Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

XXI век против мафии. Криминальная глобализация и Конвенция ООН против транснациональной организованной преступности

Покупка
Основная коллекция
Артикул: 028400.01.01
Доступ онлайн
от 12 ₽
В корзину
Овчинский, В. С. XXI век против мафии. Криминальная глобализация и Конвенция ООН против транснациональной организованной преступности / В.С. Овчинский. - Москва : ИНФРА-М, 2001. - 148 с. ISBN 5-16-000632-X. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/44452 (дата обращения: 23.07.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
В. С. ОВЧИНСКИЙ

XXI ВЕК
ПРОТИВ МАФИИ

КРИМИНАЛЬНАЯ ГЛОБАЛИЗАЦИЯ
И КОНВЕНЦИЯ ООН
ПРОТИВ ТРАНСНАЦИОНАЛЬНОЙ
ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОСТИ

Москва
ИНФРА-М
2001

УДК 341
ББК 67.412
О35

Овчинский В.С.
XXI век против мафии. Криминальная глобализация и Конвенция ООН против транснациональной
организованной преступности. – М.: ИНФРА-М, 2001. –
148 с.

ISBN 5-16-000632-Х

Глобализация социальных и экономических процессов в
конце XX века породила и глобализацию преступности, делая
ее все более организованной и транснациональной. Мировое
сообщество, объединив усилия, ищет рецепты противодействия
этим негативным процессам. Важнейшим шагом на данном
направлении 
стало 
принятие 
Конвенции 
ООН 
против
транснациональной организованной преступности (12–15 декабря 2000 г., г. Палермо, Италия).
Книга, посвященная этим вопросам, адресована специалистам-практикам правоохранительных органов, студентам, аспирантам и преподавателям юридических вузов и факультетов,
а также всем интересующимся проблемами борьбы с организованной преступностью.
Работа подготовлена доктором юридических наук, генералмайором милиции, бывшим начальником НЦБ Интерпола в
России (1997–1999 гг.) В.С. Овчинским.
Настоящее издание является проектом Российского
организационного комитета Всемирного Антикриминального и
Антитеррористического Форума (ВААФ).

ISBN 5-16-000632-Х
© Овчинский В.С., 2001
© ИНФРА-М, 2001

О35

ББК 67.412

СОДЕРЖАНИЕ

Введение....................................................................................5

Глава I. Глобализация преступности .................................8

§ 1. Преступность и распространение
либеральной демократии ..................................... 8
§ 2. Преступность и преобладание
рыночных сил в экономике .................................11
§ 3. Преступность и интеграция мировой
экономики ...............................................................17
§ 4. Преступность, трансформация систем
производства и рынка рабочей силы ............. 20
§ 5. Преступность и быстрота технологического
обновления ..............................................................22
§ 6. Преступность и революция средств
массовой информации, диктат идеологии
потребительства ....................................................23

Глава II. Глобализация коррупции ...................................25

§ 1. Начало процесса глобализации
коррупции в XX веке ............................................26
§ 2. Причины глобализации коррупции ................... 29

Глава III. Конвенция ООН против транснациональной
организованной преступности как ответ
мирового сообщества на криминальную
глобализацию .......................................................33
§ 1. Краткая характеристика Конвенции ООН..... 33
§ 2. Меры по реализации Конвенции ООН
в Российской Федерации .................................38
§ 3. Некоторые направления совершенствования международно-правовых актов
в связи с принятием Конвенции ООН ............. 43

Вместо заключения. Мафиология как комплексная
междисциплинарная наука XXI века ........... 48

Приложение I.
Конвенция Организации Объединенных Наций
против транснациональной организованной
преступности .............................................................. 51

Приложение II.
Протокол о предупреждении и пресечении
торговли людьми, особенно женщинами
и детьми, и наказании за нее, дополняющий
Конвенцию Организации Объединенных Наций
против транснациональной
организованной преступности ............................ 107

Приложение III.
Протокол против незаконного ввоза
мигрантов по суше, морю и воздуху,
дополняющий Конвенцию Организации
Объединенных Наций против
транснациональной организованной
преступности ............................................................ 124

ВВЕДЕНИЕ

Человечество, пережив в XX веке две мировые войны,
опасность ядерного апокалипсиса, глобальные экологические катастрофы, входит в новое тысячелетие, в эру
глобализации, со своими старыми социальными болезнями, среди которых преступность и связанные с ней
терроризм, коррупция, наркомания являются наиболее
разрушительными. Сами эти явления – следствие не решенных в минувшем столетии проблем, таких, как социальное и экономическое неравенство, политическая,
расовая, национальная и религиозная нетерпимость.
В последние десятилетия XX века огромные массы
населения планеты оказались социально и экономически
незащищенными в период ускорения темпов глобальных
перемен, когда в условиях информационной революции
капиталы, товары и люди передвигаются по миру с небывалой скоростью, развитие мирового рынка приводит к
ожесточенной конкуренции, карты регионов беспрерывно перекраиваются из-за этнических, конфессиональных
и политических конфликтов.
Чем более взаимозависимым становится мир, тем он
более взаимоуязвим1.  Глобализация социальных и экономических процессов породила и глобализацию преступности, делая ее все более организованной, транснациональной и изощренной. Преступные сообщества гораздо
быстрее, чем государственные системы разных стран, реагируют на развитие всех типов коммуникаций, на любые смягчения пограничного контроля и облегчение
передвижений.

1 См. Кувалдин В. Глобализация – светлое будущее человечества? – НГ –
СЦЕНАРИЙ № 9, 11.10.2000. С. 5.

В первую очередь это отразилось на незаконной миграции, торговле наркотиками, отмывании «грязных» денег. Ежегодно транснациональные преступные сообщества
незаконно вывозят более 1 млн. нелегальных мигрантов,
доходы от этой преступной деятельности превышают
3,5 млрд. долларов США. Общий стоимостный объем
операций в наркобизнесе в год в конце 90-х годов превышает 500 млрд. долларов США. Около 90 млрд. долларов
США, полученных в результате незаконного оборота наркотиков, отмывается и используется в качестве легальных инвестиций. А всего, по оценкам Международного
валютного фонда, в мире ежегодно отмывается около
600 млрд. долларов США, полученных незаконным путем.
Последние десятилетия XX века доказали, что проблема глобализации преступности не может быть решена в
рамках ограниченных национально-государственных средств
и методов. Именно поэтому мировое сообщество, объединив усилия, ищет рецепты противодействия преступности. Под эгидой ООН, Совета Европы, Евросоюза,
Группы восьми ведущих государств мира, других международных организаций разработаны и приняты конвенции, соглашения, руководящие принципы и рекомендации по основным направлениям борьбы с преступностью, терроризмом, коррупцией, наркобизнесом, отмыванием «грязных» денег. Постоянно ведется работа по
внедрению международных стандартов отправления правосудия, работы полиции, исполнения наказания и обращения с правонарушителями.
Большинство стран оказывают друг другу эффективную помощь в расследовании уголовных дел, розыске и
экстрадиции опасных преступников. Мировое сотрудничество в борьбе с преступностью уже немыслимо без такой организации, как Интерпол, который стал координатором усилий правоохранительных органов 180 стран,
входящих в него. Активные усилия в борьбе с международной преступностью наращивают такие организации,
как Европол, межгосударственные структуры правоохранительных органов стран–участниц СНГ, Совет государств

Балтийского моря, Черноморское экономическое сотрудничество.
Символичным является то, что последним крупным
мероприятием XX столетия, проведенным ООН, стала
политическая конференция высокого уровня для подписания Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности. (12–15 декабря 2000 г.,
г. Палермо, Италия). Событие это – уникальное, по существу это – ответ мирового сообщества на криминальную глобализацию. Конвенцию лично подписали
президенты, вице-президенты и премьер-министры
15 стран, а всего Конвенцию подписали 130 государств.
От имени России это сделал Секретарь Совета Безопасности С.Б. Иванов.
В настоящем издании рассматриваются некоторые,
наиболее актуальные проблемы глобализации преступности и коррупции, основные положения указанной Конвенции ООН и вопросы, связанные с ее реализацией в
Российской Федерации и в мире.

Глава I

ГЛОБАЛИЗАЦИЯ ПРЕСТУПНОСТИ

Рассматривая глобализацию как процесс формирования общемировых принципов жизнеустройства вследствие стремительного развития транснационального финансово-информационного пространства на базе новейших высоких технологий, ООН выделяет шесть ее основных тенденций2 :
распространение либеральной демократии;
преобладание рыночных сил в экономике;
интеграция мировой экономики;
трансформация систем производства и рынка рабочей
силы;
быстрота технологического обновления;
революция средств массовой информации и диктат
идеологии потребительства.
Именно они определяют общий процесс глобальных
перемен, порождающих изменения в мировой преступности.

§ 1. Преступность и распространение
либеральной демократии

Благодаря распространению либеральной идеологии
значительно выросло число людей, получивших право
открыто и свободно выражать свое мнение и участвовать
в политике. Однако эта тенденция вызвала в целом в

2 См.: Тревоги Мира. Социальные последствия глобализации мировых процессов: Доклад ЮНРИСД (НИИ социального развития при ООН). – М.: Институт
этнологии и антропологии РАН. 1997.

мире и в отдельных странах новые противоречия, нередко усугубляющие политические, экономические, религиозные, этнические или территориальные конфликты.
Результат этих конфликтов – вспышки экстремизма, насилия и актов вандализма, вооруженные столкновения,
акты террора. В результате всякого рода конфликтов к
началу XXI века в мире насчитывалось свыше 23 млн.
беженцев или людей, чьи условия жизни напоминает
положение беженцев.

В наиболее острых формах негативные последствия либеральной демократии проявились в этнополитических конфликтах
в период распада Советского Союза. Еще в 1990 году автором на
основе исследований, проведенных в «горячих точках» бывшего
СССР, совместно с С.Е. Кургиняном, Б.Р. Аутеншлюсом, П.С. Гончаровым, Ю.В. Громыко, И.Ю. Сундиевым в книге «Постперестройка» описана технология стремительного превращения либеральных национал-демократических движений в национал-экстремистские, национал-террористические и национал-мафиозные образования: «Начатое национальной интеллигенцией, оно (национал-демократическое движение) на первых порах опять же имело либеральный характер и всего лишь
«раскачивало» процесс за счет энергии «собственных» колебаний, неизбежных при снятии деформаций предшествующего периода. Однако вскоре эта энергия начала собираться и
направляться в строго определенное русло, а собственные колебания (обреченные на затухание) приобрели характер «вынужденных», с быстро растущей амплитудой. Элита национальной
интеллигенции была отодвинута, как недостаточно радикальная и
демократическая, и ее место заняла новая генерация лидеров из
числа интеллигенции, не принадлежавшей к высшему слою и не
скомпрометированной сотрудничеством со старой властью.
Радикализация лозунгов, требования национального суверенитета (пока расплывчатые), ставка на открытый национализм и
радикальные методы решения межнациональных конфликтов начали принимать направленный характер, а растущий объем деятельности, уже немыслимый без многочисленных профессионалов,
серьезных затрат на средства массовой информации, потребовал экономической поддержки. Это катализировало диалог поли
тических радикалов с экономическими спонсорами из числа радикально ориентированных представителей национальной криминальной буржуазии. Сходный процесс шел во всех национально-освободительных движениях с той лишь разницей, что
буржуазия там не принадлежала к криминальному сообществу, но
известно, что платящий деньги заказывает музыку. В итоге процесс перешел на позиции «мягкой этнократичности», пока еще
без жестких лозунгов о приоритете коренного населения и выселении инородцев, но с четким акцентом на идее национальной
исключительности и экспансии в духе буржуазного национализма
досоветского периода. Такой «мягкий» этнократизм, подобно «мягкому» антикоммунизму, был пригоден только для одной цели —
открыть шлюзы для этнократизма «твердого», то есть все того же
неофашизма, ведущего к власти сильную личность по известной
логике: «Одна земля, один парод, один вождь». С точки зрения
регионального криминалитета, такая формула несла в себе огромный потенциал, позволяя решить ряд важных политических,
экономических и социальных задач.
Первое. Она обеспечивала приход сильной личности, этнопатрональную диктатуру, твердую власть, способную закрепить новый статус привилегированного сословия, обеспечить передачу и
фиксацию крупной частной собственности в нужном направлении.
Второе. Она позволяла потеснить партийных феодалов (не
способных идти на острую конфронтацию с центром) и местную
финансовую олигархию, остро нуждающуюся в хорошо отлаженных связях с центром.
Третье. Она обеспечивала приоритет «своих» над «чужими» по
этническому принципу, а значит, камуфлировала эксплуатацию «своих» «своими» по классической схеме Третьего рейха, сделавшего
«козлом отпущения» евреев. Здесь ими могли стать русские, азербайджанцы, евреи, гагаузы, не важно кто, лишь бы польстить амбициям «коренников». На этой основе построены все этнопатрональные системы. Поскольку классический вариант подобной
организации общества — Нигерия, то мы назовем такой способ
укрепления социальной базы «нигерийской моделью».
Четвертое. Она обеспечивала круговую поруку, позволяла развязать террор и насилие…»3 .

3 Постперестройка: концептуальная модель развития нашего общества, политических партий и общественных организаций. – М.: Политиздат, 1990. С. 42–43.

§ 2. Преступность и преобладание
рыночных сил в экономике

Экономический либерализм стал доминирующей идеологией с середины 1970-х годов. Эффективность экономики повысилась, но при этом углубился социально-экономический раскол в обществе разных государств.
При сосредоточении основной доли прибыли от национальных экономик в руках узкого слоя олигархии увеличилась доля неимущей части населения, выросла
безработица, нищета, беспризорность детей и подростков – тех явлений, которые являются наиболее питательными условиями развития преступности, наркомании,
алкоголизма: по данным ООН, треть населения развивающихся стран живет в абсолютной нищете. Более
100 млн. детей на планете не имеют своего дома и являются беспризорными.

Глядя на эти цифры, следует согласиться с тем, что либерализм все больше являет черты неприкрытого социал-дарвинизма, презрения к слабым и неадаптированным, стремления
передоверить рынку решение вопроса о том, кто достоин жить на
этой земле, а кто подлежит «элиминации»4 .

По мнению К.Л. Майданика, исследовавшего воздействие глобализации на страны Латинской Америки, в результате порожденного этим процессом социального
неравенства, происходит выделение «новых верхов», проживающих в особых кварталах и зонах – с полным жизнеобеспечением, с сегрегированными школами и больницами, с десятками и сотнями тысяч частных охранников и т. д. Рассекая эту границу, отделяющую несколько
процентов населения (больше – в Центре, меньше – на
Периферии) от остального общества, вниз, диагонально
уходит другая линия, разделяющая все общество на две
неравные части, о которых уже говорилось, – «fast track»
(отсек глобализирующихся услуг и производства) и «slow
track» капитализма («все остальные», «национальный трюм»).

4 См.: Панарин А.С. Глобальное политическое прогнозирование в условиях
стратегической нестабильности. – М.: Эдиториал. УРСС, 1999. С. 162.

Процессы «неомодернизации в нищете» (она же – «модернизация прилавков») порождают еще одну, пронизывающую все общество тенденцию: нарастание коррупции – наверху и сверху; неорганизованной, уличной преступности – снизу, организованной (с наркобизнесом в
качестве ядра) – на обоих уровнях5.
Указанная тенденция, характерная не только для Латинской Америки, порождает тесную связь госслужащих с
узким слоем национальных олигархов, представителей международных финансовых организаций и, одновременно, лидерами преступной среды.

Данный процесс в уже упомянутой книге «Постперестройка»
был определен как процесс огосударствления мафии, который
предполагает:
«Первое. Бедствие, разруху, острый дефицит всего жизненно
необходимого, социальную прострацию населения.
Второе. Выкачку у населения всех финансовых сбережений,
всех материальных ценностей за счет монопольно высоких цен
на все, что обеспечивает выживание…
Третье. Интенсивное вовлечение максимально широких слоев населения в «черное производство», включающее наркотики,
проституцию, продажу детей, вывоз органов и биологической
ткани для трансплантации, предоставление человеческого материала для аморальных, биологически и психологически вредных
экспериментов над людьми, порнобизнес, убийства за плату и
другие виды деятельности, обеспечивающие сверхприбыль при
относительно низкоквалифицированном и нетрудоемком труде
надсмотрщиков и контролеров…
Четвертое. Только насытив «черную экономику», криминалитет перейдет к наиболее трудоемким и примитивным формам
эксплуатации наемного труда в строительстве («сицилийская модель») и в аграрном труде («латифундистский метод»). В последнем случае ставка будет сделана на трудоемкий труд в пределах
рентабельной монокультуры…»6 .

5 См.: Майданик К.Л. Современный системный кризис мирового капитализма и его воздействие на общество Периферии (Латинская Америка) // В сб.
Постиндустриальный мир и Россия. – М.: Эдиториал УРСС, 2001. С. 304.

6 Постперестройка. С. 39–40.

Доступ онлайн
от 12 ₽
В корзину