Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Человек и мир в творчестве М. Горького. Горьковские чтения 1906 года

Покупка
Основная коллекция
Артикул: 616941.01.99
В сборнике публикуются материалы Международной конференции, состоявшейся 28-29 марта 2006 г. в Нижнем Новгороде. В них рассматриваются ряд тем: М. Горький: проблемы поэтики; М. Горький и нравственно-философские аспекты творчества; ранний Горький; М. Горький и русские писатели; М. Горький: «Жизнь Клима Самгина»; драматургия М. Горького; Горький и Запад; музеология и архивное дело.
Человек и мир в творчестве М. Горького. Горьковские чтения 2006 года. Материалы Международной конференции / отв. ред. Г. С. Зайцева. - Нижний Новгород: Изд-во НИГУ, 2008.- 478 с. - ISBN 978-5-91326-041-3. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/417841 (дата обращения: 25.07.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
ББК 83.3(2)7 
М 17

Редакционная коллегия:
Г.С. Зайцева (отв. редактор), И.К. Кузьмичев,
Л.А. Спиридонова, Г.А. Рыжова

Человек и мир в творчестве М. Горького. Горьковские чтения 
2006 года. Материалы Международной конференции. -  Нижний Новгород: Изд-во ННГУ, 2008. -  478 с.

ISBN 978-5-91326-041-3

В сборнике публикуются материалы Международной конференции, 
состоявшейся 28-29 марта 2006 г. в Нижнем Новгороде. В них рассматриваются ряд тем: М. Горький: проблемы поэтики; М. Горький и нрав- 
ственно-философские аспекты творчества; ранний Горький; М. Горький 
и русские писатели; М. Горький: «Жизнь Клима Самгина»; драматургия 
М. Горького; Горький и Запад; музеология и архивное дело.

ISBN 978-5-91326-041-3 
ББК 83.3(2)7

Издание осуществлено при поддержке 
Российского гуманитарного научного фонда, 
Администрации Нижегородской области и г. Нижнего Новгорода

© Нижегородский государственный 
университет им. Н.И. Лобачевского, 2008

Л.В. Суматохина
(г. Москва)

ЛИКИ АМЕРИКИ В ПИСЬМАХ 
И ПУБЛИЦИСТИКЕ М. ГОРЬКОГО 1906 года

В июне 1923 г. Горький, прочитав первую книгу эпопеи С.Н. Сергеева- Ценского «Преображение», писал ему из Германии: «Властно берет 
за душу и возмущает разум, как все хорошее, настояще русское. На меня оно всегда так действует: сердце до слез радо, ликует: ой, как это 
хорошо, и до чего наше, русское, мое! А разум сердится, свирепо кричит: да ведь это же бесформенная путаница слепых чувств, нелепейшее 
убожество, с этим жить — нельзя, не создашь никакого «прогресса»!» 
(29, 411-412). Отношение Горького к Америке и американцам было 
столь же противоречивым, хотя и прямо противоположным: разум ликовал при виде плодов этой цивилизации, а сердце не принимало земного «рая», где труд делает людей рабами, а золото — единственный всеобщий кумир.
Обстоятельства поездки М. Горького в Америку в 1906 году известны: восторженная встреча, знакомство с американскими писателями, 
скандал в прессе вокруг отношений М. Горького с М.Ф. Андреевой, 
выступления писателя на многолюдных митингах. Они описаны в воспоминаниях Н.Е. Буренина1, сопровождавшего Горького и М.Ф. Андрееву в поездке, работах С.Я. Бродской2, Р. Ганелина3, Г. Хьетсо4. Многое уточнено комментаторами 5-го тома Писем Горького5, в котором 
письма 1905-1906 гг. впервые собраны и напечатаны в полном объеме. 
Однако до сих пор не освоена полностью коллекция вырезок из американских газет, которую привез из Америки Н.Е. Буренин (она хранится 
в архиве Горького в ИМЛИ). В 2005 г. впервые опубликованы письма 
Л. Красина М. Горькому и М.Ф. Андреевой6. Эти новые материалы учтены в настоящей работе.
Целью поездки, по словам Горького, было «всеми силами помешать 
правительству русскому занять денег и собрать возможно больше денег 
для народа»7. Ключевые темы выступлений писателя на митингах и в 
прессе так или иначе имеют отношение к этим практическим задачам.
Одна из главных «русских» тем, волновавшая американское общество, — I Государственная дума. Время ее созыва и работы (27 апреля (10 
мая) -  8 (21) июля 1906 года) полностью совпало с пребыванием Горького в Америке. Доклад «Царь, Дума и народ» явился непосредственным откликом на начало ее работы, а воззвание «К честным людям» 
начиналось словами: «Царь разогнал Думу». Горький стремился убедить американцев, что не следует воспринимать Думу как европейский 
парламент и возлагать на нее надежды, связанные с мирным разрешением революционных потрясений в России. В письме Л.Б. Красину в ап­
реле 1906 г. он сетовал: «Некоторые ценные американцы отказались от 
участия в комитете только потому, что собирается какая-то Дума. Я им, 
чертям, должен разъяснять, что это не Дума, а — дрянь»9.
Отношение Горького к Думе полностью совпадало с думской тактикой большевиков, настаивавших на бойкоте выборов. Ее изменение после роспуска Первой Государственной думы вызвало у писателя разочарование и раздражение. 17 (30) августа 1906 г. он писал о «товарищах» 
К.П. Пятницкому: «Их «политика» превосходна. Лаяли на эту Думу, 
громче, чем она заслуживала, по ничтожеству своему, потом рекомендуют ее народу, как единственное прибежище. Все это — даже издали 
смешно и глупо»10.
Резкая критика императора Николая II и царских министров, в особенности С.Ю. Витте, прозвучавшая в американских выступлениях 
Горького, была вызвана, помимо прочего, стремлением сорвать заем, 
которого добивалось русское правительство весной 1906 г. Выступая 
перед американцами, Горький стремился убедить их, что дни царской 
России сочтены и новая революционная власть не станет расплачиваться по займам русского правительства.
С.Ю. Витте был в Соединенных Штатах в 1905 году в связи с заключением Портсмутского мирного договора, положившего конец Русско- 
японской войне. Летом 1905 года Витте был очень популярной фигурой 
в Америке, и одной из задач Горького было ниспровержение его авторитета как главы русского правительства. 11 апреля американские газеты на разные лады повторяли слова Горького, назвавшего Витте «подлецом, человеком, лишенным таланта, чести и честности»11. Позднее в 
американской прессе появились статьи с характерным заголовком 
«Горький и Витте»12.
С двойной задачей: сорвать заем правительства и собрать деньги в 
партийную кассу — связана еврейская тема в публицистике Горького 
1906 года. Горький ехал в Америку с рекомендательными письмами 
В.И. Ленина и Л. Красина, а с призывом пожертвовать средства на продолжение революции он выступал в еврейских общинах.

Еврейская тема зазвучала в связи с именем Горького сразу же по 
приезде его в Америку. 11 апреля американские газеты опубликовали 
отчеты о встрече Горького, в которых содержался ответ писателя на 
вопрос о положении евреев в России: «Мое личное мнение таково: евреи — ценная раса. Россия нуждается в них...»13. 13 апреля газеты писали о том, что Горький обратился к евреям Америки с приветствием, в 
котором, в частности, выразил надежду, что «новая Россия станет для 
них таким же безопасным и процветающим домом, как Америка»14. 
«Будущий историк России часть своих лучших страниц посвятит еврейскому народу»15, — заявлял Горький.
Наиболее полно эта тема выразилась в докладе Горького «Еврейский 
вопрос», с которым он выступил на многолюдном митинге 12 (25) апреля 1906 г. в Гранд Сентрал Палас в Нью-Йорке. Американские еврейские организации устроили М. Горькому восторженную встречу16. Считая евреев нацией, угнетенной и преследуемой русской «бюрократией», 
и сочувствуя им, Горький с удовлетворением отмечал их огромную роль 
в русском революционном движении: «Главный враг русских евреев — 
это русское правительство, в глазах которого каждый еврей —  революционер. Это мнение лучше всего подтверждается историей революционного движения в России. Процент так называемых политических преступников в освободительном движении среди евреев ужасно велик»17.
Еще будучи в Европе, Горький написал воззвание «Не давайте денег 
русскому правительству!», в котором, в частности, заявлял: «Понимают 
ли еврейские банкиры Европы, что они дают деньги в Россию на организацию еврейских погромов? <...> Нет, не нужно давать денег той 
анархической партии, которую Европа, по недоразумению, продолжает 
считать русским правительством, — эти деньги пойдут на убийства!»18
Вероятно, антиправительственная позиции Горького в этом вопросе 
повлияла на то, что американские миллионеры не приняли активного 
участия в предоставлении денежного займа царскому правительству. 
Большую его часть предоставили французские банкиры. 13 (26) апреля 
1906 г. правительством Франции был санкционирован заём на гигантскую сумму в 2250 млн франков, который был получен во многом благодаря авторитету С.Ю. Витте в международных финансовых кругах 
(хотя непосредственно переговоры в Париже вел В.Н. Коковцев)19.
А вот в плане пополнения партийной кассы поездка не оправдала 
возлагавшихся на нее надежд, хотя за период с 29 марта (11 апреля) до 
конца мая Горькому удалось собрать около 10 тыс. долларов20. М.Ф. 
Андреева писала М. Хилквиту в августе 1906 года о средствах, поступивших в кассу большевиков весной от выступлений Горького на митингах: «Собирание тех грошей <...> мне кажется нецелесообразным»21.
Серьезно повредил миссии М. Горького скандал в американской 
прессе после публикации в газете «World» 1 (14) апреля 1906 г. сообщения о том, что он привез в Америку чужую жену, оставив свою с двумя 
детьми в России. Жадный интерес американской прессы к Горькому 
сменился бурей негодования, а затем охлаждением.
Горький приехал в Америку с М.Ф. Андреевой, любовь к которой, 
несомненно, повлияла на его сближение с большевиками, вступление в 
РСДРП и весомое участие в финансировании партии. Поэтому «личное» 
в сложившейся ситуации неотделимо от политических оценок Горького. 
Оскорбление, нанесенное любимой женщине желтой прессой, сыграло 
свою роль в резкой переоценке свободной Америки: оно подтолкнуло 
писателя к более трезвому и критическому отношению к хваленой демократии.
Что стало причиной скандала? На этот счет существует несколько 
предположений. Н.Е. Буренин вспоминал, что одними из первых посетителей Горького в отеле «Бельклер» были эсеры Н.В. Чайковский и 
Х.И. Житловский, предложившие ему «делиться собранными средствами». Они же явились к нему в разгаре газетной травли «и опять предложили работать совместно с ними. Они уверяли, что заставят замолчать 
желтую прессу»22. Горький отказался сотрудничать с ними.
В срыве миссии Горького было заинтересовано царское правительство. По сообщению газеты «Times» 4 (17) апреля, за Горьким в США 
следил «секретный агент царской охранки», прибывший на том же пароходе23. Как «вмешательство во внутренние дела страны» была расценена телеграмма арестованным руководителям профсоюза горняков 
У. Хэйвуду и Ч. Мойеру, отправленная от имени Горького Г. Уилшай- 
ром с одобрения 3. Пешкова. И, наконец, нью-йоркская газета «World» 
Джо Пулитцера первой опубликовала скандальную информацию «явно 
из мести херстовской прессе за то, что она имела преимущественное 
право на информацию о Горьком»24.
Историю с Андреевой писатель воспринял как грубое вмешательство 
в его личную жизнь, как попрание свободы, воплощением которой для 
него была Америка. «Итак, это и есть страна, о которой десятки тысяч 
миллионов людей Старого Света мечтают, как о земле обетованной. 
«Страна Свободы!» — повторял я, не замечая в этот прекрасный день 
зеленой ржавчины на темной бронзе» (VI, 432), —  писал Горький в

очерке «Город Мамоны», опубликованном в середине июля 1906 г. в 
американском журнале «Appleton’s Magazine».
В письмах Горького, в первые дни пребывания в Нью-Йорке изумленного мощью и размахом материальной культуры Америки, энергией 
и работоспособностью американцев, начинают звучать иные ноты. Так, 
в письме К.П. Пятницкому 13 (26) апреля 1906 г., восхищаясь американцами, работающими «как волшебники сказок», он попутно замечает: 
«Они слишком «биснесмэны» —  люди, делающие деньги, — у них мало 
жизни духа, но — это придет! Ибо скоро им опротивеет материализм». 
17 (30) августа в письме тому же корреспонденту Горький называет 
Америку страной, «где искренность считается смертным грехом». 20 
июля (2 августа) в письме Л.Н. Андрееву с горечью замечает: «Америка 
—  мусорная яма Европы. Сюда теперь едут люди, оставившие душу 
где-то дома. <...> Голубчик мой —  я могу написать об Америке десять 
томов по 500 стр. и — ни одного слова доброго». Е.П. Пешковой 15 (28) 
мая 1906 г. пишет: «...здесь все измеряется деньгами, все прощается за 
деньги, все продается за них. <...> Все охвачены прямо болезненной 
страстью к золоту и, порой, в этом уродстве —  отвратительны, часто — 
жалки и смешны». Ей же около 25 мая (7 июня) 1906 г.: «Здесь живут 
ужасной жизнью, все люди кажутся сумасшедшими и общий тон дня — 
совершенно фантастический, мрачный, безумный»25. В письме И.П. Ла- 
дыжникову (около 12 (25) августа 1906) Горький подытоживает свои 
американские впечатления так: «Знаете, что я Вам скажу? Мы далеко 
впереди <.. .> этой свободной Америки, при всех наших несчастьях!»26.
Современный исследователь Н. Катцер не случайно называет американские памфлеты Горького «апогеем кампании против <...> вездесущего мещанства». Даже пролетарские массы в Америке, по наблюдениям Горького, испорчены «болезненной жаждой золота» и «неизлечимо 
заражены мещанством». Рабочему классу Америки, особенно в сравнении с русским пролетариатом, «не хватает силы духа, позволяющей 
противостоять материальным искушениям»27.
Комментируя газетный скандал в письме Е.П. Пешковой, Горький 
замечает: «Вопрос не в самолюбии, а в борьбе с моралью мещан. Но — 
заниматься этим не очень хочется, хотя и это —  революция, революция 
в головах». В том же письме он пишет о психологии американца, «создавшего широкую политическую свободу, но еще не свободного от рабства предрассудков, давно уже мертвых в России»28.
Страсть к наживе, самодовольство, равнодушие к культуре, лицемерная мораль, принимающая форму рабских предрассудков, — мещанству, в представлении М. Горького, присущи именно эти черты. Они 
легко узнаваемы в очерках-памфлетах Горького, написанных в Америке: в гротескно-символических образах Желтого Дьявола (Золота, Мамоны), города-желудка, перемалывающего людей («Город Желтого 
Дьявола»), «одного из королей республики» и «жреца морали» («Мои 
интервью»), тупой, жадной, несчастной толпы («МоЬ», «Царство скуки»), состоящей из людей, «трагикомически довольных собой» (VI, 242) 
(«Город Желтого Дьявола»). «Америка —  лучшая страна в мире <...> 
Американцы — лучшие люди земли. У них больше всего денег. Никто 
не имеет столько денег, как мы. Поэтому к нам скоро придет весь мир» 
(VI, 205) — в этих рассуждениях миллионера («Один из королей республики») утрированно и гротескно даны самые неприемлемые для 
Горького черты американского образа мысли.
«Высота домов в этом городе оттолкнула небо дальше от земли, чем 
где-либо» (VI, 249), — пишет он в «Городе Желтого Дьявола», рисуя 
гротескные образы, похожие на инфернальные картины мучений погибших душ в аду. Мрачное описание дневного и ночного Нью-Йорка в 
памфлете «Город Желтого Дьявола» поразительно напоминает начало 
повести «Мать» — описание рабочей слободки и фабрики, которая выбрасывает людей, «словно отработанный шлак», высасывая их силы. В 
повести, как пишет Л.А. Спиридонова, возникает «образ капиталистического Молоха, характерный для русской литературы конца XIX -  начала XX века»29. В очерке «Город Желтого Дьявола» таким персонифицированным злом становится Золото, которое «сосет кровь и мозг людей для того, чтобы к вечеру эта кровь, этот мозг обратились в холодный желтый металл» (VI, 248).
Поездка в Америку отчасти изменила и отношение Горького к революции и революционерам. Последних он в письме Е.П. Пешковой называет «реформаторами», делая вывод, что сам «до сей поры <...> революционером не был» и что «самое понятие революции —  должно 
углубить» (VI, 210). Американской страсти к наживе Горький противопоставляет социализм — «новую религию, которая освобождает бедных 
от оков бедности, а богатых —  от позорного бремени золота и предрассудков!»30.

Примечания

1. Буренин Н.Е. Поездка в Америку в 1906 году // М. Горький в эпоху революции 1905-1907 годов: Материалы, воспоминания, исследования. М.: Изд-во 
АН СССР, 1957. С. 97-114.

2. Бродская С.Я. О деятельности М. Горького в Америке в 1906 году (по материалам американской печати) // М. Горький в эпоху революции 1905-1907 
годов: Материалы, воспоминания, исследования. М: Изд-во АН СССР, 1957. 
С. 388-408.
3. Ганелин Р. М.Горький и американское общество в 1906 г. // Русская литература. 1958. № 1. С. 200-222.
4. Хьетсо Г. Максим Горький: Судьба художника. М.: Наследие, 1997. 344 с.
5. Горький М. ПСС. Письма: В 24 т. Т. 5. М., 1999. 575 с.
6. 
«Деньги нужны до зарезу...»: Переписка Л.Б. Красина с Горьким и М.Ф. 
Андреевой. 1906-1908 гг. / Вступ. ст., подгот. текста и примеч. Е.Р. Матево- 
сян // Горький и его корреспонденты. М.: ИМЛИ РАН, 2005. С. 7-72.
7. Горький М. ПСС. Письма: В 24 т. Т. 5. М., 1999. С. 156.
8. 
«Сместить и покарать Витте», «Еврейский вопрос», «Открытое письмо к 
литераторам свободной Америки», «Царь, Дума и народ», «К честным людям».
9. Горький М. ПСС. Письма: В 24 т. Т. 5. М., 1999. С. 181.
10. Там же. С. 206.
11. Хьетсо Г. Указ. соч. С. 112.
12. World. New York. 13 apr. 1904; Union. Springfield. 15 apr. 1906.
13. World. New York. 11 apr. 1906.
14. American. New York. 13 apr. 1906.
15. Jomal. Minneapolis. 13 apr. 1906.
16. См.: Буренин H.E. Указ. соч. С. 107, а также корреспонденции газеты «Фор- 
вертс» в кн.: Максим Горький. Из литературного наследия. Горький и еврейский вопрос. Иерусалим, 1986. С. 451-456.
17. Максим Горький. Из литературного наследия. С. 118.
18. Там же. С. 122.
19. Первая русская революция: Взгляд через столетие. М., 2005. С. 434.
20. Горький М. ПСС. Письма. С. 457.
21. Горьковские чтения: 1959-1960. М., 1962. С. 23.
22. Буренин Н.Е. Указ. соч. С. 101, 109.
23. Горький М. ПСС. Письма. С. 437.
24. Хьетсо Г. Указ. соч. 115, 116.
25. Горький М. ПСС. Письма. С. 173, 206, 198, 199, 187, 189.
26. Там же. С. 202.
27. Катцер Н. Горький, мещане и мещанство // Максим Горький и литературные 
искания XX столетия: Горьковские чтения. 2002 год. Н. Новогород, 2004. С. 
625-636; С. 630.
28. Горький М. ПСС. Письма. С. 170, 171.
29. Спиридонова Л.А. Горький. Новый взгляд. М.: ИМЛИ РАН, 2004. С. 73.
30. Горький М. ПСС. Письма. С. 168.