Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Арбитражный процесс

Покупка
Основная коллекция
Артикул: 617686.01.99
В учебнике члена-корреспондента РАН, доктора юридических наук, профессора, судьи Конституционного суда Российской Федерации М.И. Клеандрова рассматриваются: развитие российского механизма защиты прав участников экономических отношений; зарубежные судебные органы по осуществлению экономического правосудия; арбитражно-судебная система Российской Федерации после ее реформирования в 2002-2003 годах; структура, цели и задачи звеньев этой системы и ее место в судебной системе России; арбитражно-судебное производство на подготовительной стадии, в первой, апелляционной, кассационной и надзорной инстанциях и по вновь открывшимся обстоятельствам; механизмы альтернативного и международного экономического правосудия; прогнозируемое будущее механизма экономического правосудия в России. Книга предназначена для студентов вузов юридических, а также экономических специальностей. Кроме того, будет полезна всем, кто интересуется организационно- правовым механизмом защиты прав и законных интересов хозяйствующих субъектов и других участников предпринимательских отношений.
Клеандров, М. И. Арбитражный процесс [Электронный ресурс] / М. И. Клеандров. - 3-е изд., перераб. и доп. - Новосибирск: Наука, 2004. - 595 с. - ISBN 5-02-032103-6. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/444136 (дата обращения: 15.06.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
НОВОСИБИРСК
“НАУКА*

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ 
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 

ТЮ М ЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ 

ИНСТИТУТ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА 

ИНСТИТУТ ДИСТАНЦИОННОГО ОБРАЗОВАНИЯ

М.И. КЛЕАНДРОВ
АРБИТРАЖНЫЙ 
ПРОЦЕСС

3-е издание, переработанное и дополненное

Рекомендовано Учебно-методическим объединением 
по юридическому образованию высших учебных заведений РФ 
в качестве учебного пособия для студентов вузов 
юридических специальностей

Я!

НОВОСИБИРСК
“НАУКА”
2004

УДК 347(075) 
ББК 67.891я73 
К 48

Клеандров М.И. Арбитражный процесс. — 3-е изд., перераб. и доп. — 
Новосибирск: Наука, 2004. — 595 с.
ISBN 5-02-032103-6.
В учебнике члена-корреспондента РАН, доктора юридических наук, профессора, судьи Конституционного суда Российской Федерации М.И. Клеандрова рассматриваются: развитие российского механизма защиты прав участников экономических отношений; зарубежные судебные органы по осуществлению экономического правосудия; арбитражно-судебная система Российской Федерации после ее 
реформирования в 2002-2003 годах; структура, цели и задачи звеньев этой системы и ее место в судебной системе России; арбитражно-судебное производство на 
подготовительной стадии, в первой, апелляционной, кассационной и надзорной 
инстанциях и по вновь открывшимся обстоятельствам; механизмы альтернативного и международного экономического правосудия; прогнозируемое будущее механизма экономического правосудия в России.
Книга предназначена для студентов вузов юридических, а также экономических специальностей. Кроме того, будет полезна всем, кто интересуется организационно-правовым механизмом защиты прав и законных интересов хозяйствующих субъектов и других участников предпринимательских отношений.
Библиогр.: 38 назв.

© М.И. Клеандров, 1996
_ 
,  
© М.И. Клеандров, с изм. и доп., 2003
Без объявления
© М.И. Клеандров, с изм. и доп., 2004 
© Оформление. “Наука”. Сибирская издательская 
ISBN 5-02-032103-6 
фирма РАН, 2004

ВВЕДЕНИЕ

Если первое издание “Арбитражного процесса”, опубликованное в 1996 г.*, 
базировалось на Арбитражном процессуальном кодексе (далее — АПК) РФ 
1995 г., втором по счету (первый АПК РФ был принят в 1992 г.), второе издание 
“Арбитражного процесса” — на третьем по счету АПК РФ, принятом в 2002 г., 
то настоящее, третье издание основывается на АПК РФ 2002 г. с учетом накопившегося опыта его применения, а также организационно-структурных изменений арбитражно-судебной системы страны (этот процесс, начатый в 2003 г., 
планируется завершить до 1 января 2006 г.) во исполнение Федерального конституционного закона «О внесении изменений и дополнений в Федеральный 
конституционный закон “Об арбитражных судах в Российской Федерации”» от 
4 июля 2003 г. № 4-ФКЗ. При этом как АПК РФ 1995 г. вкупе с Федеральным 
конституционным законом “Об арбитражных судах Российской Федерации” от 
28 апреля 1995 г. № 1-ФКЗ, так и АПК РФ 2002 г. вкупе с внесенными в 2003 г. 
изменениями и дополнениями к указанному закону являются не только этапными “вехами” реформирования арбитражного процессуального законодательства нашей страны, но и законами, определяющими достаточно радикальные 
реформы самой российской арбитражно-судебной системы. Реформами, настолько радикальными, что их можно сравнить с реформой 1931 г., когда арбитражные комиссии были преобразованы в органы государственного арбитража, 
с реформой 1991-1992 гг., когда органы государственного арбитража были преобразованы в арбитражные суды и последним в их ведение были переданы экономические (хозяйственные — по терминологии того времени) споры, разрешаемые не только органами государственного арбитража, но и ведомственными арбитражами, народными судами и другими органами, структурами и 
инстанциями и в иных формах.
За время, прошедшее после первого издания данного учебника, изменилось не только арбитражное процессуальное законодательство России. Резко 
возросли масштабы деятельности арбитражно-судебной системы страны — 
в 2003 г. всеми арбитражными судами России с вынесением решения рассмотрено 952 тыс. дел, что почти на 50 % больше, чем три года назад, а количество 
административных дел среди них возросло с 1,5 % в 1995 г. до 50 с лишним процентов в 2003 г. За это время средняя нагрузка на арбитражного судью увеличилась в 3 раза и достигла 41,3 дела в месяц. За год число исков налогоплательщиков в арбитражные суды увеличилось на 37 %, в 2,5 раза — число дел о защите 
деловой репутации, не считая огромного числа сложных и важных дел, вытекающих из иных публичных требований. Поэтому потребовалось серьезное совершенствование арбитражного процессуального законодательства; но обойтись 
только этим было бы недостаточно, так как необходимо совершенствование ор* Рецензентами первого, вышедшего в 1996 г. издания были: В.Ф. Яковлев, Председатель Высшего Арбитражного Суда РФ, доктор юридических наук, профессор, Заслуженный юрист РФ; 
А.А Безуглов, Президент Академии экономики, финансов и права, доктор юридических наук, профессор, Заслуженный деятель науки РФ. В мае 1997 г. М.И. Клеандров был избран членом-коррес- 
пондентом РАН.

ганизационной структуры арбитражно-судебной системы страны, а реформы 
2003 г. этот процесс не завершают, как не завершили его реформы 1995 г.
Настоящий учебник подготовлен применительно к программе курса “Арбитражный процесс” для юридических вузов в соответствии с системой действующего арбитражного процессуального законодательства и на основе современных научных достижений и процессуально-правовых концепций. Вместе с 
тем автор полагает, что современный специалист с профессиональным высшим 
юридическим образованием должен знать и структуру арбитражно-судебной 
системы России, ее прошлое и будущее (последнее, естественно, лишь в представлении автора), ее место в судебной системе страны, а значит, и ее структуру, механизм альтернативного российского экономического правосудия, механизм экономического правосудия за рубежом, механизм международного 
экономического правосудия. Эти обстоятельства побудили автора несколько 
выйти за рамки сугубо арбитражного процесса при написании учебника в 
1996 г. То же, но еще в более широких масштабах имеет место и сейчас.
Следует также учесть, что арбитражные суды России свои решения выносят, не руководствуясь судебными прецедентами, в отличие, например, от судов Англии. Тем не менее судебные акты высших судебных органов России, будучи актами применения норм права, обязательны для нижестоящих судов. 
К таким актам (применительно к арбитражным судам) относятся постановления Конституционного суда РФ, постановления пленумов и президиумов Высшего Арбитражного Суда (далее — ВАС) РФ и совместные постановления пленумов Верховного суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ. В этот же ряд 
можно поставить и судебные акты Европейского Суда по правам человека. Региональную арбитражно-судебную практику в России с 1995 г. формируют арбитражные суды кассационной инстанции, а с 2003 г. и позднее, с созданием 
арбитражных апелляционных судебных органов, будут формировать арбитражные суды апелляционной инстанции.
Стремление к единообразию арбитражно-судебной практики отнюдь не 
означает отказа от учета местной экономической и иной специфики регионов, 
игнорирования законодательных актов субъектов Федерации. Отсюда вытекает 
необходимость выявлять, фиксировать, учитывать, анализировать и включать в 
учебный процесс особенности арбитражно-судебной практики, формируемой 
арбитражными судами в первой, апелляционной и кассационной инстанциях. 
И прежде всего надзорной инстанции, формируемой Президиумом ВАС РФ, а 
также его Пленумом, в частности в виде Постановления Пленума ВАС РФ № 11 
от 9 декабря 2002 г. “О некоторых вопросах, связанных с введением в действие 
Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации”. Но и обобщенная, и проанализированная до принятия АПК 2002 г. арбитражно-судебная 
практика не канула в Лету — она используется арбитражными судами, на нее 
ориентируются предпринимательские и иные структуры в своей правоприменительной деятельности, на нее ссылаются и в учебном процессе и т.д. — естественно, при условии ее непротиворечия положениям АПК РФ 2002 г.
В учебнике применяются следующие сокращения: РФ либо Федерация 
(Российская Федерация), ВАС РФ (Высший Арбитражный Суд РФ), ВС РФ 
(Верховный суд РФ), АПК РФ (Арбитражный процессуальный кодекс РФ), 
ГК РФ (Гражданский кодекс РФ). Законодательные, иные нормативные и 
судебные акты приведены по состоянию на 1 марта 2004 г.
Автор считает своего читателя взрослым (не обязательно по возрасту) студентом, достаточно “продвинутым” в деле освоения профессиональных юридических знаний, уже способным самостоятельно находить ответы на отдельные “специальные” вопросы. Некоторые из таких вопросов, не очевидных и не 
однозначных при ответе, автор предлагает в учебнике, надеясь на самостоятельное размышление читателя.
Студента или иного читателя не должен смущать довольно большой объем 
данного издания. Во-первых, и предыдущее издание было немаленьким, а 
во-вторых, современному юристу все чаще приходится иметь дело с большими, 
подчас огромными объемами специальной правовой информации, которую обработать и “переварить” нужно за короткое время. Например, еще 10 лет назад 
арбитражные дела (каждое) состояли из одного “тощего” тома; сейчас же дело 
из нескольких томов по 150 листов — дело обычное, и уже есть в производстве 
дела по 50-60 томов; а что будет завтра? И когда учиться работать с большими 
объемами специальной информации, как не при изучении арбитражного процесса и подобных дисциплин путем работы над такими учебниками?

СУДОУСТРОЙСТВЕННАЯ ЧАСТЬ

1.1. Развитие механизма 
российского экономического правосудия

Под правосудием в современной юридической энциклопедической литературе принято понимать: особый вид государственной (публичной) деятельности, состоящий в том, что независимый, беспристрастный и справедливый суд 
(суды) на основе закона рассматривает и разрешает правовые споры и дела, отнесенные к его ведению в установленных законом правовых формах; и здесь 
различают гражданское, уголовное, административное, арбитражное и конституционное судопроизводство (Юридическая энциклопедия /  Отв. ред. Б.Н. То- 
порнин. — М.: Юристъ, 2001. — С. 821-822).
Правосудие, как следует из написания слова, состоит из двух частей: право 
и суд, причем коренным словом является суд, а в целом “перевести” его можно 
как правый (в смысле — основанный на праве) суд. Таким образом, можно сказать: правосудие в России осуществляется специально созданными для этого 
органами (иными структурами), в совокупности составляющими сложно устроенную судебную систему — в самом широком понимании этого слова, далеко 
выходящем за рамки определения, закрепленного в ФКЗ “О судебной системе 
Российской Федерации”. Важнейшей составляющей понятия “правосудие” является понятие “судоустройство”. Ибо на вопрос “как делать?” (как, в каких 
процессуальных формах вершить правосудие) невозможно дать ответ без уяснения того, какие органы и структуры, в рамках каких координат, а главное, с какими полномочиями, в границах какой компетенции и т.п. будут осуществлять 
правосудие.
Не менее важна третья составляющая понятия “правосудие” — кто его непосредственно осуществляет? Имеется в виду не орган, не структура, а каков 
судейский корпус, судьи и персональный судья, вершащий правосудие. Важен 
здесь принцип независимости российских судей, закрепленный Конституцией 
РФ и детализированный, в частности, в Федеральном законе “О статусе судей 
Российской Федерации”.
Но статус российского судьи — это форма, точнее, выработка и обеспечение 
соблюдения формализованных требований, цензовых и иных ограничений к 
кандидатуре судьи. Содержанием же его является весь сложнейший комплекс 
профессиональных и психофизиологических характеристик, морально-нравственных качеств, свойств души, черт характера и т.д. конкретного человека, наделяемого властью вершить правосудие. Из таких сложносостааленных сущностей 
(если так можно охарактеризовать человека) и формируется судейский корпус. 
И как представляется, а автор данной работы в этом абсолютно уверен, третья 
составляющая понятия “правосудие” — статус судьи (в самом широком понимании этого слова) — не менее важна, чем две другие — судоустройство и судопроизводство. И лишь эта “триада” в единстве позволяет охарактеризовать правосудие в полном объеме и всесторонне. Правда, если рассматривать ее не в статике, 
а в динамике.
Судебная власть сегодня в России трехсоставная: есть система судов общей юрисдикции, есть система судов арбитражных и есть конституционно-уставная ветвь судебной власти, системы не составляющая. Общепринято 
считать (эта точка зрения твердо укрепилась и в общественном сознании, и в 
юридической науке), что конституционно-уставная ветвь судебной власти и 
осуществляет конституционное правосудие. Таким образом, можно говорить 
об отдельном специальном сегменте понятия “правосудие” — конституционном, который вершит отдельная самостоятельная ветвь судебной власти.
Конституционно-уставную ветвь судебной власти с системой арбитражных 
судов (как минимум, в нашей стране) роднит то, что обе они как совокупности 
(но уровень системности этой совокупности у них принципиально различен) 
судебных органов специализированные, и предмет их деятельности специализированный, в отличие от системы судов общей юрисдикции. У системы арбитражных судов России предмет специализации — разрешение экономических 
споров и рассмотрение иных дел, отнесенных законом к ведению арбитражных 
судов (но и эти дела, вне всякого сомнения, тоже экономического свойства, 
там просто спора нет; например — дела об установлении юридических фактов). 
Таким образом, можно уверенно считать, что арбитражные суды России вершат экономическое правосудие, а значит, можно уверенно, по примеру специализированного конституционного правосудия, говорить и о специализированном экономическом правосудии. При этом следует принять во внимание, что 
экономическое правосудие в сегодняшней России вершат не только российские арбитражные (государственные) суды, но и негосударственные — третейские — суды, а в определенной мере и межгосударственные (международные) 
суды. Осуществляется экономическое правосудие у нас и в иных, несудебных, 
но правовых формах (правда, здесь встает вопрос о правомерности распространения на эти методы и способы урегулирования экономических споров понятия “правосудие”), а подчас экономические споры разрешаются вообще не 
правовым путем, и уж тут-то понятие “правосудие” вообще вряд ли применимо.
Поскольку применительно к сфере (предмету) деятельности конституционно-уставной ветви судебной власти употребляется понятие “конституционная 
юстиция”, видимо, можно по аналогии говорить и об экономической юстиции. 
Вместе с тем вопрос о правомерности использования понятий “уголовное правосудие”, “уголовная юстиция” и т.п., что является предметом деятельности судов 
общей юрисдикции (но — специализированными коллегиями), по сути открыт 
и, похоже, ждет своих исследователей.
Экономическое же правосудие во всем богатстве своего проявления — 
функция отнюдь не статичная, а бурно развивающаяся. Хотя и “одномоментный срез” всей “палитры” его осуществления — дело, без сомнения, нужное, 
интересное и для науки полезное. Но взгляд на него в динамике, в развитии — 
из прошлого через настоящее в будущее — позволяет несравненно сильнее обогатить понимание закономерностей этого многогранного явления, и делает сам 
этот взгляд стереоскопическим, а прогнозирование, хотя бы только законопроектной работы, более уверенным. Весьма перспективен такой подход, по мнению автора, и в учебном процессе.
Хорошо известна бытующая среди учителей средней школы нашей страны 
установка: предмет “История” делает человека гражданином. История механизма экономического правосудия в России, таким образом, “делает” само российское правосудие во всех его ипостасях структурированным и, главное, государствообразующим. Изучение же истории экономического правосудия, как и введение в научный оборот этих достижений правовой науки, способно помочь:

— уяснить общие закономерности в становлении и развитии механизма 
реализации властных правомочий государственных органов и — в определенной мере — общественных структур на том или ином этапе формирования и 
развития экономических формаций;
— обосновать тот факт, что современное российское экономическое правосудие, нынешний организационно-правовой механизм защиты прав и законных интересов участников экономических отношений — не что-то случайное, 
мимолетное и преходящее с исторической точки зрения, а явление естественное, закономерное, “почвенное” для нашей страны и имеет с исторических позиций полное право на современное существование и будущее развитие;
— увидеть, что нынешнее состояние названного механизма, учитывающее 
отечественный исторический опыт и многовековые юридические традиции, 
есть явление промежуточное между прошлыми и будущими его состояниями 
(утверждение, что настоящее есть “миг между прошлым и будущим” верно с 
физической и, быть может, с житейской точек зрения, но с правовой понятие 
“настоящее” обусловлено временем действия существующего правового поля, 
обычно — базирующегося на последней по времени принятия Конституции), а 
следовательно, владея знанием закономерностей периодизации в его развитии, 
можно определить с достаточно высокой степенью уверенности, каким этот 
механизм будет в будущем: в ближайшем — с высокой степенью вероятности и 
отчетливо, а в более отдаленном — с меньшей степенью вероятности и контурно; и на основе этих знаний возможны создание более совершенных законопроектов, корректировка правоприменительной, в том числе судебной, практики и т.д.
Сама постановка подобной проблемы в чуть более общем виде появилась 
не вчера — еще полтораста лет назад известный правовед Ф.М. Дмитриев отмечал: “Определить исторические особенности русского судопроизводства, показать, что в них было случайного и что существенного, — вот обязанность науки 
права. Труды подобного рода могут со временем иметь благотворное влияние 
на саму практику, которая только в сближении с наукой может заимствовать 
новые силы” (Дмитриев Ф.М. История судебных инстанций и гражданского 
апелляционного производства от Судебника до Учреждения о губерниях. — М., 
1859, с. 580). Насколько это пожелание реализовалось и в какой мере поставленная им задача решена — вопрос открытый.
В целом же научных исследований по проблематике истории российского 
экономического правосудия немного, как старых, еще дореволюционных 
(например, Бутин М.Д. Сибирь, ее дореформенные суды и условия ведения торговых и промышленных дел до сооружения Сибирской железной дороги. — 
СПб.: Народная польза, 1900. — 195 с; Троцина К. История судебных учреждений 
в России. — СПб., 1851. — 387 с.), так и современных (например, Казанцев С.М. 
Коммерческие суды в дореволюционной России / /  Вестн. ВАС РФ. Отдельное 
юбилейное издание: 10 лет арбитражным судам. — 2002. — С. 22-41; Кудряшов С.М. Коммерческие третейские суды в России / /  Государство и право. — 
1995. — № 8. — С. 110-119; Архипов И.В. Коммерческие суды и торговый процесс 
в России / /  Правоведение. — 1994. — № 4. — С. 108-114; Афанасьев С.Ф., Зайцев А.И. Некоторые вопросы генезиса специализации судов в России / /  Философская и правовая мысль: Альманах. Вып. 1. — Саратов; СПб.: Изд-во “Стило”, 
2001. — С. 45-59; Архипов И.В. Коммерческое судоустройство и судопроизводство в России в XIX веке. — Саратов, 1999). Да и в целом история российского правосудия, как и любой иной ветви российской (именно!) государственной власти,

далека от полноценного раскрытия всех своих тайн и закономерностей, хотя исследования в этой области интенсивно велись еще в XIX в. и ведутся сегодня. 
Кроме того, издаются широко известные одно-, двух- и десятитомники истории 
российского законодательства, где есть немало документов по истории российского правосудия, а совсем недавно издан объемный целевой шеститомник истории судебной власти в России (Кутафин О.Е., Лебедев В.М., Семигин Г.Ю. Судебная власть в России: История, документы. В 6 т. /  Науч. консультант проекта 
Е.А. Скрипилев: Т. I. Начала формирования судебной власти /  Отв. ред. 
Н.М. Золотухина. — М.: Мысль, 2003. — 701 с.; Т. II. Период абсолютизма /  Отв. 
ред. С.А. Колунтаев. — М.: Мысль, 2003. — 848 с.; Т. III. От Свода законов к судебной реформе 1864 г. /  Отв. ред. А.В. Наумов. — М.: Мысль, 2003. — 829 с.; 
Т. IV. На рубеже веков: Эпоха войн и революций /  Отв. ред. И.А. Исаев. — М.: 
Мысль, 2003. — 677 с.; Т. V. Советское государство /  Отв. ред. Р.С. Мулукаев,
А.Я. Малыгин. — М.: Мысль, 2003. — 829 с.; Т. VI. Российская Федерация /  Отв. 
ред. Л.Б. Алексеева. — М.: Мысль, 2003. — 893 с.). Но тем не менее история экономического правосудия России как научно-правовая (а не научно-историческая) проблема ждет своего всеобъемлющего исследования. Небезынтересно, 
что в вышедшем в 2003 г. шеститомнике “Судебная власть в России” отдельными блоками выделена история церковного и военного правосудия, но блока истории экономического правосудия нет.
“Прошлое интересует нас не потому, что оно прошло, но потому, что, уходя, не умело убрать своих последствий”, — так объяснял известный русский историк В.О. Ключевский пользу и смысл изучения истории. Действительно, 
“последствия” свершений судебных органов, осуществляющих экономическое 
правосудие в древней, средневековой, новой и новейшей истории России, интересуют нас не сами по себе, хотя это и познавательно, а потому, что “новое — 
это хорошо забытое старое”: прежние формы, методы, способы, приемы и т.п. 
отправления экономического правосудия способны, с той или иной степенью 
корректировки, обеспечить повышение эффективности современного и будущих организационно-правовых механизмов защиты прав и законных интересов участников экономических отношений. Именно в этом, в определении 
преемственности судебных и связанных с ними механизмов экономического 
правосудия в России — смысл изучения и исследования развития организационно-правового механизма защиты прав и законных интересов участников 
экономических интересов в нашей стране, естественно, в русле ее исторических преобразований.
Есть основания полагать, что в своем развитии, не всегда с соблюдением 
формальной преемственности, экономическое правосудие в России прошло 
четыре периода, точнее, четвертый период, начавшийся в 1991 г., продолжается 
и ныне и каких-либо признаков его завершения не просматривается.
Важно при этом учесть, что сама по себе защита прав и законных интересов 
такого непростого субъекта, как участник экономических отношений, осуществляемая посредством разрешения споров, именно экономических, т.е. специфических по своей правовой природе, — задача непростая и требует довольно 
узкой специализации и высокого профессионализма. Эта задача издавна решалась именно специализированными и профессиональными структурами, причем специализация и профессионализация характерны как для нашего государства (несмотря на то что на разных этапах его исторического развития организационные формы их многократно видоизменялись, менялись также — в

наборе — цели, задачи и функции), так и для подавляющего большинства иных 
государств при всем многообразии их устройства и форм правления.
Одновременно следует осознавать, что сама специализация судебных органов, осуществляющих экономическое правосудие, как и специфичность именно 
экономических споров, объективно образовалась сравнительно недавно, когда 
для этого возникли и окрепли объективные предпосылки. Но это так, если термин “экономическое” понимать в современном значении. Если же понимать его 
расширительно, с целью отграничения от судебных органов, рассматривающих 
всякие иные дела, где отсутствует криминальная подоплека, и акцентировать 
внимание на судебных органах, предназначенных для рассмотрения в совокупной массе некриминальных дел торгово-коммерческого, промышленного и т.п. 
характера (исходя из сегодняшних признаков предмета и субъектного состава 
спора), то историческая планка “опускается” в весьма отдаленные времена. С 
учетом же того обстоятельства, что некриминальные торгово-коммерческо-промышленные и т.п. дела и споры рассматривались и разрешались не только специально созданными для этого судебными органами, и даже не в рамках государственно-властных правомочий, а в форме третейского судопроизводства и 
часто вне границ одного государственного образования, эта историческая планка “опускается” еще ниже.
Современные российские арбитражные суды рассматривают и разрешают 
экономические споры (и иные дела, отнесенные законом к их ведению), вытекающие не только из гражданских правоотношений (как горизонтальные споры), но и из административных споров (как вертикальные споры), причем число последних стремительно растет и уже “перевалило” за половину от общего 
числа всех рассматриваемых арбитражными судами страны дел. Эти вертикальные споры, будучи экономическими, также являются объектом экономического правосудия. Поэтому неверно было бы, опираясь на сегодняшнее понимание экономического правосудия, его историю исследовать с позиции развития 
механизма разрешения лишь горизонтальных экономических споров, т.е. споров, вытекающих только из гражданско-правовых отношений.
Конечно, в прошлом ни в России, ни в зарубежных государствах не было 
столь эффективного механизма разрешения вертикальных экономических споров, который действует сегодня, в лице (для России) арбитражных судов. Но 
эти споры бьши, существовали объективно и, естественно, так или иначе разрешались: в незначительной части — судами (отдельные элементы такого способа 
разрешения этих споров “просматриваются” в XIX в.), в чуть большей мере — 
в правовой форме, а чаще — в форме “монаршей воли” (или милости по отношению к одной из спорящих сторон), либо еще раньше — в результате поединка спорщиков или их представителей...
Разумеется, спроецировать нынешние российские судоустройство, судопроизводство и статус лиц, его вершащих, предназначенные для осуществления экономического правосудия, на всю вертикаль нашей истории вниз, в ее 
глубины, не вполне корректно — на разных этапах развития России как государства ее экономическое устройство (в том числе) было различным. Но за определенную точку отсчета их можно взять, ибо в ином случае картина не будет 
объемной и стереоскопической. При этом следует принять во внимание важное 
обстоятельство: исследование прошлого российского экономического правосудия — отнюдь не историческое исследование, и даже не исследование истории 
государства и права.

С этим могут не согласиться и “классические” историки, и историки в области государства и права. Но если исследуется проблематика регулирования 
конкретной области общественных отношений сегодняшнего дня (в данном 
случае российского экономического правосудия), то “в глубь” истории этой 
сферы отношений исследователь заглядывает не глазами историка. Он отыскивает в прошлом “корни” сегодняшних проблем, и делает это как современный 
специалист. Как же тогда историк (в том числе специалист в области истории 
государства и права), не зная проблемы сегодняшнего дня, тем более узкого 
сектора конкретной проблемы, сможет отыскать ее “корни” в прошлом?
Тем более, что использование учеными-юристами некоторых методов научного исследования, которые в принципе не приемлет историческая наука, 
позволяет вообще развести (в разумных пределах, конечно) историческую науку и науку юридическую, исследующую проблематику сегодняшнего дня и в 
этих целях совершающую конкретный исторический экскурс в прошлое.
В 2002 г. в России отмечался тройной юбилей центральных звеньев механизма экономического правосудия: 10 лет арбитражным судам, 80 лет государственному арбитражу и 170 лет коммерческим судам. Таким образом, официально специализированным на разрешении экономических споров в России 
органам в 2002 г. исполнилось лишь 170 лет, но это по официальному исчислению. Фактически 1832 году (дате образования в России коммерческих судов) 
предшествовал этап, который можно весьма условно назвать предысториче- 
ским (а можно и первым историческим). Хронологически он охватывает период, начиная с седой древности и заканчивая 1832 г.
Период до 1832 г. Хорошо известно, что функция осуществления правосудия, любого, в том числе специализированного, органически присуща власти, 
является ее составной частью. Таким образом, самые первые государственные 
образования посредством своих властных органов уже вершили правосудие как 
на территории современной России, так и во всем мире. Но и до возникновения государственных образований, в условиях первобытно-общинного строя, 
правосудие, в том числе посредством разрешения споров, осуществлялось носителями властных полномочий — вождем племени, в отдельных случаях совместно с “идеологическим” заместителем — шаманом. Например, племенные 
вожди (басилеи) в Древней Греции вершили суд басилея, обладая при этом неограниченной властью над согражданами, включая их жизни и имущество. 
“Родоплеменное” правосудие вкупе с определенными магическими и ведическими ритуалами было органически присуще всем догосударственным образованиям последующей земной цивилизации.
Одновременно, что также хорошо известно, родоплеменное правосудие 
широко практиковалось и в форме “общего собрания” рода (племени), где 
инициатором организации судебного “заседания” и своеобразным председательствующим на нем также был вождь (старейшина) племени, а вердикт суда 
выносился именем рода (племени). При отсутствии “писанного права” приговоры и решения выносились, если они обосновывались, на основе традиций и 
родоплеменных представлений о морали и справедливости. Большую роль, но 
в узкоспецифических проявлениях, играли и структуры религиозного толка. 
Например, в той же Древней Греции при разрешении споров часто прибегали к 
помощи оракулов, в том числе дельфийского; в Древней Руси — обращались к 
Перуну и т.д.
С возникновением первых из известных нам государственных образований 
механизм отправления правосудия усложнился. Это проявилось в создании