Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Журналистика и политические коммуникации в информационном обществе

Покупка
Основная коллекция
Артикул: 616933.01.99
Тавокин, Е. П. Журналистика и политические коммуникации в информационном обществе [Электронный ресурс] / Е. П. Тавокин; Под общ. ред. В. Д. Попова // Массовая коммуникация в современной России: Сборник научных статей. - Москва : Изд-во РАГС, 2003. - С. 17 - 37. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/417773 (дата обращения: 19.05.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
УДК 316. 77:004 
ББК76 
М31
Рекомендовано к изданию 
кафедрой информационной политики

Ответственный редактор
Е.П.Тавокин, 
доктор социологических наук, профессор

Авторский коллектив:
Алексухин С.И. -  к. пс. н.; Беспалов П.В. -  к. т. н., доц.; 
Горшков М.К. -  д. ф. н., проф.; Добросклонская Т.Г. -  д. ф. н., проф.; 
Маркелов К.В. -  к. фил. н.; Попов В.Д. -  д. ф. н., проф.; 
Тавокин Е.П. -  д. с. н., проф.; Шевченко А.В. -  к. полит, н.

Массовая коммуникация в современной России. Сборник научных 
М 31 статей / Под общ. ред. В.Д, Попова Отв. ред. Е.П. Тавокин М.: Изд- 
воРАГС, 2003.-159 с.
В издание включены материалы постоянно действующего методологического семинара кафедры информационной политики 
РАГС. В них отражены актуальные, но еще недостаточно изученные 
или спорные проблемы функционирования массовой коммуникации, 
информационного общества, которые рассматриваются на «стыке» 
теории информации, социальной информациологии, теории журналистики, социальной психологии, социологии.
Для изучающих проблемы массовой информационной сферы.
УДК 316. 77:004 
ББК76 
© Попов В.Д., общ. ред., 2003 
© Тавокин Е.П., отв. ред., 2003 
© Издательство РАГС, 2003

Журналистика и политические коммуникации 
в информационном обществе

Признаки «информационного общества», как правило, представляются следующим образом:
-  радикальное увеличение объемов и разнообразия циркулирующей 
в обществе информации, повышение интенсивности информационного 
пространства, окружающего каждого человека, и, как следствие, расширение мира его интересов;
-  превращение информации в один из важнейших ресурсов функционирования и развития общества;
-  информационная деятельность становится преобладающей в 
структуре профессиональной занятости;
-  интенсивное и устойчивое развитие технических и технологических средств преобразования и распространения информации, расширение 
возможностей поиска и доступа к информации, широкое распространение 
персональных компьютеров, Интернета, информатизация важнейших сфер 
деятельности и т. п.
Эти признаки действительно верно отражают характерные процессы 
современного общества, однако в них представлена лишь количественная 
сторона происходящих изменений. Гораздо более важным и по своему 
значению, и по своим последствиям является качественный скачок во 
взаимодействии человека информационного общества с окружающим его 
миром, возникновение качественно новых массовых коммуникаций, в особенности -  политических коммуникаций.
Названные технические новшества и процессы, как известно, довольно широко распространены в странах так называемого третьего мира, 
что никак не повлияло на статус этих стран и не повлекло их автоматический переход в разряд информационных обществ. Это означает, что само 
по себе внедрение информационных технологий в традиционные сферы 
деятельности в традиционном обществе не приводит к радикальному из
менению характера общественных отношений. Главный критерий перехода общества на информационный уровень заключается в том, что информационные технологии и массовые коммуникации начинают использоваться в нем для преобразования не мертвой материи, а человеческого 
сознания, его психики -  как на индивидуальном, так и общественном 
уровнях. Это создает условия для превращения этих технологий в самый 
эффективный вид бизнеса. В традиционных (индустриальных, постиндустриальных) обществах товары приспосабливали ко вкусам людей. В информационных обществах, наоборот, вкусы людей приспосабливают к товарам. Причем, под «товаром» понимается все, что угодно: собственно товар, услуга, политическая партия, «непопулярное» решение правительства 
и т. д. Это, как легко понять, очень существенное изменение.
Принципиальным свойством информационного общества является 
также то, что информация, ее потребление, информирование становятся 
важными, неотъемлемыми компонентами культуры современного общества. В Доктрине информационной безопасности Российской Федерации 
говорится: «современный этап развития общества характеризуется возрастающей ролью информационной сферы, представляющей собой совокупность информации, информационной инфраструктуры, субъектов, осуществляющих сбор, формирование, распространение и использование информации, а также системы регулирования возникающих при этом общественных отношений. Информационная сфера, являясь системообразующим фактором жизни общества, активно влияет на состояние политической, экономической, оборонной и других составляющих безопасности 
Российской Федерации»1. Обеспечивая определенный уровень функционирования информационной среды и входящих в нее в качестве компонентов информационных систем как средств передачи знаний и в целом 
обмена сообщениями разного статуса, массовая коммуникация позволяет 
реализовывать социокультурные функции современного общества, представляет собой своеобразную технико-технологическую фракцию в сфере 
культуры.
Человек информационного общества живет в мощном, хорошо 
управляемом информационном поле, затрагивающем все стороны его жизни. Одна из таких сторон состоит в том, что индивид, гражданин отрывает1 Доктрина Информационной безопасности Российской Федерации // Российская газета. 28.09.2000.

ся от непосредственного чувственного восприятия реального мира, в значительной 
мере 
теряет 
способность 
самостоятельного, 
социальнокритического анализа происходящих событий. Между ним и окружающей 
реальностью прочное место в качестве обязательного и необходимого посредника занимают средства массовой информации. Именно с их помощью человеку навязываются определенные представления, дается определенная направленность его мыслям, а в его сознании формируется 
виртуальный мир, весьма существенно отличающийся или вовсе не 
похожий на реальную действительность. Возникает несоответствие между 
реальным миром и тем, какое представление о нем человек получает из 
СМИ.Певец «третьей волны», американский социолог и футуролог 
Э.Тоффлер в конце 70-х г. предрекал демассификацию грядущей цивилизации, радикальный скачок объемов циркулирующей информации, которой люди будущего якобы будут обмениваться друг с другом, упрощение 
доступа к ней, что, как он предполагал, позволит им вырваться из под диктата СМИ, даст им возможность самостоятельно себя формировать, становиться компетентными, грамотными и т. д.1. Однако прогнозы Тоффлера 
не оправдались. Дебилизация населения стран «золотого миллиарда», для 
которых, собственно, и разрабатывались прогнозы Тоффлера, за прошедшую четверть века достигла угрожающих размеров. Одним из косвенных 
подтверждений этого процесса является неуклонный рост объемов «импорта интеллекта» в странах Запада, в особенности США, из еще недостаточно «цивилизованных» развивающихся стран и стран так называемого 
третьего мира, в том числе и из России. Тоффлер вынужден был признать 
ошибочность своих утверждений. Спустя 15 лет, он писал: «Государство -  
любое государство -  занято тем, чтобы быть у власти. Чего бы ни стоила 
экономика для остальных людей, оно будет искать пути к обузданию последних революционных перемен в области коммуникаций, желая использовать их в своих целях, и оно будет создавать преграды свободному течению информации»2.
Человека в «информационном обществе» с еще большей интенсивностью, чем прежде, продолжают усиленно «информировать» и направлять определенным образом формирование его сознания, подавляя его 
способность самостоятельно информировать, формировать и направлять

1 См.: Тоффлер Э. Третья волна. М., 1999. С. 277-280.
2 Тоффлер Э. Метаморфозы власти. М., 2001. С. 448.

себя. Его искусственно лишают способности подлинного владения и пользования информацией. Поэтому многие люди в «информационном обществе» фактически находятся в состоянии информационного невежества, в 
своеобразном информационном «бантустане», они живут в иллюзорном 
мире, в котором они становятся легко управляемыми, а их воля парализованной.
Одно из важнейших следствий названных процессов состоит в том, 
что в информационном обществе методы прямого подчинения (экономические, силовые, политические, правовые и т. п.) по эффективности своего 
воздействия на его состояние и, прежде всего, на массовое поведение начинают уступать методам информационным. Именно поэтому в информационном обществе массовая коммуникация становится главным средством 
управления и контроля над его состоянием и качеством функционирования. Именно с помощью массовой коммуникации определяются социальные реалии: характер экономических отношений, политические процессы, 
учебные программы в образовании, тип проведения «свободного времени», т. е. все основные параметры образа жизни. По этой причине массовая коммуникация неизбежно становится обязательным элементом, приводным ремнем «вертикали власти», а журналистика как главное звено 
массовой коммуникации, определяющее ее содержание, по сути дела, превращается в виртуальную «четвертую власть» а точнее -  информационную 
власть, которая правит и манипулирует сознанием масс.
Что же представляет собой журналистика информационного общества? Как отразились произошедшие социально-политические процессы 
на качестве и формах ее функционирования?
Главный смысл понятия «журналистика» в среде профессионалов 
трактуется традиционно, практически без учета реалий информационного 
общества. Так, двухтомное универсальное справочное издание «Российский энциклопедический словарь» содержит определение: «Журналистика -  деятельность по сбору, обработке и распространению информации с 
помощью средств массовой информации (печать, радио, телевидение, кино и др.)»1. В одном из новейших учебников, если не обращать внимания 
на некоторые непринципиальные нюансы, дается идентичное понимание: 
«Журналистика -  это общественная деятельность по сбору, обработке и

1 Российский энциклопедический словарь. Т. 1. М., 2001.

периодическому распространению актуальной социальной информации 
(через печать, радио, телевидение, кино и т. п.)»1.
Разумеется, это определение можно принять за основу. Однако если 
предметом рассмотрения становятся смысл, роль и технологии журналистской деятельности в современном информационном обществе, то данное 
определение нуждается в коррекции. Это, в частности, находит свое отражение в категории «журнализм», введенной в научный оборот в этом качестве Л.Г.Свитич и призванной зафиксировать новый тип деятельности2.
Л.Свитич справедливо ставит вопрос: «...Отвечают ли журналистика 
как информационная система и журнализм как тип информационнокоммуникативной деятельности на вызов времени?»3. Если рассматривать 
приведенное выше определение в данном контексте, то на этот вопрос 
следует ответить отрицательно. Ведь в соответствии с ним роль журналистики оказывается чисто посреднической как своеобразного передаточного звена: собрать уже имеющуюся до какой-либо «деятельности», указанной в определении, информацию и с помощью СМИ распространить. Тогда возникают, по крайней мере, еще два вопроса: что это за информация 
и какими критериями руководствуются для ее сбора? Это, во-первых.
Во-вторых, появляется неясность относительно понятия деятельность». С одной стороны, имеется указание на то, что она «общественная» 
(в учебнике). С другой стороны, она рассматривается как информационнокоммуникативная (в научной монографии), где журналистская деятельность является ее составной частью.
В-третьих, остаются неясными характер, социальная направленность, журналистской информации как результата «обработки», которой 
подвергается «первичная информация». В чем заключается эта обработка, 
каковы ее масштабы, какие критерии положены в ее основу (государственные, гражданского общества, отдельных социальных групп и т. д.), касается ли она содержания или обусловлена только требованиями технологии и т. д.?
В-четвертых, возникает еще один существенный вопрос: зачем нужно собирать какую-то информацию и «распространять». Какова цель этого 
«распространения»? Уж если информация существует до обращения к ней

1 Корконосенко С. Г. Основы журналистики. М., 2001. С.З.
2 Свитич Л.Г. Феномен журнализма. М., 2000. С. 4-6.
3 Там же. С.4.

журналистики, то не вправе ли говорить о развитии другого канала коммуникации, т. е. не мешать потенциальным потребителям своими средствами 
самостоятельно получать необходимую им информацию и не загружать их 
той, которая им не нужна?
И, наконец, в-пятых, в классическом определении журналистики не 
отражены особенности современной эпохи, ее принципиально информационная основа. Ведь если из него исключить упоминания о радио, телевидении, кино, то можно подумать, что его авторы живут в XVIII или XIX 
веке. Достаточно очевидно, что журналистика в информационную эпоху 
приобретает радикально новые качества и играет существенно более важную роль в обществе. Уже из предшествующего изложения видно, что 
смысл понятия «журналистика» не может быть ограничен только одним 
деятельностным значением. Его обязательно необходимо рассматривать 
еще и в контексте проблем массовой коммуникации и, в особенности, -  
политической коммуникации. Именно это последнее обстоятельство дало 
толчок развитию нового научного направления -  «журналистике» как отрасли политической науки, по которой уже защищаются кандидатские и 
докторские диссертации. Это научное направление находится на пересечении ряда наук: политологии, социальной информациологии, социологии, 
социальной психологии других гуманитарных наук1. В соответствии с ним 
предметом журналистики как научного направления являются закономерности функционирования и факторы, определяющие роль и место журналистской информации в массовой коммуникации в целом и, в особенности, -  политической коммуникации.
Важным направлением исследовательской работы остается раскрытие смысла понятия «журналистика» как социального института2 взаимо- 
увязка его с базовым значением, в котором оно трактуется как деятельность. Как было показано, оно нуждается в уточнении.
Логика предписывает начать рассмотрение с вопроса о необходимости самой журналистики, предпосылок ее возникновения, ее целей и роли

1 См.: Информационная политика: Учебник / Под общ. Ред. В.Д.Попова. М., 
2003; Массовые Информационные процессы в современной России: Очерки / отв. Ред 
А.В.Шевченко. М., 2002; Попов В.Д. Информациология и информационная политика. 
М., 2001; Соловьев А.И. Политология: Политическая теория, политические технолопш: 
Учебник. М., 2001.
2
См.: Прохоров Е.П. введение в теорию журналистики. М., 2001; Свитт Л.Г. 
Феномен журнализма. 2000 и др.

в обществе. Нельзя сказать, что этот вопрос обойден отечественными авторами полным молчанием. В качестве предпосылок возникновения журналистики, например, называются1:
-  процессы совершенствования форм распространения социально 
значимых сведений (материально-техническая предпосылка);
-  развитие традиций публичного, полемического выражения взглядов по актуальным вопросам общественной жизни (духовная предпосылка);
-  развитие грамотности, упрощение шрифтов (гуманистическая 
предпосылка);
-  социальная предпосылка, которая не раскрывается, но связывается 
с переходом от феодально-абсолютистского строя к буржуазному.
Легко показать, что базовой в этом ряду является социальная предпосылка, а первые три -  ее производные. При этом реальные смысл и значимость социальной предпосылки существенно шире тех, которыми принято ее ограничивать. В самом кратком изложении заключаются они в следующем.
Общество развивается по пути непрерывного увеличения численности элементов своей структуры, расширения взаимодействия со структурами внешней среды, усложнения связей между ними, роста динамики и 
взаимозависимости происходящих процессов. На начальных этапах своего 
становления для успешного функционирования общественных образований людям, а также субъектам, принимающим управленческие решения, 
вполне достаточно было сведений о состоянии тех элементов общественной структуры и окружающего мира, которые непосредственно воспринимались органами их чувств (ближайшее социальное и природное окружение, физико-климатические условия конкретного места нахождения, наличные ресурсы и т. п.). Однако по мере развития общества и объем необходимых сведений, и их структура постепенно изменялись: их объем имел 
тенденцию к увеличению, а в структуре выделилась оперативная часть 
(для данного момента времени) и долговременная, которая содержала сведения о прошлом, а также непреложные истины в виде знаний, и прогнозы

1 См.: Корконосенко С. Г. Основы журналистики. М., 2001. С. 33-36. См., также: 
Мелюхип И.С. Информационное общество: истоки, проблемы, тенденции развития. М., 
1999; Прохоров Е.П. Введение в теорию журналистики: Учебное пособие. -  М., 1998 и 
др.

(поначалу в форме предвидений, предсказаний, гаданий и т. п.) на будущее.
Таким образом, для понимания окружающего мира, определения 
своего места и своего поведения в этом мире тех сведений, которые могли 
быть получены непосредственно органами чувств, людям оказывалось уже 
недостаточно. Приходилось полагаться и принимать во внимание те сведения (знания, информацию), которые предоставляли другие.
В первую очередь это коснулось долговременной составляющей. 
Поначалу она заполнялась теми знаниями, которые можно было получить 
у шаманов, служителей культов, конфессий, жрецов и т. п. Затем, с появлением такого социального института, как наука к ним прибавились ученые. Это привело к формированию в структуре общества определенной 
профессиональной группы, специализирующейся на получении, аккумулировании и систематизации знаний. В результате основную часть долговременной составляющей сведений, необходимых для полноценной жизни 
в обществе, человек стал приобретать от других в процессе своей социализации, через культуру, систему образования и т. д. Лишь небольшая часть 
этой составляющей (да и то не у всех!) продолжала формироваться за счет 
умения анализировать и извлекать уроки из своего собственного жизненного опыта.
Не оставалась неизменной и структура оперативной составляющей. 
Жизнь общества и жизнь в обществе непрерывно усложнялись. Для понимания конкретной предметной области помимо определенных сведений, 
относящихся непосредственно к ней, часть из которых можно было получить самостоятельно, необходимо было все больше накапливать информации о состоянии окружающего социального пространства. При этом по 
мере развития общества и усложнения связей между элементами его 
структуры размеры этого пространства расширялись, степень конкретизации необходимой внешней информации снижалась, а требования к ее оперативности возрастали. Развитие данной тенденции привело к тому, что 
полноценное представление о состоянии чего-то конкретного в социуме 
стало возможным получить только при наличии всей информации обо 
всем. Ясно, что доля сведений, которые обеспечивают собственные органы чувств, во всем объеме необходимой информации становится исчезающе малой. Таким образом, объективно скомплектовать оперативную 
составляющую информационной потребности оказалось возможным только с помощью других.

Ответом на возникновение и развитие социальной потребности 
именно в такой информации и было становление и формирование определенной профессиональной группы -  журналистов, специализирующихся 
на 
предоставлении 
заинтересованным 
потребителям 
регулярной 
и 
оперативной информации о состоянии важнейших структур общества, а 
также об актуальных проблемах и происходящих в нем процессах. 
Специфика предоставляемых ими услуг состояла в том, что отсутствовала 
жесткая связь между производителем информации (журналистами) и ее 
потенциальными потребителями. Журналистская информация, таким 
образом, носила универсальный характер, была ориентирована на 
широкую аудиторию и в этом смысле была безадресна. Объективная 
основа эффективности журналистской деятельности обеспечивалась 
балансом двух взаимосвязанных векторов:
-  журналисты стремились до предела расширить круг наиболее актуальных, на гос взгляд, фактов социального мира и отразить их в виде информации, одновременно расширяя свою потенциальную аудиторию и 
благодаря этому экономически оправдывая свою деятельность;
-  потребители усматривали ценность предоставляемой им информации в том, что каждый мог найти в ней те сведения, которые были важны или представляли интерес лично для него.
Таким образом, журналисты образовали ту профессиональную группу в социальной структуре общества, которая с определенного момента 
стала обеспечивать оперативную составляющую его информационной потребности.
Таковы (в кратчайшем изложении) предпосылки появления, места и 
функций журналистов в обществе. Каков же механизм реализации этих 
функций?
В приведенном выше определении журналистики утверждается, что 
одна из ее функций -  сбор информации. Это правильное, но с поправкой 
положение. Журналист -  не первое, хотя и важнейшее активное звено в 
коммуникационной цепочке «факт -  журналист -  потребитель». Факт есть 
первое в онтологическом плане звено названной цепочки1. За журналистской деятельностью -  приоритет в интерпретации факта. Журналист сам, 
исходя из своих собственных политических, идеологических, статусных,

1 См.: Информационная политика: Учебник. Под общ. Ред. В.Д.Попова. М,. 
2003. С. 19.