Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Институты условно-досрочного освобождения от отбывания наказания и замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания по действующему уголовному законодательству России

Покупка
Основная коллекция
Артикул: 652655.01.99
В монографии исследуются теоретические и практические проблемы применения институтов условно-досрочного освобождения от отбывания наказания и замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания, анализируется юридическая природа данных институтов, определяется их место в системе мер уголовно-правового воздействия, проводится сравнительно-правовой анализ с законодательством зарубежных стран, вносятся предложения по совершенствованию уголовного законодательства в части, касающейся регламентации данных видов освобождения от наказания. Книга предназначена для студентов, курсантов и слушателей образовательных учреждений Министерства юстиции Российской Федерации, аспирантов, адъюнктов, научных и практических работников уголовно-исполнительной системы, иных правоохранительных органов.
Конкина, О. В. Институты условно-досрочного освобождения от отбывания наказания и замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания по действующему уголовному законодательству России : монография / О. В. Конкина. - Рязань : Академия ФСИН России, 2014. - 192 с. - ISBN 978-5-7743-0622-0. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/775120 (дата обращения: 25.07.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЙ  
АКАДЕМИЯ ПРАВА И УПРАВЛЕНИЯ 
 
 
 
 
 
 
 
 
О.В. Конкина 
 
 
ИНСТИТУТЫ УСЛОВНО-ДОСРОЧНОГО ОСВОБОЖДЕНИЯ 
 ОТ ОТБЫВАНИЯ НАКАЗАНИЯ 
 И ЗАМЕНЫ НЕОТБЫТОЙ ЧАСТИ НАКАЗАНИЯ 
 БОЛЕЕ МЯГКИМ ВИДОМ НАКАЗАНИЯ  
ПО ДЕЙСТВУЮЩЕМУ УГОЛОВНОМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ 
РОССИИ 
 
 
Монография 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Рязань  
2014 

ББК 67.408.032 
К64 
 
Рецензенты: 
А.Н. Павлухин, кандидат юридических наук, профессор (Судебный 
департамент при Верховном Суде Российской Федерации по Рязанской 
области); 
Ю.А. Кашуба, доктор юридических наук, профессор (Ростовский 
юридический институт МВД России) 
 

 
В монографии исследуются теоретические и практические проблемы применения институтов условно-досрочного освобождения от отбывания наказания и замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания, анализируется юридическая природа данных институтов, 
определяется их место в системе мер уголовно-правового воздействия, 
проводится сравнительно-правовой анализ с законодательством зарубежных стран, вносятся предложения по совершенствованию уголовного законодательства в части, касающейся регламентации данных видов 
освобождения от наказания. 
Книга предназначена для студентов, курсантов и слушателей образовательных учреждений Министерства юстиции Российской Федерации, аспирантов, адъюнктов, научных и практических работников уголовно-исполнительной системы, иных правоохранительных органов. 
 
 
 
 
 
ISBN 978-5-7743-0622-0 
ББК 67.408.032  
© Конкина О.В., 2014 
© Академия ФСИН России, 2014

 
К64 
Конкина О.В.  
Институты условно-досрочного освобождения от отбывания наказания и замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания по действующему уголовному законодательству России : монография. – Рязань : Академия ФСИН России, 2014. – 192 с.  
ISBN 978-5-7743-0622-0 

ВВЕДЕНИЕ∗ 
 
Установление в законе и реализация на практике оснований для 
освобождения от отбывания наказания составляют одно из важных 
направлений уголовной политики, поскольку дифференциация уголовной ответственности предполагает не только усиление кары по 
мере увеличения общественной опасности или рецидива преступлений, но и смягчение или полное освобождение от нее в зависимости 
от достижения целей наказания. Тем более актуальным на современном этапе становится исследование данного института в связи с тем, 
что в сфере реализации борьбы с преступностью приоритетным является применение мер уголовно-правового воздействия, не связанных 
с изоляцией от общества, к которым, в частности, относятся условнодосрочное освобождение от отбывания наказания и замена неотбытой 
части более мягким видом наказания. 
Действующее уголовное законодательство сочетает в себе жесткость наказания в отношении лиц, обладающих повышенной общественной опасностью, совершивших преступные деяния, и в то же время регламентирует разнообразные меры смягчения ответственности и 
освобождения от дальнейшего отбывания наказания осужденных, когда их исправление достигается до истечения установленного приговором суда срока уголовного наказания. Актуальным является не 
только применение кары, но и выделение из общего числа осужденных лиц, которые осознали пагубность преступного поведения и не 
нуждаются в полном отбытии назначенного судом наказания, а их 
дальнейшее исправление возможно без изоляции от общества. Все 
это напрямую связано с основными направлениями повышения эффективности деятельности ФСИН России в соответствии с Концепцией развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года.

Гуманным целям борьбы с преступностью и исправлению правонарушителей сопутствуют гуманные средства. В их арсенале важное 
место занимают уголовно-правовые институты условно-досрочного 
                                                          

∗ Примечание. Ссылки на литературные источники приведены в конце каждой главы. 

освобождения от отбывания наказания и замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания. Эти институты, диалектически 
сочетая метод убеждения и принуждения, выражают гуманность, экономию уголовной репрессии и социально-политическую рациональность как принципы организации социальной системы воздействия на 
преступность в гражданском обществе. По официальным данным Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации и 
ФСИН России, было рассмотрено ходатайств об условно-досрочном 
освобождении от отбывания наказания в 2009 г. – 205,4 тыс., из них 
удовлетворено – 117 144, в 2010 – 207,4 тыс., из них удовлетворено – 
117 297, в 2011 – 190,8 тыс., из них удовлетворено – 113 376, в 
2012 г. – 174,8 тыс., из них удовлетворено более 100 0001. Следует отметить, что условно-досрочное освобождение является самым распространенным видом освобождения от наказания, чего, к сожалению, 
нельзя сказать о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания, которая применяется в 35 раз реже, чем условнодосрочное освобождение. В связи с этим в российском законодательстве существует необходимость теоретического анализа правового 
соотношения уголовного и уголовно-исполнительного законодательства, регулирующего основополагающие правовые вопросы реализации условно-досрочного освобождения от отбывания наказания и замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания. 
Актуальными остаются вопросы законодательной регламентации 
предпосылок, условий и оснований условно-досрочного освобождения и замены наказания более мягким. Часто критерии, которыми 
следует руководствоваться суду, не позволяют ему в конкретном деле 
оценить каждого осужденного, степень его исправления, реальную 
компенсацию материального вреда потерпевшему и другие факты, 
важные для применения данных видов освобождения. 
Возникла потребность в разработке точных, взвешенных технологий, нейтрализующих указанную проблему, реализации комплексной 
программы мер (как срочных, так и рассчитанных на перспективу) по 
различным блокам уголовного судопроизводства и исполнения наказания. В Концепции развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года этим вопросам уделяется особое 

внимание в рамках перехода от карательной системы исполнения наказаний к вопросам совершенствования ресоциализации осужденных.
В частности, в ней предусмотрено создание справедливой и эффективной системы стимулов осужденных к правопослушному поведению, включая обновление механизма условно-досрочного освобождения и замены неотбытой части наказания более мягким, учитывающего при их применении в отношении осужденного тяжесть 
совершенного преступления, отбытый срок наказания, рецидив преступления и возмещение ущерба потерпевшим. 
Исследованиям проблем условно-досрочного освобождения от 
отбывания наказания и замены неотбытой части наказания более мягким наказанием в юридической литературе уделялось определенное 
внимание. Различные проблемы института досрочного освобождения 
изучались в России еще на рубеже XIX–XX вв. такими видными учеными, как П.Д. Калмыков, А.Ф. Кистяковский, И.М. Малиновский, 
А.А. Пионтковский, С.В. Познышев и др. Разработке данных институтов в ХХ–ХХI вв. посвятили свои исследования Э.Т. Борисов, 
Д.П. Водяников, А.Я. Гришко, Г.В. Дровосеков, П.А. Дубовец, 
Н.Д. Дурманов, Р.А. Дьяченко, И.И. Евтушенко, Ю.Н. Емельянов, 
М.А. Ефимов, С.И. Зельдов, М.Ф. Карамаш, Г.А. Кригер, Л.В. Кузнецова, Г.Е. Кырлан, В.М. Ленский, П.М. Малин, А.С. Михлин, 
А.Е. Наташев, А.М. Носенко, Н.Н. Паше-Озерский, И.Д. Перлов, 
С.Н. Сабанин, Н.А. Стручков, И.А. Тарханов, Ю.М. Ткачевский, 
С.Я. Улицкий, Б.С. Утевский, А.Л. Цветинович и др. 
Вместе с тем имеющиеся работы не исчерпывают всех теоретических и практических проблем регламентации и применения условнодосрочного освобождения и замены неотбытой части наказания более 
мягким. Работы указанных авторов в основном были подготовлены 
на основе УК РСФСР 1960 г. либо УК РФ 1996 г. до внесения в него 
изменений федеральными законами от 9 марта 2001 г., 8 декабря 
2003 г., 3 ноября и 27 декабря 2009 г., 9 декабря 2010 г., 7 декабря 
2011 г., 29 февраля и 1 марта 2012 г. Этим и обусловливается необходимость специального изучения данных институтов.  
 
 

Глава 1. ИНСТИТУТ УСЛОВНО-ДОСРОЧНОГО  
ОСВОБОЖДЕНИЯ ОТ ОТБЫВАНИЯ НАКАЗАНИЯ  
В СИСТЕМЕ  УГОЛОВНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА  
И ЕГО РАЗВИТИЕ 
 
1.1. Возникновение и развитие  
института условно-досрочного освобождения  
от отбывания наказания  
в законодательстве России и зарубежных государств 
 
Вначале досрочное освобождение от отбывания наказания появилось в виде помилования как прообраза права пострадавшего прощать своего обидчика. Постепенно право помилования стало применяться не только к индивидуально определенному лицу, но и к индивидуально неопределенным группам лиц и фактически стало 
приобретать черты амнистии. 
В XIX веке в России возникли иные различные формы условного 
и безусловного освобождения от отбывания наказания. Так, непосредственные попытки реализации идеи условно-досрочного освобождения встречаются в нормативно-правовых актах о началах организации каторжных работ и отбывания наказания, назначенного приговором суда, в исправительных приютах. Впервые в российском 
законодательстве такое освобождение предусматривалось Уставом о 
ссыльных 1822 г. По мнению А.А. Пионтковского, в основу организации отбывания каторги была заложена мысль прогрессивного отбывания данного наказания. Это выражалось в том, что все осужденные к каторжным работам делились на испытуемых и исправляющихся. Прибывший осужденный первоначально поступал в отряд 
испытуемых, откуда по истечении определенного законом промежутка времени как подавший надежду на исправление, доказавший покорность начальству, воздержанность, опрятность и трудолюбие, перечислялся в отряд исправляющихся, где положение его облегчалось. 
Такому осужденному могло быть разрешено по отбытии от одного 
года до трех лет в отряде исправляющихся жить не в остроге, а в 
комнатах заводских мастерских или же построить для себя дом на 

земле, принадлежащей заводу, и вступать в брак. Получившим разрешение жить вне острога отпускался лес для постройки домов, им 
возвращались их собственные деньги. 
Совершение указанными лицами нового преступного деяния 
влекло за собой ответственность по правилам, предусмотренным 
ст. 437, 438, 439, 440 и 443 Устава о ссыльных (продление срока 
каторжных работ, ухудшение положения во время заключения, телесные наказания и др.). Совершение ими маловажных проступков, к которым в соответствии со ст. 440 Устава о ссыльных относились «кратковременные отлучки и просрочки отпусков, опьянение и буйное поведение, леность к работе или нерадение к 
домообзаводству, своевольство и другие подобные им нарушения 
установленного порядка и благочестия», влекло за собой перевод 
«в острог, в отряд каторжных исправляющихся на время до одного 
года» (ст. 443)2. 
В Российской империи закон об условно-досрочном освобождении принят несколько позже других стран. Необходимость введения 
досрочного освобождения от отбывания наказания обосновывалась 
учеными еще в конце XIX века. На II съезде русской группы Международного союза криминалистов, состоявшемся в 1890 г. в Петербурге, была принята резолюция, в которой условное досрочное освобождение было признано для России мерой в «высшей степени желательной, необходимой» и вполне осуществимой. В 1901 г. проходивший в 
Москве съезд полностью поддержал эту резолюцию. 
В то же время необходимо отметить, что ряд отечественных ученых, в частности Мокринский, Поллан, высказывали сомнение в 
своевременности и целесообразности введения института условнодосрочного освобождения. Они указывали: на неустройство мест заключения и проблематичность их скорой и полной реформы; постоянную нехватку тюремных помещений и их переполненность, что вело к ограничению, а нередко и к исчезновению у осужденного возможности 
доказать 
свое 
исправление; 
отсутствие 
в 
стране 
надлежащим образом организованного полицейского надзора, а также на то, что общества патроната, на которые возлагалась надежда по 
наблюдению за условно-досрочно освобожденными и их социальной 

реабилитации в России не получили того распространения, которое 
необходимо для надлежащего исполнения означенных функций3. 
После длительных дискуссий научная общественность под воздействием положительного опыта зарубежных стран, где условнодосрочное освобождение являлось серьезным стимулом, вызывающим активность осужденного и направляющим его на самоисправление и духовное перерождение, пришла к выводу о том, что введение 
данного института в России будет необходимым дополнением для 
рациональной организации тюремной системы. 
В 1908 г. Министерством юстиции в Государственную Думу был 
внесен проект закона «Об условном досрочном освобождении», который с изменениями и поправками был одобрен на заседании Государственного Совета 12 июня 1909 г. и 22 июня того же года был удостоен Высочайшего утверждения. 
Положения этого закона сводились к тому, что досрочно освобожденный передавался на весь оставшийся неотбытым срок лишения свободы под наблюдение и на попечение местного общества патроната либо местного комитета или отделения Общества попечительного о тюрьмах. В течение неотбытого срока наказания 
освобожденный был обязан соблюдать условия, на которых ему 
предоставлена свобода. Закон не определял содержания этих условий, позволяя судам при решении вопроса об условно-досрочном 
освобождении определять их по своему усмотрению. Если в течение срока условного освобождения лицо совершит какое-либо преступное деяние, за которое будет осуждено приговором суда, или 
будет установлено его порочное поведение, могущее угрожать личной или общественной безопасности или порядку, или если он нарушит другие условия, на которых ему предоставлена свобода, то 
он может быть возвращен в места заключения для отбытия оставшегося срока наказания. В случае соблюдения установленных условий в течение испытательного срока наказание, назначенное судом, 
считается отбытым. 
Таким образом, своеобразие данного института заключалось в 
контроле за поведением освобожденного, который реализовывался, 
главным образом, в форме общественного наблюдения, соединенного 

с мерами государственного принуждения (ограничением места жительства и др.). 
По 
мнению 
одного 
из 
видных 
русских 
исследователей 
Ю.В. Александровского, были и иные мотивы принятия рассматриваемого Закона: «Закон об условном досрочном освобождении исходит не из соображений гуманности или желаний ослабить репрессию, 
наоборот, он исходит из совершенно правильной мысли – удержать 
преступника от совершения на свободе новых преступлений дополнительной угрозой отбытия неотбытого еще наказания»4. 
В советском уголовном законодательстве институт досрочного 
освобождения от отбывания наказания существует практически с 
первых месяцев установления советской власти. История развития 
этого института в советский период характеризуется прежде всего 
декларированием гуманистических начал, которые в первые годы Советской власти действительно широко реализуются в системе назначения и исполнения уголовных наказаний. Отказавшись от большинства институтов права Российской империи, Советская Россия декретом от 24 ноября 1917 г. № 1 «О суде» стала правопреемницей 
условно-досрочного освобождения.  
Следующим документом, закрепляющим этот правовой институт 
в советском уголовном праве, стал принятый 7 марта 1918 г. декрет 
ВЦИК № 2 «О суде», который предусматривал две формы досрочного освобождения, применяемые судом, – условное и безусловное5. В 
данном нормативном акте отсутствовали критерии разграничения условного и досрочного освобождения от наказания, а также не были 
определены основания и порядок применения условного и досрочного освобождения, круг лиц, к которым применимы эти формы освобождения от наказания. 
Постановлением Народного комиссариата юстиции от 25 ноября 
1918 г. «О досрочном освобождении» были установлены правила 
досрочного освобождения лиц, отбывающих наказание в виде лишения свободы. Согласно этому нормативному акту инициатива о досрочном освобождении принадлежала осужденному и его родственникам, а также распределительным комиссиям. Досрочное освобождение допускалось по отбытии не менее половины срока лишения 

свободы, назначенного по приговору. Принятие решений о досрочном освобождении возлагалось на народные суды и революционные 
трибуналы по подсудности. Декретом Совета народных комиссаров 
от 21 марта 1921 г. «О лишении свободы и порядке условнодосрочного освобождения заключенных» был установлен порядок 
применения условно-досрочного освобождения. Это выражалось либо в полном освобождении от наказания, либо в сохранении принудительных работ без содержания под стражей на оставшийся срок наказания или часть его. Правом на возбуждение ходатайства об условно-досрочном освобождении обладали: осужденный к лишению 
свободы, его близкие, организации, учреждения и должностные лица 
по отбытии осужденным не менее половины срока наказания, назначенного судом6. 
Ходатайства рассматривались народными судами или революционными трибуналами, постановившими приговор либо находящимися по месту отбывания осужденным наказания. Этим декретом условно-досрочное освобождение было распространено и на территории 
других республик. 
С тех пор сущность условно-досрочного освобождения осталась 
неизменной – освобождение исправившегося преступника от дальнейшего отбывания наказания на определенных условиях. Однако 
законодательное регулирование этого института нормами Общей 
части советского уголовного законодательства постоянно подвергалось многочисленным изменениям и дополнениям, отмене и восстановлению. 
В первые годы советской власти также вводится институт зачета 
рабочих дней как одна из форм досрочного освобождения из мест 
лишения свободы. Сущность этого института состояла в том, что 
осужденному при определенных условиях, связанных, как правило, с 
добросовестной трудовой деятельностью, засчитывался в счет отбывания наказания больший срок, чем календарное время, которое он 
фактически провел в местах лишения свободы. 
Свое развитие институт условно-досрочного освобождения получил в Уголовном кодексе РСФСР 1922 г. и Исправительно-трудовом 
кодексе РСФСР 1924 г. В соответствии со ст. 52–55 УК РСФСР ус