Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Теоретические основы квалификации преступлений

(репринт издания М., 1963) Монография
Покупка
Основная коллекция
Артикул: 645293.01.99
Доступ онлайн
349 ₽
В корзину
В книге излагаются основы общей теории квалификации преступлений. Автор формулирует принципы квалификации преступлений, рассматривает общие признаки, лежащие в основе разграничения отдельных видов преступных деяний. Анализируя судебную, следственную и прокурорскую практику по применению новых уголовных законов, автор рассматривает условия, соблюдение которых необходимо для правильной квалификации, а также высказывает ряд предложений, направленных на обеспечение строгого соблюдения законности в деятельности судебных и прокурорских органов. В книге подвергаются критике буржуазные теории квалификации преступлений и практика деятельности буржуазного суда. Монография рассчитана на юристов-практиков, а также на ученых, преподавателей и студентов высших и средних юридических учебных заведений.
Кудрявцев, В. Н. Теоретические основы квалификации преступлений: (репринт издания М., 1963) Монография / Кудрявцев В.Н. - Москва :Юр.Норма, НИЦ ИНФРА-М, 2016. - 324 с.: ISBN 978-5-16-105404-8 (online). - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/752319 (дата обращения: 16.06.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
В.Н. Кудрявцев

Теоретические основы квалификации 

преступлений

Москва

Инфра-М; Юр. Норма

2016

В.Н. Кудрявцев

Теоретические основы квалификации 

преступлений

Монография

Москва

Инфра-М; Юр. Норма; Znanium.com

2016

Кудрявцев, В.Н.

Теоретические основы квалификации преступлений: монография / В.Н. 

Кудрявцев. – М.: Юр. Норма; Инфра-М; Znanium.com, 2016. – 324 с.

ISBN 978-5-16-105404-8 (online)

В книге излагаются основы общей теории квалификации преступлений. Автор 

формулирует принципы квалификации преступлений, рассматривает общие признаки, 
лежащие в основе разграничения отдельных видов преступных деяний.

Анализируя судебную, следственную и прокурорскую практику по применению 

новых уголовных законов, автор рассматривает условия, соблюдение которых 
необходимо для правильной квалификации, а также высказывает ряд предложений, 
направленных на обеспечение строгого соблюдения законности в деятельности судебных 
и прокурорских органов.

В книге подвергаются критике буржуазные теории квалификации преступлений и 

практика деятельности буржуазного суда.

Монография рассчитана на юристов-практиков, а также на ученых, преподавателей 

и студентов высших и средних юридических учебных заведений.

ISBN 978-5-16-105404-8 (online)
© В.Н. Кудрявцев, 1963, 2016

Введение

Программа Коммунистической партии 
Советского 
Союза предусматривает дальнейшее развитие теоретических исследований, укрепление связи науки с практической жизнью общества. «Залог плодотворного развития 
науки, — говорится в Лропрамме, — в неразрывной связи с созидательным трудом народа, практикой коммунистического строительства»1.

Для того чтобы юридическая наука успешно содействовала борьбе с преступностью, необходимо разрабатывать не только отдельные вопросы этой науки, имеющие 
частный характер, но и общие проблемы права и его отраслей, так как именно на их основе могут быть правильно разрешены конкретные вопросы судебной, следственной и прокурорской практики.

Глубокое усвоение общих проблем и принципов социалистического права способствует осуществлению правосудия в строгом соответствии с законом, 
выражающим волю всего советского народа. Оно обеспечивает 
стабильность судебной и оедственно-ирокурорской практики, единообразие в применении закона.

К числу общих проблем советского уголовного права 
относится и проблема квалификации преступлений.

В науке уголовного права она разрабатывалась почти исключительно по отношению к отдельным видам преступлений. Вопросы квалификации хищений социалистической собственности, преступлений 
против личности, 
должностных, хозяйственных, воинских преступлений с 
большой полнотой рассматриваются в курсах и учебниках по Особенной части советского уголовного права, 
монографиях и журнальных статьях.

Однако проблема квалификации существенным образом выходит 
за 
рамки этих исследований. 
Понятно, 
что существуют некоторые общие положения и принципы квалификации, имеющие силу для любого вида преступлений, определяющие основания и порядок выбора

* «МатериалыXXII съездэКПСС», Госполитиздат, 1961, стр.418.

3

статьи уголовного закона, подлежащей применению по 
данному конкретному делу. Между тем общим вопросам квалификации преступлений за ряд лет были посвящены лишь одна брошюра1 и две статьи2.

Отсутствие обобщенных 
исследований то вопросам 
квалификации преступлений отрицательно сказывается 
на судебной и следственно-трокурскраиой практике. Оно 
ведет к разнобою в квалификации сходных по своей юридической конструкции преступлений, а 
подчас 
может 
привести и к нарушению законности. Разобщенность и 
!прати1воречимость отдельных советов и рекомендаций о 
квалификации, содержащихся в различных комментариях и учебниках, а также трудность усвоения их в виде 
разрозненных положений не способствуют правильному 
(применению закона.

Отсутствие в у голов надравовой литературе общих исследований по вопросам квалификации воспринимается 
некоторыми практическими работниками как подтверждение того, что вообще нет и не может быть общих правил применения уголовного закона, что «каждое дело 
конкретно» и закон всякий раз может применяться по- 
разному. Подобная точка зрения ¡прямым путем ведет к 
субъективному, нигилистическому отношению к теории и 
закону. Разработка общих проблем квалификации имеет 
¡поэтому не только юридическое, но и социально-политическое значение.

Совершенствование юридической науки 
нужно 
не 
не только юристам. К сожалению, иногда еще высказывается мнение, что развитие теории права, превращение 
юриспруденции из «искусства» в науку, якобы отдаляет 
науку от ¡практики, делает ее ¡менее доступной для широких мяюс трудящихся.

Нет ничего ошибочнее этой точки зрения. Развитие 
советской юридической науки не идет и не может идти по 
пути изобретения формильных конструкций, доступных 
только специалистам-юристам. Наша наука тесно связана с жизнью. Ее дальнейшее совершенствование, в част- 
■

* См. А. Г е р ц е н з о н ,  Квалификация преступления, М., 1947.
2 См. С. М. Г о ф м а н ,  Сущность юридической 
квалификации 
преступлений,- «Науков1 записки Льв1вського даржавного ушвер- 
ситету ¡м I. Франка», т. XXXVIII, серш юридична, вип. 3, 1956; 
Г. А. Л е в и ц к и й ,  Квалификация преступления 
(общие вопросы), «Правоведение» 1962 г. № 1.

ности, означает, что на место отдельных «казусов», противоречивых формулировок и различных исключений будут последовательно выдвигаться вое более точные и 
вместе с тем более простые правили применения закона' 
отвечающие требованиям морального кодекса строителей коммунизма, понятные и доступные народу. Вместе 
с тем будут развиваться и совершенствоваться правовые 
знания трудящихся, повышаться их правовая культура.

Выступая 
на 
мартовском 
Пленуме 
ЦК 
КПСС 
(1962 г.), тов. Н. С. Хрущев указывал, что в наше время 
любая отрасль производства должна 
базироваться на 
точных знаниях, научно обоснованных расчетах. 
«Мы 
должны не только в космических, но и в своих земных 
делах научиться точно считать, работать не на авось, не 
по принципу «цыплят по осени считают». Это старая поговорка, она не годится»1. .

Все это имеет прямое отношение и к общественным 
наукам, в частности к праву. 
В современных условиях 
есть все возможности для того, чтобы юридическая наука 
и практика обладали не меньшей точностью, чем любая 
другая область человеческой деятельности.

Руководствуясь марксистско-ленинским методом познания действительности, советские 
криминалисты не 
разделяют буржуазных представлений о том, что «принципы науки трудно последовательно применять к делам 
человеческим»2. Глубоко ошибочными являются и взгляды, в свое время проповедовавшиеся А. Я. Вышинским, о 
том, что судебная деятельность не поддается точному 
научному анализу. С позиций диалектического материализма создание строгих научных формул, основанных на 
глубоком изучении и обобщении практики, возможно в 
юриспруденции в той же степени, как и в любой другой 
области человеческих знаний.

Настоящая работа и представляет собою попытку осмыслить ряд общих вопросов квалификации преступлений независимо от категории последних, привести в систему выработанные в науке уголовного права и в судебной, прокурорской и следственной практике правила 
и приемы квалификации, раскрыть те теоретические положения и принципы, на котовых они основаны.

1 «Правда» 11 марта 1962 г. 
s Е. Jenks, The Book of English Law, p. 30.

I .

Понятие и значение 
квалификации преступления

1.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПОНЯТИЯ 
КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

I. 
Квалификация преступления — одно из важнейших понятий науки уголовного права, связанных с деятельностью судебных и прокурорских органов по применению закона.

Квалифицировать 
(от лат.— циаШаэ — качество) —

значит относить некоторое явление по его .качественным 
признакам, свойствам к какому-либо разряду, виду, категории. В области права 
квалифицировать — значит 
выбрать и применить ту правовую норму, которая предусматривает данный случай. Квалифицировать преступление — значит дать ему юридическую оценку, указать 
соответствующую уголовноправовую норму, 
содержащую признаки этого преступления.

«Квалификация преступления, — пишет А. А. Герцен- 
еон, — состоит в установлении 
соответствия 
данного 
конкретного деяния признакам того или иного состава 
преступления, предусмотренного уголовным законом»1.

Для человека, не знакомого с юриспруденцией, квалификация преступления выступает в большинстве случаев как уже готовая оценка совершенного деяния. Од
1 
А. А. Г е р ц е н з о н, Квалификация преступления, М., 1947, 
стр. 4. Сходные определения дают и другие авторы: А. Н. Т р а й- 
н и н, 
Общее учение о 
составе преступления, М., 1957, стр. 6; 
А. А. Пи о н т к о в с к и й  и 
В. Д. М е н ь ш а г и н ,  Курс советского уголовного права. Особенная часть, т. I, М., 1955, стр. 32; 
«Советское уголовное право, часть Особенная», коллектив авторов 
кафедры уголовного права МГУ им. М. В. Ломоносова, М., 1957, 
стр. 7 и др.

6

наио юристу хорошо известно, что эта оценка появляется лишь в результате сложной, подчас длительной икро- 
потливой работы следователя, прокурора и суда; 
она 
предполагает глубокое изучение фактических 
обстоятельств дела, толкование смысла закона, выбор соответствующей нормы и сопоставление запрещенных в ней 
признаков преступления с признаками фактически совершенного деяния.

И действительно, понятие [квалификации преступления имеет два значения: 1) процесс установления при- 
анаков того или иного состава преступления в действиях 
лица и 2) результат этой деятельности судебных и след- 
ственно-црокурорюиих органов — официальное признание и закрепление в соответствующем юридическом акте (|Постановлении следователя, обвинительном заключении, судебном приговоре или определении) соответствия 
признаков совершенного деяния составу преступления.

Г. А. Левицкий справедливо отмечает, что «квалификации преступления только на первый взгляд присуща 
статичность. В действительнО|Сти эта статичность является относительной. Лишь будучи закрепленной в судебном приговоре, вступившем в законную силу, квалификация преступления становится устойчивой»1.

Рассматривая квалификацию преступления как деятельность судебно-прокурорских органов, 
мы 
должны 
исследовать содержание этого процесса, его условия и 
предпосылки, которые обеспечивают правильное применение закона. Квалификация преступления в этом смысле представляет собою сложный познавательный 
процесс, сущность которого состоит в отражении в .нашем 
сознании объективно существующих событий 
действительности.

Квалификация как результат этого процесса включает в себя вывод о наличии состава определенного преступления и, следовательно, о той конкретной норме закона, которая должна применяться к виновному. Этот

1 Г. А. 
Л е в и ц к и й ,  
Квалификация 
преступления 
(общие 
вопросы), «Правоведение» 1962 г. № 1, стр. 144. Н. Г. Александров 
различает акт применения нормы права «как действие соответствующего исполнительного 
органа и акт — документ, в котором это 
действие получает объективированное выражение» 
(Н. Г. А л е к с а н д р о в ,  Применение норм советского социалистического права, 
М., 1958, стр. 9).

7

вывод находит закрепление в соответствующем документе.

Рассматривая 
квалификацию преступления в виде 
процесса и в виде результата, необходимо иметь в виду 
их тесную взаимосвязь. Процесс выбора уголовиоправо- 
вой нормы закрепляется в юридическом акте суда или 
органов предварительного расследования; 
правильная 
квалификация преступления, понимаемая как юридическая оценка совершенного деяния, немыслима без сложной деятельности по установлению указанного выше соответствия. Подчеркнуть связь и единство этих аспектов, 
может быть, более важно, чем отмечать их различие. Поэтому в определении понятия квалификации, по нашему 
мнению, следовало бы совместить оба его значения и определить квалификацию преступления как установление 
и юридическое 'закрепление точного соответствия между 
фактическими признаками совершенного деяния и признаками состава- преступления, предусмотренного уголовноправовой нормой.

II. 
У голов нопр а.вовая квалификация — лишь 
частный случай юридической квалификации. Действие или 
бездействие человека может быть квалифицировано как 
гражданский деликт, 
административное правонарушение, дисциплинарный проступок, уголовное преступление 
и т. д. Когда мы, например, говорим: «Этот поступок нельзя расценить иначе, как безнравственный», мы тоже квалифицируем содеянное, применяя, однако, не нормы права, а нормы морали. 
Для квалификации преступления 
обязательным признаком является ссылка н,а норму уголовного закона.

В связи с этим необходимо рассмотреть следующий, 
в известной степени технический, вопрос: применение каких именно норм уголовного законодательства имеется в 
виду, когда мы говорим о квалификации преступления.

Советское уголовное законодательство включает нормы различного типа. Некоторые нормы не содержат описания каких-либо признаков преступлений 
(например, 
ст. 21 Основ уголовного законодательства Союза ССР и 
союзных республик, определяющая виды наказания). Естественно, что подобные нормы для квалификации преступления неприменимы.

Другие нормы содержат лишь общие признаки преступного деяния. Например, ст. 8 указанных Основ дает

8

определение умышленного преступления. Статья 7 
УК 
РСФСР характеризует несколько элементов преступления (объект, объективную сторону, субъективную сторону) .

Наконец, третья группа норм устанавливает признаки 
преступления определенного вида. Например, ст. 102 УК 
РСФСР определяет понятие умышленного убийства, совершенного при отягчающих обстоятельствах.

Какие из этих норм применяются для квалификации 
преступления? Ответить на этот вопрос можно только 
исходя из целей, которые преследуются квалификацией.

В квалификации преступления находит 
проявление 
важнейший принцип советского уголовного права — ответственности лица за конкретное деяние, предусмотренное законом. Согласно ст. -3 Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 
уголовной 
ответственности и наказанию подлежит только лицо, виновное в совершении преступления, то есть умышленно 
или по неосторожности совершившее предусмотренное 
уголовным законом общественно опасное деяние. 
Для 
того чтобы привлечь виновного к уголовной ответственности и применить меру наказания, необходимо точно 
указать, какой закон им нарушен, какое преступление совершено. Эта задача и выполняется посредством квалификации преступления.

В связи с отменой аналогии в советском уголовном 
праве стало незыблемым положение о том, что если деяние, совершенное лицом, не подпадает ни под одну конкретную норму Особенной части, оно вообще не содержит состава 'преступления. «Виновность всегда конкретна. Для того чтобы осудить человека и применить к нему наказание, советский суд должен установить 
факт 
совершения преступления, установить, какое именно преступление совершено, и выявить виновность обвиняемого именно в этом преступлении»1.

«По общему смыслу советского уголовного законодательства,—'указывалось еще в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 12 июля 1946 г., — наказание может быть назначено судом лишь в случае при1 
Т. Л. С е р г е е в а ,  
Вопросы виновности и вины в практике 
Верховного Суда СССР по уголовным делам, М,—Л., 1950, стр. 35.

9

Доступ онлайн
349 ₽
В корзину