Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Воспоминания Ф. Ф. Вигеля. Часть 7

Бесплатно
Основная коллекция
Артикул: 625736.01.99
Вигель, Ф. Ф. Воспоминания Ф. Ф. Вигеля. Часть 7 [Электронный ресурс] / Ф. Ф. Вигель. - Москва : Катков и Ко, 1865. - 146 с. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/356622 (дата обращения: 18.07.2024)
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.

ВОСПОМИНАНИЯ





                Ф. ВИГЕ Л Я








     ЧАСТЬ СЕДЬМАЯ.











       МОСКВА.
Въ Университетской типографпг. (КАТКОВЪ и К«)
1865.


1.

  Въ продолжение болЪс полутора хода по вы’Зззд’Ь моем® изъ Петербурга, мнк не случилось видЪть ни одного пргкзЖаго •оттуда, хорошо знакомаго мнЖ челов'Ька., ни съ ккмъ не завел® я тамъ переписки, и посреди заботь моего новаго рода слуЖшйя въ новомъ краю, сделался почти чуЖдъ городу, въ котором® провелъ большую часть Жизни. Однако лишь изредка доходили до меня св’кд'квдя о томъ что тамъ происходило.
  Аракчеева», умнЖйипй изъ всЖхъ д-кйствующихъ тогда лицъ, друг® и блюститель порядка, быль сильнее чкмъ когда. Жест-kift характер® его быль однако бо.тке вреден® чЖмъ полезен® власти.
  Тайная полищя, подъ имснемъ особой канцелярии, находилась тогда въ завЖдыванш министерства внутреннихъ дЖлъ. Графъ Кочубей какъ бы гнушался этою частйю, а преемник® его, престарелый Ланской!, мало заботился о ней. Подъ ними этою частно управлялъ статскй совктникъ фонъ-Фокъ, ‘знакомый миф челов’Ькъ, ибо отцы наши были друзья, и мы оба образованы были однимъ наставником®, г. Мутомъ, только онъ лктъ шесть попреЖде меня. Онъ быль нкмецкй. мечтатель, который свободомысл!е почитал® дкломъ естественным® и законнымъ и скорее готовь быль вооруЖаться на противников® его. Вообще Же онъ никак® не быль расположен® подъ кого-либо подыскиваться.
  Милорадович® чуть ли не каЖдый вечеръ представлял® государю цфлыя тетради доносов®, по большей части неосновательных®. Спасешемъ угрожаемых® было сердце Александра: он® медлил® карать, и скоро оказывалась безвинность обвиняемых®.
  Въ вФдомствФ духовных® д’Ьл® и народнаго просвкщен1я министр® Шишков® был® не что иное какъ труп®, галвани-зированный Магницким®.

— 6 —

   Первые годы молодости своей Магницкхй провелъ въ эпикурейской Вкнк и въ револющонномъ еще ПариЖк. Когда онъ возвратился въ отечество, то сперва вместо трости посилъ якобинскую дубинку, съ серебряною бляхой и съ надписью: droit de 1’homme. Потомъ онъ былъ самымъ усерднымъ англоманомъ, а послк Тильзитскаго мира отчаяннымъ обоЖателемъ Наполеона, что, каЖется, и было причиной ссылки его въ Вологду. Оттуда онъ назначенъ былъ вор неЖскимъ вице-губернаторомъ, а вскорк потомъ губернаторомъ въ Симбирскъ. Въ это время онъ сильно присталъ къ мистицизму и ткмъ угодилъ министру, князю Голицыну, который испросилъ ему мксто попечителя Казанскаго университета, а по звашю члена главнаго правле-шя училищъ дерЖалъ его при себк въ Петербургк. Онъ совершенно управлялъ Голицынымъ; но предвидя скорое его падеше способствовалъ оному, войдя въ сношешя съ его противниками.
   Теперь въ рукахъ его находилась достаточная власть для преслкдовашй, и онъ воспользовался ею. Болке всего нападешя его направлены были на Библейское Общество, къ коему онъ принадлеЖалъ; вообще онъ нападалъ на все то что самъ преЖде исповкдывалъ. Горе профессорам^, которые на каеедрк дерзнутъ выразить какую-нибудь емклую мысль; горе писателямъ, если въ ихъ творешяхъ ему покажется что-нибудь двусмысленнымъ; горе цензорамъ про-пустившимъ-то.
   Знаменитая господа Крюденеръ около этого времени испытала гонешя Года три - четыре она оставалась въ* Петербургк, но учете свое мало уепкда распространить въ немъ. Подъ ея предскдательствомъ составилось только небольшое общество мечтательницъ. Главнымъ изъ нихъ и ей самой въ 1823 году посовктовали выкхать изъ столицы. Въ чиелк ихъ была и моя любезная, устарквшая Александра Петровна X—ва. Увкдомляя меня о намкреши ихъ избрать мкстопребывашемъ юЖную Россию, она требовала моего совкта, и я предлагалъ ей Бессарабию.
   Въ отвктк моемъ мнк вздумалось поэтизировать — въ бле-стящемъ видк представить полуденный берегъ Крыма, который я зналъ только по описашямъ и по наслышкк. Письмо мое X — ва представила на общее суЖдеме дамскаго совкта. Главною распорядительницей въ дклк переселенхя была богаткйшая изъ сихъ Женщинъ, мужественная княгиня

— 7 —

Анна Сергеевна Г—на. Описание мое, какъ уведомляла меня X—ва, воспламенило ея вообраЖешегона начала бредить неприступными горами, стремнинами, шумными водопадами. Такъ какъ она вскхъ на дорогу снабЖала деньгами, то въ капиту-лк имкла первенствующей голосъ. Какъ леди Стенгопъ на Диванк. она избрала красивое мФсто надъ моремъ и начала тутъ строить церковь и домъ. Господа Крюденеръ, съ зя-темъ и дочерью, поселилась пока въ маденькомъ городк на-зываемомъ Эски-Крымъ; но вскор'к потому, въ 1824 году, переселилась въ вечность.
  За нею скоро последовала привезенная княгиней Г—ой одна примечательная француженка. Она никогда не снимала лосинной фуфайки, которую носила на ткл-к, и требовала чтобы въ ней и похоронили ее. Ея не послушались, и оказалось по розыскамъ, что Жившая долго въ Петербург^ подъ име-немъ графини Г — ъ была скченая и клейменая Ламоттъ, столь известная до революции, которая играла главную ролю въ позорномъ прпцесск о королевиномъ оЖерельФ.
  Занимая читателя все предметами мнф посторонними, медлю говорить ему о себФ и не знаю какъ приступить къ тому. ТяЖело мнФ воспоминаше о мучительномъ, хотя кратко-временномъ губернаторствФ моемъ.
  Век чрезвычайный обстоятельства, который обыкновенно въ губершяхъ встречаются рфдко, соединились тутъ чтобы въ течете трехъ мФсяцевъ задавить меня трудами: дворянские выборы, откупа и безпрестанныя заботы о недопущение внутрь области распространяющейся заразы. КаЖдый день я обязанъ былъ находиться по крайней мФрФ въ одномъ изъ трехъ присутственныхъ мФстъ, въ коихъ председательство-валъ: въ областномъ правительств^, въ казенной экспедицш и, наконецъ, въ верховномъ совФтФ. Изъ первыхъ двухъ я дФлалъ представленгя третьему, который въ присутствие моемъ могъ не одобрить ихъ, чего однако ни разу не случилось. Въ другихъ губершяхъ нктъ карантинной части, а тамъ гдФ есть она находится подъ управлешемъ градоначальни-ковъ; тутъ находилась она въ завкдыванга губернатора. Таможенная и соляная части вездф имФютъ свои особыя управ-лешя; тутъ подчинены были онФ казенной экспедиции Если прибавить къ тому довольно обширную заграничную переписку не только съ буковинскимъ крейсгауптманомъ, но и съ галщцйскимъ генералъ-губернаторомъ, графомъ Таафа,

- 8 
съ самимъ господаремъ молдавскими и съ задунайскими турецкими пашами, то моЖно разчислить много ли часовъ въ сутки оставалось мнк на отдохновенте. Счастливы, право, эти господа, которые управляютъ внутренними губершями: имъ не известны мучешя погранцчныхъ губернаторовъ.
   На первыхъ двухъ дворянскихъ выборахъ, въ 1819 и 1822 годахъ присутствовали сами наместники, Бахметевъ и Инзовъ; cie было не весьма законно, но, моЖетъ, необходимо для удержания незнакомыхъ съ порядкомъ. Были весьма буйныя сцены, и несмотря на ихъ присутств!е дкло не разъ доходило до драки. Въ 1825 году не было даЖе и губернатора, а я, въ противность законовъ, не посмклъ бы и заглянуть въ залу вы-боровъ. А меЖду ткмъ все на нихъ происходило чинно ц благопристойно. Начиная съ областнаго предводителя, Янки Стурдзы, раздраженные бояре нс хоткли вновь принимать за-нимаемыхъ ими должностей, а предоставляли ихъ мелкимъ, новымъ дворянамъ. Cia неожиданность затрудняла посдкд-нихъ. Не разделяя враЖды высшихъ противъ меня, некоторые изъ нихъ ежедневно приходили совктываться со мною Я могъ указывать имъ только на немногпхъ извкстныхъ мнк людей: друпе Же, особенно npik.3>kie изъ цииутовъ, мнк были совскмъ незнакомы, и уЖе меЖду собой, безъ всякаго в.ияшя, безъ всякихъ интригъ и споровъ, могли они избирать достойнкйшихъ.
   Мнк самому было емкшво и нксколько совкстно, когда я увпдклъ заскдаюгцими въ совктк своихъ новыхъ сослуЖив-цевъ. Ни одной изъ преЖнихъ длинныхъ бородъ, которыя при-сутств!емъ своимъ нксколько умноЖали ваЖность сего совкта.
   Чума продолЖала свиркпствовать, ибо зима стояла теплая, сырая, гнилая. Не въ первый уЖе разъ сражавшийся съ нею, Катакази находился на страЖк; противъ вторЖешй ея онъ принималъ самыя стропя мкры, и за нимъ моЖно было спать покойно. Но вблизи отъ Дуная находились колоши; над-зоръ чйновниковъ Инзова быль плохой и слабый. Съ другой стороны, изъ-за Дуная зараза прорвалась, и 16-го января открылась въ селеши Бартк, меЖду двумя озерами или дунайскими заливами, Ялпухомъ и Кагуломъ. Въ ночи съ 17-го на 18-е число, въ четыре часа утра, я былъ пробуЖденъ нароч-нымъ, отправленнымъ ко мнк отъ Катакази. Увкдомляя меня о семъ несчастш, какъ говорилъ онъ, ручался только за безопасность мкстъ окруЖаюедихъ Измаилъ, и объявлялъ, что

— 9 —

дальнкйгшя мкры будутъ завискть отъ моихъ распоряЖенй. Вксть для меня совскмъ не забавная и дкло совскмъ новое. Надобно было немедленно послать приказан!» останавливать вскхъ идущихъ и кдущихъ изъ сомнительныхъ мкстъ и учредить новую карантинную линно. Я не видклся съ г. Инзо-вымъ, тутъ пришлось хотя письменно войдти сь нимъ въ сношешя: онъ отвкчалъ мнк, что чрезъ часъ самъ отправляется на мксто. Я тотчасъ послалъ за канцеляр!ей, и тутъ ;ке у меня съ четырехъ часовъ до десяти утра занимались мы, писали, переписывали и отправляли нарочныхъ.
  Когда чума покаЖется въ какой-либо сторонк, то всяк1й болкзненный призпакъ, котораго въ иное время и не замк-тили бы, производить испугъ: едклается ли сильное голово-круЖен!е или распухнуть у кого Железа. Не одинъ разъ, во второй половинк января, я быль тревоЖимь неоснователь-ньшп извкст!ями о появлении заразы. МеЖду прочимъ, донесение изъ мкстечка Телечештъ разбудило меня часу въ пер-вомъ ночи, когда только-что я началъ засыпать; всю ночь я долЖенъ былъ проработать съ канцелярий, и только по-елк трехъ сутокъ безпокойотвъ и оЖидашй узна.ть, что это былъ одинъ лоЖный страхъ. Яакоиецъ, разъ вечеромъ, часу въ девятомъ, встревоженный полпидймейетеръ пришелъ объявить мнк,.что едва ли въ самомъ Кигпипевк не оказалась чума. Въ одномъ изъ домовъ ниЖней части города захворала молодая цыганка, съ признаками сей болкзни; онъ тотчасъ велклъ оцкпить домъ и призвалъ на еовктъ константино-польскаго врача, доктора Фотино, который долго возился съ моровою язвой и въ этомъ дклк былъ чрезвычайно опытенъ. На открытую галлерею, коими окруЖена большая часть ки-гаиневскихъ домовъ, въ нагомъ видк вывели больную. Но уЖе было темно, а Фотино былъ старъ, и при помощи евкч-ки и очковъ ничего не могъ хорошо разглядкть и ркши-тельнаго сказать. Итакъ, дкло осмотра оставлено до елкду-ющаго утра. Не скаЖу, чтобъ эту ночь я спалъ очень покойно. Согласно моему Желан1ю присутствовать при семь осмотрк, рано по утру явился ко мнк Радичъ, чтобы сопровождать меня, и я отправился съ любопытствомъ и вмкстк страхомъ. У черномазой небыло никакихъ новыхъ припадковъ, и это одно долЖно было успокоить насъ. Фотино, пристально осмотрквъ больную и что-то переговоривъ съ нею по-молдавански, радостно засмкялся и сказалъ, что безпокоиться мнк

— 10 —

нс о чсмъ, ибо нарывъ въ лквомъ паху этой Женщины есть только c-TfeacTBie ея невоздерЖной Жизни. Съ меня какъ гора съ плсчъ свалилась.
  Boi эти тревоги подали мн4 мысль отделить карантинною .иийей юЖную, степную часть Beccapaoiu отъ скверной, и для бблылаго удобства провести ciro лишю вдоль Траянова вала, перепоясывающаго область. Я представилъ о томъ наместнику, который, однакоЖе, не одобрилъ мое нам±реше, находя, что опасность не такъ велика, и что это будетъ со-пряЖено съ большими издержками для казны. Почитая меня еще неопытнымъ, онъ, каЖетея, въ этомъ деле не слишкомъ довкрялъ мн'Ь, и я нахоЖу, что онъ былъ правъ. „Впрочемъ. прибавлялъ онъ въ письме своемъ, мы скоро увидимся и моЖемъ лично переговорить о томъ: я самъ черезъ Киши-невъ намкренъ ехать въ Измаилъ‘.“
  Казалось, что у насъ не будетъ зимы, какъ вдругъ 26-го января повалилъ уЖасный снегъ и охолодилъ воздухъ. Силь-ныхъ морозовъ после того не было, но въ продолЖеше почти шести недель каЖдый день падалъ снегъ, падалъ и оставался. Такая перемена въ атмосфере была для насъ весьма благопр!ятна, ибо съ этого дня чума везде приметнымъ об-разомъ начала слабеть, меЖду прочимъ и въ Яссахъ, откуда ф ранцу sckitt консулъ Танкоэнь (ибо нашего тамъ не было) регулярно сообщалъ мне сведешя о ней.
  Въ это время, 6-го февраля, въ саняхъ прикатилъ къ намъ наместникъ. Накануне предупрежденный о его проезде, въ его квартирк, мною обитаемой, я все приготовилъ для его приема. Онъ пробылъ только два дни. Ни въ обращенш его со мною, ни въ чувствахъ его ко мне, казалось, ничто не изменилось. Онъ отправился въ Измаилъ, где долЖно было встретиться первое маленькое неудовольств!е его на меня, и оно было началомъ многихъ другихъ непр!ятностей.
  Дивизионный генералъ Ж—нъ представилъ мне Жалкое состояше бе.дныхъ солдатъ его дивизги, содерЖащихъ кордонную страЖу въ низкихъ и топкихъ местахъ по речкамъ: онъ уверялъ, что они валятся какъ мухи, и для того просилъ меня въ местахъ несколько повыше приказать построить для нихъ временныя землянки изъ тростника. Полагая, что это почти ничего не будетъ стоить, и ни съ кемъ не посоветовавшись я велелъ сдЖлать cie изъ суммъ земскихъ повинностей. Въ Измаиле явились къ наместнику несколько

— и

Жителей тЖхъ мЪстъ, на коихъ это взвалили, съ просьбой, объясняющею сколь cie для нихъ обременительно, и онъ; переговори о томъ съ корпуснымъ генераломъ СабапЖевымъ, тутъ находившимся, отмкнилъ мое приказаюе.
   На бЪду случись тутъ одинъ безсмысленный цинутный коммиссаръ, или заседатель, который, затрудняясь, сказалъ самому графу, что веисполнешемъ моей воли онъ боится навлечь на себя мой гнквъ. Это было такъ глупо, что долЖно было разсм'Ьшить графа: это похоЖе было на лакея графа Разумовскаго, который потерялъ его шубу и просилъ его не сказывать о томъ управителю.
   Но когда графъ изъ Измаила воротился въ Кишиневъ, я за-мктилъ въ обращен™ его небольшую перемену. Онъ скоро объяснился со мной, и ничего не упоминая о коммиссар’к, ласково сказалъ: „Что это вы наделали: охота Же вамъ было послушаться Ж — на.“
   Ну, сказалъ я самъ себк, пропало мое губернаторство, и скоро самъ графъ подтвердилъ мнФ это. Въ откровенной будто и тайной бескдк онъ объявилъ мнк сперва, что какъ зараза уменьшается и, вероятно, скоро прекратится, то онъ намкренъ, не доЖидаясь конца, отправиться въ Петербургъ. Потомъ сказалъ, что къ нему пишутъ изъ Петербурга, будто государю угодно на мЖсто губернатора назначить одного статскаго советника, Тимковскаго. Я тотчасъ понялъ, что этотъ г. Тимковckitt ккмъ-нибудь сильно рекомендованъ ему, что онъ колебался меЖду нами двумя, но что измаильская встркча заставила его дать предпочтете Тимковскому.
  Я сказалъ, что cia вксть прискорбна мнк, ибо съ Катака-зи мы уЖе свыклись, хорошо знаемъ другъ друга, а съ дру-гимъ моЖетъ-быть не поладимъ. „Напрасно вы это думаете, сказалъ онъ; — умные люди всегда скоро. сойдутся: умъ хорошо, а два еще лучше, по пословицк; я съ вами двумя останусь совершенно покоенъ насчетъ Beccapa6iu.“
  Что дклать? такъ и быть; мнк нельзя еще было помышлять объ оставлен™ должности. У меня въ предметк была ваЖная операщя, которую хотелось съ честно привести къ концу. Я говорю объ отдачк въ казенное содерЖавде винной продаЖи въ Кишиневк. Сроки для торговъ уЖе наступили, но по случаю чумы никто не являлся; графъ обкщалъ мнк кой-кого прислать изъ Одессы и Тирасполя, а у меня въ виду былъ одинъ только чедовккъ.

— 12 —

  — Какъ выдумаете, спросилъ меня графъ:— сотню тыеячъ левовъ моЖетъ намъ дать этотъ откупъ?
  — Мнк каЖется, что и сотни тыеячъ рублей ассигнатами будетъ мало.
  —<■ А сколько Же вы полагаете?
  — Да я не помирюсь менке какъ на двухъ стахъ пятиде-сяти тыеячъ рубляхъ (тогда все считали на ассигнации).
  — Ну, полноте, полноте; если вамъ удастся выручить сто тыеячъ рублей, я почту васъ великимъ искусникомъ.
  Вотъ нашъ поелкдшй разговоръ передъ его отъкздомъ. Разчетъ мой былъ вкренъ: изъ двадцати тести тыеячъ Жителей невозможно, казалось мнк, чтобы каЖдый не выпилъ на десять рублей въ годъ. Барышъ, основанный на развратк, мнк всегда казался гнуснымъ, но когда вошло въ употребле-nie пользоваться имъ, то надобно стараться получить его болке.                                               $
  Офищальнымъ предлоЖешемъ, отъ 4-го марта, намкстникъ увкдомилъ меня объ отъкздк евоемъ въ Петербургъ. Къ нему насчетъ управлешя обласпю приложена была кошя съ ип-струкпди губернатору, коею, во время отсутств!я его, и я долЖенъ былъ руководствоваться. Итакъ, хотя на время, я остался единственнымъ повелителемъ въ Beceapaoiu.
  Еще въ февралк, въ общемъ присутствии областнаго правительства и казенной экспедиции, начались у меня торги на откупъ. Прикащики одного одесскаго торговаго дома, Риз-нича, съ которымъ завелись у меня пргязненныя связи, торговались робко, для того только чтобы надбавить цкну, и несмотря на мои возбуЖдешя, все опасалась, чтобы за ними не остался откупъ. Настоящимъ Же образомъ торговался одинъ богатый купецъ, Еврей Левинеонъ. Онъ былъ изъ Подольской губернги, гдк помъщики платили ему долги свои ведрами водки, и ихъ такъ много накопилось у него, что онъ не зналъ куда съ ними дкваться: мнк было известно это, и онъ былъ тайнымъ моимъ уповангемъ. Торги кончились, а такЖе и переторЖка; одесские отказались, и все сумма не доходила и до двухъ сотъ тыеячъ.
  Я. былъ въ отчаяние По закону следовало утвердить откупъ за Левинсономъ: ни на чемъ не могъ я основывать даль-нкйшихъ притензй, никакихъ не было данныхъ, ибо дкло было совскмъ новое. Я поступилъ противозаконно, самовластно и назначилъ новые торги. Вскхъ изумило это; меня сочли