 
И завладел дьявол одним из рабов господина этого, Алебом. Завладев им, велел ему соблазнять других рабов. И когда отдыхали 
все рабы и хвалили господина своего, поднял голос Алеб и сказал: 
– Напрасно хвалитесь вы, братцы, добротою господина нашего. Начни угождать дьяволу, и дьявол добр станет. Мы нашему 
господину хорошо служим, во всем угождаем. Только задумает 
он что, мы то и делаем, мысли его угадываем. Как же ему с нами 
добрым не быть? А перестаньте–ка угождать да сделайте ему худо, и он такой же, как и все, будет, и за зло отплатит злом хуже, 
чем самые злые господа. 
И стали другие рабы спорить с Алебом. И спорили и побились 
об заклад. Взялся Алеб рассердить доброю господина. Взялся с 
тем уговором, что если он не рассердит, то решается своей праздничной одежи, а если рассердит, то обещали ему каждый отдать 
свою праздничную одежу и, кроме того, обещались защитить его 
от господина, – если закуют его в железо или в темницу посадят, 
то выпустить его. Побились об заклад, и на другое утро обещал 
Алеб рассердить хозяина. 
Служил Алеб у хозяина в овчарне, ходил за племенными дорогими баранами. И вот наутро, когда пришел добрый господин с 
гостями в овчарню и стал им показывать своих любимых дорогих 
баранов, мигнул дьяволов работник товарищам: 
– Смотрите, сейчас рассержу хозяина. 
Собрались все рабы, смотрят в двери и через ограду, а дьявол 
взлез на дерево и смотрит оттуда во двор, как будет ему служить 

3 

его работник. Походил хозяин по двору, показал гостям овец и 
ягнят и захотел показать лучшего своего барана. 
– Хороши, – говорит, – и другие бараны, а вон тот, что с крутыми рогами, тому цены нет, он для меня глаза дороже. 
Шарахаются от народа по двору овцы и бараны, и не могут 
рассмотреть гости дорогого барана. Только остановится этот баран, так дьяволов работник, как будто ненароком, пугнет овец, и 
опять все смешаются. Не могут разобрать гости, который бесценный баран. Вот наскучило это хозяину. Он и говорит: 
– Алеб, друг любезный, потрудись ты, поймай осторожно 
лучшего барана с крутыми рогами и подержи его. 
И только сказал это хозяин, бросился Алеб, как лев, в середину баранов и ухватил бесценного барана за волну. Ухватил за 
волну и тотчас перехватил одною рукой за заднюю левую ногу, 
поднял ее и прямо на глазах хозяина рванул ногу кверху, и хрустнула она, как лутошка. Сломал Алеб дорогому барану ногу ниже колена. Заблеял баран и упал на передние колена. Перехватил 
Алеб за правую ногу, а левая вывернулась и повисла, как плеть. 
Ахнули и гости и рабы все, и зарадовался дьявол, когда увидел, 
как умно сделал его дело Алеб. Стал чернее ночи хозяин, нахмурился, опустил голову и не сказал ни слова. Молчали гости и рабы... Ждали, что будет. Помолчал хозяин, потом отряхнулся, будто с себя скинуть что хочет, поднял голову и уставился в небо. 
Недолго смотрел он, и морщины разошлись на лице, и он улыбнулся. Он поглядел на Алеба и сказал: 
– О, Алеб, Алеб! твой хозяин велел тебе меня рассердить. Да 
мой хозяин сильнее твоего; и ты не рассердил меня, а рассержу 
же я твоего хозяина. Ты боялся, что я накажу тебя, и ты хотел 
быть вольным, Алеб, так знай же, что не будет тебе от меня наказания; а хотел ты быть вольным, так вот при гостях моих отпускаю тебя на волю. Ступай на все четыре стороны, возьми свою 
праздничную одежду. 
И пошел добрый господин с гостями своими домой. А дьявол 
заскрежетал зубами, свалился с дерева и провалился сквозь землю.