Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Манифестация факта в русском высказывании, или Событие выражения

Покупка
Основная коллекция
Артикул: 620774.01.99
В книге представлено комплексное описание одного из самых интересных и в то же время узнаваемых фрагментов окружающего нас мира - «события выражения» (М. М. Бахтин). Его анализ с позиций философии, психологии, невербальной коммуникации, имиджелогии и др. уточняет взаимосвязь между восприятием и осмыслением, вещественным и процессным, заставляет отвечать на вопрос, что важнее - форма или содержание. Тема, которой профессионально интересуется автор, - образ «события выражения» в русской языковой картине мира. Трансформированное в ситуацию Манифестации Факта, оно обретает в языке собственную семантическую модель. Эта модель, усложненная смыслами достоверности, причинности, мультипликации, может быть использована как основа яркого описания, а может стать почти незаметной, разместившись в тени высказывания. Для специалистов в области антрополингвистики и семиотики, языковой картины мира и семантического синтаксиса, преподавателей русского языка и широкого круга гуманитариев.
Осетрова, Е. В. Манифестация факта в русском высказывании, или Событие выражения : монография / Е. В. Осетрова. - Красноярск : Сибирский федеральный университет, 2012. - 275 с. - ISBN 978-5-7638-2462-9. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/492281 (дата обращения: 22.07.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
Министерство образования и науки Российской Федерации
Сибирский федеральный университет

Е.В. Осетрова

МанифЕстация факта 

В русскОМ ВысказыВании,  

или сОбытиЕ ВыражЕния

Красноярск
СФУ
2012

УДК 811. 161.1
ББК 81.2 Рус
О-728

Рецензенты: Т.В. Шмелева, доктор филологических наук, профессор 
Новгородского государственного университета;
Б.Ю. Норман, доктор филологических наук, профессор 
Белорусского государственного университета

Осетрова, Е.В.
О-728 Манифестация факта в русском высказывании, или Событие выражения: монография / Е.В. Осетрова. – Красноярск: Сибирский федеральный университет, 2012. – 275 с.

ISBN 978-5-7638-2462-9

В книге представлено комплексное описание одного из самых интересных и в то же время узнаваемых фрагментов окружающего нас мира – «события выражения» (М.М. Бахтин). Его анализ с позиций философии, психологии, невербальной коммуникации, имиджелогии и др. уточняет взаимосвязь между восприятием и осмыслением, вещественным и процессным, 
заставляет отвечать на вопрос, что важнее – форма или содержание. Тема, 
которой профессионально интересуется автор, – образ «события выражения» в русской языковой картине мира. Трансформированное в ситуацию 
Манифестации Факта, оно обретает в языке собственную семантическую 
модель. Эта модель, усложненная смыслами достоверности, причинности, 
мультипликации, может быть использована как основа яркого описания,  а 
может стать почти незаметной, разместившись в тени высказывания. 
Для специалистов в области антрополингвистики и семиотики, языковой картины мира и семантического синтаксиса, преподавателей русского 
языка и широкого круга гуманитариев.

ISBN 978-5-7638-2462-9

© Сибирский
федеральный 
университет, 2012
© Осетрова Е.В., 2012

Оглавление

ВВЕДЕниЕ ...........................................................................................................6

Глава I. МанифЕстация факта как ОбЪЕкт 
иссЛЕДОВания .............................................................................12
1. «СОБЫТИЕ ВЫРАЖЕНИЯ» В НАУЧНОЙ КАРТИНЕ МИРА  ............12
1.1. Гуманитарные и естественнонаучные знания  ...................................12
1.2. Научно-практические опыты ...............................................................15
1.3. Философские труды  ..............................................................................21
2. СИТУАЦИЯ МАНИФЕСТАЦИИ ФАКТА: 
ЛИНГВИСТИЧЕСКАЯ БАЗА АНАЛИЗА ...............................................23
2.1. Исследование языковой картины мира и антрополингвистика  ......24
2.2. Лексическая семантика  ........................................................................32
2.3. Активная грамматика  ...........................................................................35
2.4. Семантический и коммуникативный синтаксис ...............................38

Глава II. ситуация МанифЕстации факта 
и ВысказыВаниЕ .......................................................................46
1. СТРУКТУРА СИТУАЦИИ ..........................................................................46
2. УСЛОЖНЕНИЕ СИТУАЦИИ И ЕГО СМЫСЛОВЫЕ ЭФФЕКТЫ ........48
2.1. Каузативность  ........................................................................................48
2.2. Персуазивность ......................................................................................55
2.3. Мультипликация ....................................................................................57
2.4. Активность субъектов ...........................................................................62
3. КОММУНИКАТИВНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ВЫСКАЗЫВАНИЯ ...........68
3.1. Механизмы коммуникативной организации  .....................................68
3.2. Монопредикативные конструкции ......................................................71
3.3. Полипредикативные комплексы ..........................................................79
4. ЯЗЫКОВАЯ СИТУАЦИЯ И ЕЕ ТЕКСТОВЫЕ ПОЗИЦИИ ....................86

Глава III. уЧастники и актанты: 
ЭЛЕМЕнтарныЙ сОстаВ .......................................................91
1. МАНИФЕСТАНТ ..........................................................................................91
1.1. Манифестанты тела  ...............................................................................93
1.2. Манифестанты-вещи ........................................................................... 110
1.3. Вид как манифестант ........................................................................... 116
1.4. Текст как манифестант ....................................................................... 118
1.5. Роли манифестанта ..............................................................................135

2. СУБЪЕКТ ВОСПРИЯТИЯ ........................................................................ 147
3. СУБЪЕКТ ВОСПРИЯТИЯ И СУБЪЕКТ ОСМЫСЛЕНИЯ...................149
4. СУБЪЕКТ ФАКТА ......................................................................................150

Глава IV. фазы и ПрОПОзиции: ПрирОДа ПрОцЕсса ..............154
1. МАНИФЕСТАЦИЯ ....................................................................................154
1.1. Характеристика фазы ...........................................................................154
1.2. Организация пропозиции ...................................................................155
1.3. Телесные манифестации в языковом оформлении ..........................156
1.4. Вещные манифестации и параметры их языкового 
функционирования ............................................................................. 170
2. ФАКТ ............................................................................................................ 173
2.1. Характеристика фазы .......................................................................... 173
2.2. Организация пропозиции .................................................................... 178
2.3. Пропозитивные функции Факта и их языковое оформление  ....... 179
3. ВОСПРИЯТИЕ ............................................................................................182
3.1. Характеристика фазы...........................................................................182
3.2. Организация пропозиции ...................................................................184
3.3. Восприятие и его языковое оформление ...........................................185
4. ОСМЫСЛЕНИЕ ..........................................................................................188
4.1. Характеристика фазы ..........................................................................188
4.2. Организация пропозиции ...................................................................188
4.3. Осмысление и его языковое оформление..........................................189

закЛЮЧЕниЕ ...............................................................................................192

ЛитЕратура ..................................................................................................197

сЛОВари ..........................................................................................................225

ПриЛОжЕния ...............................................................................................227
ПРИЛОЖЕНИЕ 1. ИНДЕКС МАНИФЕСТАНТОВ ...................................227
1.1. Манифестанты-соматизмы  ................................................................227
1.2. Топографические соматизмы ..............................................................228
1.3. Пропозитивные манифестанты  .........................................................229
1.4. Вещные манифестанты  ......................................................................230
ПРИЛОЖЕНИЕ 2. ЯЗЫКОВЫЕ РОЛИ МАНИФЕСТАНТА ....................232
2.1. Манифестанты-соматизмы .................................................................232
2.2. Пропозитивные манифестанты ..........................................................237

ПРИЛОЖЕНИЕ 3. ПРЯМЫЕ МАНИФЕСТАЦИИ ....................................240
3.1. Манифестации лица и его частей .......................................................243
3.2. Манифестации тела и его частей .......................................................249
3.3. Манифестации голоса..........................................................................259
ПРИЛОЖЕНИЕ 4. ОБРАЗНЫЕ МАНИФЕСТАЦИИ .................................260
4.1. Манифестации лица и тела .................................................................260
4.2. Манифестации пропозитивных манифестантов .............................262
ПРИЛОЖЕНИЕ 5. МАНИФЕСТАНТ / МАНИФЕСТАЦИЯ: 
СООТНЕСЕННОСТЬ ЭЛЕМЕНТОВ ..........................................................264
5.1. Манифестации, не соотносимые с манифестантом-соматизмом ..264
5.2. Манифестации, соотносимые с единственным манифестантомсоматизмом ............................................................................................265
5.3. Манифестации, соотносимые со множеством манифестантовсоматизмов .............................................................................................267

ГЛОссариЙ ....................................................................................................269

сПисОк сОкраЩЕниЙ и усЛОВныХ ОбОзнаЧЕниЙ .............274

ВВЕДЕНИЕ

Каждый человек ежедневно, если не ежечасно, встает перед необходимостью решать цепочку типичных информационных задач. 
Утром, отправляясь на службу и проходя по двору, он шуршит ворохом нападавших за ночь, неубранных знакомым дворником листьев: 
«Наверное, у Петра Ильича опять давление подскочило, дома отлеживается. Ничего, мы тут пока сами, ногами слегка "разметем!" Разглядывая в ожидании автобуса юную парочку, нежно держащуюся 
за руки, он вспоминает свою первую влюбленность… На работе его 
добродушное настроение быстро улетучивается: вместо обычных 
приветствий офис встречает гробовым молчанием коллег, суетливо 
наводящих порядок на рабочих столах, и напряженной спиной секретарши в приемной. Все совершенно понятно: шеф в плохом настроении и отдел ждет очередной разнос… Через несколько часов, по 
дороге домой, человек замечает плакаты с улыбками известных в городе и стране людей и новую асфальтовую дорожку вдоль сквера. Ну 
да, неплохо, власть готовится к очередным выборам. Дома его тоже 
встречает улыбающееся лицо – родное лицо сына. И по театральному жесту, указывающему куда-то в глубину комнаты, человек догадывается, что ему приготовлен сюрприз. Вечер удался.
Конечно, такое описание «одного дня из жизни соотечественника», вынужденного ежечасно восстанавливать прошлое либо прогнозировать будущее по каким-то особым выражениям – признакам, 
предметам, состояниям, действиям, символам – может показаться 
утрированным. Однако уважаемый читатель, скорее всего, согласится с тем, что мыслящий субъект большую часть времени проводит в роли воспринимающего и осмысливающего множество самых 
разных, заранее известных либо совершенно случайных сигналов, 
по которым он делает выводы о событиях из жизни других людей. 
Событиях, не данных ему в непосредственном восприятии и неочевидных1. 

1 При условии, если эта интерпретация приобретает оттенок оценки, она уходит в 
сторону этики: «Вопреки евангельской заповеди "Не судите, да не судимы будете", человек в своей языковой деятельности постоянно занимается оценкой своих 
ближних, используя для этого готовую систему весьма общих этических, религиозных, юридических, логических и иных правил, норм, заповедей, в той или иной 
мере узаконенных в данном обществе. Отклонение от них, их превышение или – 
гораздо реже – соблюдение получает специальные наименования: грех, измена, 
обман, ошибка, подвиг, помощь, предательство, преступление, проступок и т.п. 

Введение

Для большинства из нас эта своеобразная роль дешифровщика 
настолько привычна, что мы не задумываемся об участниках, деталях и механизмах целого процесса. Нас типично интересует только 
момент «выхода» – извлекаемая из ситуации информация; в лучшем 
случае – еще момент «входа» – внешний признак, что и отражается в репликах типа: «Слушай, я Антона в универе третий день с 
электронной книжкой вижу. Наверное, долг по зарубежной собрался 
пересдавать».
Есть, впрочем, участки социальной среды, освоение которых 
заставляет человека вырабатывать почти профессиональные навыки 
истолкования. Так, мать безошибочно определяет эмоциональное и 
физическое состояние ребенка по его внешнему виду, класс довольно 
точно разбирается в индикаторах настроения учителя, а менеджер 
по персоналу, исследовав манеру держаться, внешний вид, жесты и 
мимику посетителя, через несколько минут после начала интервью в 
состоянии оценить амбиции и перспективы будущего работника.
«событие выражения» (по М.М. Бахтину), или «ситуация Манифестации факта» (такое наименование используем мы в данном 
тексте), тем самым оказывается значимым эпизодом обыденной жизни человека, подвигая его к анализу причинно-следственных связей 
и помогая адекватно реагировать на бесконечно меняющиеся внешние обстоятельства.
Переводя далее рассуждения в научную плоскость, приведем 
определения понятий факта и манифестации, которые становятся 
для нас ключевыми.
Термин «факт» употреблен здесь как обозначение любого явления, связанного с существованием человека, независимо от того, 
кратковременное это состояние или свойственное ему качество, действие или движение; независимо от природы этого явления и способов его обнаружения. Такое понимание «факта» соответствует не 
только словарным определениям («действительное, вполне реальное 
событие, явление; то, что действительно произошло, происходит, существует» [Толковый словарь … 2007: 1044]), но имеет устойчивую 
лингвистическую базу – «факт» употребляется синонимично или 
тождественно «событию», «состоянию», «предмету» в [Иорданская 

Интерпретация … представляет собою в конечном счете квалификацию конкретного действия или состояния человека с помощью этой готовой номенклатуры 
обобщенных ярлыков, то есть подведение частного случая под общий случай особого рода» [Языковая картина мира … 2006: 148].

Введение

1970: 8; Николаева 1980: 198; Шмелева 1983: 42; Телия 1988: 192; Михеев 1990: 57], то есть как имя с онтологической семантикой.
Укажем и на иное понимание «факта» как метаязыкового классификатора эпистемического (относящегося к мнению и знанию) 
плана [Арутюнова 1999: 488–489; Коньков, Неупокоева 2011: 148–
149], противопоставленного «событию» в рамках концептуального 
анализа и когнитивной лингвистики. Впрочем, даже в этой традиции констатируют смешение «фактов» и «событий», признавая, что 
«удар оземь» не станет для него [факта] губительным, а смешение с 
именами онтологического плана не будет  воспринято как нечто совершенно противное его природе [Арутюнова 1999: 505].
Под термином «манифестация» [Хэмп 1964: 107] с учетом его 
латинской этимологии (manifēstāre – делать явным, показывать) мы 
понимаем процесс, состояние или качество, которые превращают 
скрытый или затрудненный для восприятия факт в очевидный – обнаруживают его, делают доступным для наблюдателя. Термином в 
аналогичном значении пользуются в работах по семиотике [Вайнштейн 1993: 82], невербальной семиотике [Крейдлин 2000а: 34, 37], 
прагматике [Тарасова 1993], дискурсу СМИ [Володина 2004: 27], когнитивной лингвистике [Алефиренко 2009: 95].
Итак, ситуация манифестации – важный фрагмент окружающего мира, в пространстве которого активным субъектом с завидной 
регулярностью выступает каждый из нас. Следовательно, она не может не быть осмыслена языковым сознанием.
Исходя из этих соображений, попробуем посмотреть на феномен 
под иным углом зрения, разместив в центре внимания его языковой 
образ: «Отношение языка к внеязыковой реальности – одна из коренных проблем <…> Язык создает свой мир. Одновременно возникает 
вопрос о степени адекватности мира, создаваемого языком, и мира, 
существующего вне связи с языком, лежащего за его пределами» 
[Лотман 1992б: 8]; см. о том же [Киклевич 2007: 179, 186–187]. 
Концептуальная взаимосвязь «мир – язык» прочерчивает и прямо противоположный вектор интереса: сама действительность заставляет подробно разбираться в отражениях, возникающих в мощнейшем зеркале универсума – языке. Эту идею развивает в своих 
работах В.В. Богданов.
Эпоху, начавшуюся со второй половины ХХ в., называют информационной, и ее ведущие технологии имеют ярко выраженный 
информационный характер. Электронные СМИ, электронная почта, 

Введение

Интернет, компьютеры, гаджеты, беспроводные коммуникационные 
системы определяют менталитет, типичный для данной эпохи. Характерные его черты – «интерес к сведениям, знаниям, информации, 
ее восприятию, интерпретации и пониманию. Данная всеобщая тенденция проявляется в лингвистике поворотом к изучению преимущественно содержательной стороны языка. По словам Б.Ю. Городецкого, "семантика старается занять подобающее ей место в лингвистической теории, стремясь образовать ядро науки о языке и подвергнуть полному пересмотру направление исследований в описательной лингвистике". В фокусе внимания оказывается содержание 
… Это явление условно и не очень терминологично можно назвать 
«вторым пришествием» содержания в мир» [Богданов 2007: 224].
Итак, у автора книги возникает сугубо профессиональный – 
лингвистический – интерес: каким образом ситуация Манифестации Факта, важнейшей составляющей которой является событие выражения, отражена в языковой картине мира. Такая формулировка 
заставляет ставить вопросы, ответы на которые с разной степенью 
полноты даны ниже и содержание которых задает ход дальнейших 
рассуждений; а именно, необходимо 
▪ исчислить элементы ситуации на экстралингвистическом (внеязыковом) и пропозитивном (языковом) уровнях в ее типовом и потенциальном вариантах; 
▪ описать языковые формы воплощения ситуации;
▪ вычленить центральный элемент, организующий событие выражения, и через это раскрыть его специфику, прояснив, что выделяет его из непрерывного событийного потока и как это отражено в 
языковой картине мира;
▪ выявить основные принципы и механизмы, руководящие текстовой «жизнью» объекта.
В качестве источников использованы тексты художественной 
литературы XIX–XXI вв., российская периодическая печать, ряд контекстов из «Словаря русского языка» под редакцией А.П. Евгеньевой, 
выборка лексем из этого словаря, а также из «Словаря сочетаемости 
слов русского языка» под редакцией П.Н. Денисова и В.В. Морковкина и «Русского семантического словаря» под редакцией Н.Ю. Шведовой. Картотека включает три тысячи иллюстративных единиц. Это 
образования разного типа – от простых предложений до объемных 
текстовых фрагментов, что продиктовано прежде всего сложностью 
самого объекта. Как отмечает В.Г. Гак, расширение материала зако
Введение

номерно при ономасиологическом подходе, поскольку он принципиально безразличен к статусу используемых для выражения данного 
значения языковых средств [Гак 1985: 15; Ускова 2012: 42].
Поскольку автор сосредоточен на содержательной стороне высказывания, а диапазон колебаний его объема, как признают исследователи, может быть весьма широким [Шмелева 1992: 21], оговоримся 
сразу, что для анализа взяты не только самостоятельные синтаксические единицы, но и так называемые потенциальные [Шмелева 1992: 
19], представляющие лишь части готовых высказываний.
Феномен потенциального высказывания естественно связан  с понятием «вторичной предикативности». Вторичная предикативность 
трактуется как зависимая от первичной. К вторично-предикативным 
относятся придаточные предложения, инфинитивные, причастные, 
деепричастные и герундиальные обороты, обособления, предложносубстантивные конструкции и т.п. Пониженные в семантическом и 
синтаксическом ранге, они как бы образуют дополнительные свернутые высказывания. Это дает возможность объединять в предложении несколько предикатных выражений и тем самым расширяет 
возможности текстообразования, делая текст более разнообразным. 
Любая вторично-предикативная (потенциальная) конструкция может быть преобразована в завершенное речевое произведение, содержательно и коммуникативно автономное [Богданов 2007: 53–59]; 
приведем примеры:
Я посмотрел в темноту за долину, на противоположную гору, – 
там, в доме Виганда, одиноко краснел, светился поздний огонек. 
«Это она не спит», – подумал я (И. Бунин); Он сжал пальцы в кулак и 
чуть приподнял его над головой, изображая приветствие (Н. Коняев); [– Да, да, конечно, милая Марина! –] взволнованно и убежденно 
залепетала Аля (М. Цветаева); Нюра посмотрела на него ошалелым 
взглядом (В. Войнович).
В первом отрывке о факте бодрствования субъекта (она не спит) 
сигналит огонек непогашенной лампы; причем и манифестация и 
факт представлены конструктивно сильно, оформленные предикативными единицами. Во втором фрагменте равноправие этих двух 
фаз уже нарушено: факт приветствия передается деепричастным 
оборотом изображая приветствие, зависимым от главного предиката, а потому предикативно вторичным. Наконец, последние два случая демонстрируют крайнюю степень синтаксической периферийности факта. Если манифестация в них полноценно выражена глаголами 

Введение

речевого и зрительного действия (залепетала и посмотрела), то манифестируемый факт низведен до позиции квалификатива: состояния 
взволнованности, убежденности и стресса, оформленные наречиями 
и прилагательным, «заведены» в тень высказывания. Они, однако, с 
легкостью преобразуются в самостоятельные предложения; ср. с оригиналом: [– Да, да, конечно, милая Марина! –] убежденно залепетала Аля. Она была очень взволнованна; или: Нюра посмотрела на него 
странным взглядом. Она совсем ошалела от всего случившегося.
Таким образом, событийный центр нашей ситуации составляют две фазы – факт и его манифестация; факт квалифицируем как 
условное начало всего дальнейшего процесса. 
Книга состоит из четырех глав. Первая глава представляет общенаучный контекст проблемы, а также методологическую и методическую базу исследования: ее организуют работы по семантическому и коммуникативному синтаксису, лексической семантике, активной грамматике и языковой картине мира. Во второй главе даны 
сведения о структуре ситуации Манифестации Факта и способах 
иерархической расстановки ее элементов в тексте. В связи со статусом манифестанта как содержательного ядра ситуации в третьей 
главе, посвященной детальной характеристике языковой структуры, 
основное место занимает описание именно этого актанта. Сложность 
ситуации продиктовала, кроме того, необходимость анализа каждой 
из первичных фаз-пропозиций, что является содержанием четвертой 
главы. Таким образом читатель сначала составляет общее представление об объекте, а затем знакомится с его отдельными элементами 
и имеющимися между ними взаимосвязями.
Приложения демонстрируют формально-языковой потенциал 
пропозиции манифестации – списки имен и предикатов, сгруппированных по различным основаниям.
В заключение я хочу выразить искреннюю признательность рецензентам – моему учителю, Татьяне Викторовне Шмелевой, и Борису Юстиновичу Норману за глубокие суждения и полезные замечания, которые помогли мне по-новому интерпретировать полученные 
результаты, а также задуматься о перспективах темы. Отдельная 
благодарность коллегам – сокурсникам, друзьям и преподавателям 
кафедры русского языка и речевой коммуникации СФУ – многие 
годы культивирующим замечательную атмосферу творчества и профессиональной и человеческой сопричастности. 

Глава I

МАНИФЕСТАЦИЯ ФАКТА 
КАК ОБЪЕКТ ИССЛЕДОВАНИЯ

1. «сОбытиЕ ВыражЕния» 
В науЧнОЙ картинЕ Мира 

В системе научных представлений событие выражения, а через 
него и ситуация Манифестации Факта (далее – «ситуация МФ» либо 
«ситуация»), оказываются четко выделенными, в целом ряде случаев 
приобретая статус самостоятельных эвристических объектов. 

1.1. Гуманитарные и естественнонаучные знания 

В соответствии с тенденцией к консолидации наук о человеке, которая на протяжении последних десятилетий осознана весьма 
определенно (см., например [Смелзер 1994: 17; Язык средств … 2004; 
Массовая культура 2005: 10–16]), в том числе и лингвистами [Леонтьев 1979: 20; Логический анализ … 1989:  3–4; Апресян, Апресян 
1993: 27; Крейдлин 2000а: 7; Язык и гендер 2005: 8–15; Алефиренко 2009: 5–10; Тимофеева 2009: 5–8], будет логичным на стартовом 
этапе анализа заняться поисками того места, которое занимает ситуация МФ как научный объект на широком поле гуманитарного и 
естественнонаучного знания.
Разумеется, в рамках непересекающихся, а иногда конкурирующих школ данный феномен именуется и трактуется по-разному. Однако во всех подобных исследованиях момент выражения, делающий прямо не наблюдаемые ситуацию / состояние / процесс явным, 
оценен как важнейшая составляющая бытия, что позволяет рассматривать такие работы в одном аналитическом блоке.  
Со времен античности событием выражения интересуется психо лог и я  [Феофраст 1993]. М. Томаселло, американский психолог и 
антрополог, выдвигая очередную гипотезу становления языка, показывает, что языковая способность вырастает на основе указательных 
жестов, пантомимической коммуникации и жестовой грамматики