Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Очерки российского судоустройства. Проблемы настоящего и будущее

Покупка
Основная коллекция
Артикул: 617681.01.99
В книге члена-корреспондента РАН, доктора юридических наук, профессора М.И. Клеандрова, представленной в виде восьми связанных между собой очерков, рассмотрены проблемы: формализованных требований, цензовых ограничений и психофизиологических характеристик к кандидатам в судьи; механизма судебной защиты прав человека; модели конституционного (уставного) суда субъекта Федерации; деятельности межгосударственного суда в форме третейского суда институционального типа; досудебных и внесудебных процедур урегулирования экономических споров; абриса конструкции криминального суда; новых судебных технологий. Завершает книгу очерк о судебной системе России XXI в. Для юристов, научных и практических работников, студентов, аспирантов и преподавателей юридических вузов и факультетов, а также для читателей, интересующихся проблемами совершенствования российского судоустройства.
Клеандров, М. И. Очерки российского судоустройства. Проблемы настоящего и будущее [Электронный ресурс] / М. И. Клеандров. - Новосибирск: Наука. Сиб. предприятие РАН, 1998. - 192 с. - ISBN 5-02-031508-7. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/443977 (дата обращения: 26.05.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
"WAVK’A41
НОВОСИБИРСК

ТЮ М ЕНСКИЙ НАУЧНЫЙ ЦЕНТР СО РАН 

ГУБЕРНСКАЯ АКАДЕМИЯ

М.И. КЛЕАНДРОВ

ОЧЕРКИ
РОССИЙСКОГО
СУДОУСТРОЙСТВА

Проблемы настоящего и будущее

Под редакцией

В. В. Лаптева, 
академика РАН, 
заслуженного деятеля науки Российской Федерации

В.Ф. Яковлева,
Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, 
доктора юридических наук, профессора, 
заслуженного юриста Российской Федерации

НОВОСИБИРСК 
“НАУКА” 
СИБИРСКОЕ ПРЕДПРИЯТИЕ РАН

ББК 67.99(2)90 
К 48

Клеандров М.И. Очерки российского судоустройства: 
Проблемы настоящего и будущее. — Новосибирск: Наука. 
Сиб. предприятие РАН, 1998. — 192 с.
ISBN 5 -0 2 -0 3 1 5 0 8 -7

В книге члена-корреспондента РАН, доктора юридических наук, 
профессора М.И. Клеандрова, представленной в виде восьми связанных 
между собой очерков, рассмотрены проблемы: формализованных требований, цензовых ограничений и психофизиологических характеристик 
к кандидатам в судьи; механизма судебной защиты прав человека; модели конституционного (уставного) суда субъекта Федерации; деятельности межгосударственного суда в форме третейского суда институционального типа; досудебных и внесудебных процедур урегулирования 
экономических споров; абриса конструкции криминального суда; новых 
судебных технологий. Завершает книгу очерк о судебной системе России XXI в.
Для юристов, научных и практических работников, студентов, аспирантов и преподавателей юридических вузов и факультетов, а также 
для читателей, интересующихся проблемами совершенствования российского судоустройства.

Без объявления

ISBN 5 -0 2 -0 3 1 5 0 8 -7
© М.И. Клеандров, 1998 
© Оформление. СП “Наука” РАН, 1998

ВВЕДЕНИЕ

В названии этой книги содержатся два ключевых слова. Первое из них — “очерки”. Дело в том, что проблема российского 
судоустройства, тем более если ее рассматривать в динамике, в 
развитии, с позиции совершенствования судебной системы, безгранична. Данная же книга отнюдь не претендует на комплексный подход к проблеме, в ней рассмотрены лишь отдельные, 
возможно не самые главные ее сегменты. Поскольку автор не 
ставил цели дать законченную проблемную картину, отдельные 
главы посвящены вопросам, почти не связанным между собой 
и являющимся фрагментами одной важной, острой и объемной 
проблемы, их лучше всего именовать очерками.
Второе ключевое слово — “судоустройство”. В литературе 
(Савицкий В.М. Организация судебной власти в Российской 
Федерации. Учебное пособие для вузов. — М.: И зд-во БЕК, 
1996. — С. 2—8.) этот термин подвергся аргументированной 
критике. По мнению В.М. Савицкого, для учебной дисциплины, в центре которой должна быть информация об организации суда, более приемлемо название “судебная власть”. Но 
то для учебной дисциплины (да и здесь можно поспорить — 
при таком названии акцент нужно делать на формах и методах реализации судами своих полномочий), а для научной проблемы фундаментом может служить, в частности, номенклатура научных специалистов, утвержденная приказом М инистерства науки и технической политики РФ от 28 февраля 
1995 г. № 24, где под шифром 12.00.11 значится именно судоустройство (вкупе, через точку с запятой, с прокуратурой, 
адвокатурой и нотариатом). При таком подходе на первый 
план выходят научные проблемы устройства судебной системы, правомочия ее звеньев и т. д.

Требует некоторого пояснения и подзаголовок книги — 
“проблемы настоящего и будущее”. Внешне “судоустроительных” 
проблем, во всяком случае серьезных, у нас вроде бы нет.
Уже приняты базовые федеральные законодательные акты, 
основанные на федеральной Конституции, определяющие организационное построение системы судебной власти России (речь 
идет прежде всего о законах “О судебной системе РФ” и “Об 
арбитражных судах РФ ”), статус ее отдельных звеньев (правда, 
далеко не всех) и регулирующие процессуальные основы их деятельности (в частности, федерального Конституционного и арбитражных судов). На очереди (причем в ближайшее время) — 
принятие ряда законодательных актов, находящихся в том же 
ряду, — о Верховном суде РФ, о военных судах, о мировых судьях, о судах общей юрисдикции, о порядке реализации ст. 124 
Конституции РФ, об органах судейского сообщества и пр.
Но означает ли это, что с их принятием здание судебной 
системы России будет построено, судебная реформа завершена, а общество получит совершенное правосудие? Отнюдь.
И дело, как представляется, даже не в том, что сама концепция судебной реформы была изначально ущербной и реализуется она по хорошо известному нам обычаю: хотели как лучше... И не в том, что по определению нет предела совершенствованию чего угодно, включая судебную систему. Причина, 
скорее, в том, что сами суды, их деятельность, осуществление 
правосудия в наиболее оптимальной форме есть не цель, а средство. Не индивид-россиянин, не наше общество должны, напрягаясь, создавать совершенную судебную систему, а судебная система должна соответствовать этапам развития общества, своей 
деятельностью способствовать улучшению жизни людей. Правда, каковы цели нашего общества, в чем заключается голубая 
мечта россиянина, к достижению которой он (мы, все общество) стремится, тоже далеко не ясно.
Как бы то ни было, федеральный конституционный Закон “О судебной системе Российской Федерации”, этапный для 
осуществления правовой судебной реформы (принят в конце 
1996 г. и начал действовать с 01.01.97 г.), определил государственную стратегию развития судебной системы страны, ее устройство. Примерно полгода спустя сама концепция судебной реформы была подвергнута весьма суровой критике. В заключении по

результатам парламентских слушаний “О состоянии борьбы с 
преступностью и об укреплении правопорядка в Российской Федерации в современных условиях” Совет Федерации отметил: 
“Недостаточно научно выверенными и реалистичными оказались 
некоторые прогнозные оценки и положения концепции судебной реформы 1991 г., объективно содействовавшие умалению 
контрольно-надзорной функции государства в сфере правопорядка”. И далее: “Из-за ... слабой научной обоснованности концептуальных подходов судебная реформа до последнего времени осуществлялась крайне неудовлетворительно” (Российская 
газета. — 1997. — 1 октября).
Это, как минимум, означает острую необходимость масштабных и комплексных научных исследований по проблематике российского судоустройства (и судопроизводства соответственно), без чего строго выверенная и научно обоснованная коррекция концепции судебной реформы невозможна в принципе. Научной проработкой названной проблематики занимаются многие 
ученые: А.Д. Бойков, О.А. Бойков, Е.А. Виноградова, В. В. Вит- 
рянский, С.В. Вицин, В.Н. Гапеев, К.Ф. Гуценко, Ю.А. Дмитриев, В.В. Ершов, И.М. Зайцев, В.П. Кашепов, В.Н. Кудрявцев,
А.М. Ларин, А.М. Магомедов, И.С. Масликов, Т.Г. Моршако- 
ва, С.А. Пашин, Л.И. Петрухин, Н.В. Радутная, В.М. Савицкий, А.И. Сергеев, О.Э. Сокольский, П.Г. Соломон-младший, 
Г.Ф. Хохряков, Н.В. Федоров, П.М. Филиппов, А.В. Цихоцкий, 
Г.Г. Черемных, B.C. Чистякова, В.И. Швецов, В.М. Шерстюк, 
М.К. Юков, В.Ф. Яковлев и др. Но тем не менее...
Автор надеется, что данная книга окажется уместной и 
своевременной, хотя и писалась она до принятия Советом Федерации упомянутого заключения.
Нормативные акты в работе в основном приведены по состоянию на 01.09.97 г., в отдельных случаях — и на более позднюю дату.

Очерк 1

КТО ДОЛЖЕН БЫТЬ СУДЬЕЙ В РОССИИ?

Да, именно, кто д о л ж е н ,  кого хотелось бы видеть судьей, а не кто м о ж е т  быть им сегодня по существующему 
законодательству. Поскольку действующее законодательство, 
определяющее требования к нашему кандидату в судьи, федерально (лишь судьи конституционно-судебных органов 
субъектов Федерации будут действовать на основе законов самих субъектов Федерации, да мировые судьи будут действовать на основе законодательного “симбиоза” федерального 
законодательства и законов субъектов Федерации) и в основном императивно, замену “может”, “желателен”, “необходим” 
на сегодняшнее “должен” иначе как путем существенной корректировки нынешнего императивного федерального законодательства (в рассматриваемой сфере) произвести нельзя. Для 
этого требуются серьезные многокомпонентные (с привлечением иных наук, иных научных методик и инструментариев) исследования; как минимум, для начала нужно определиться, что мы имеем. Решению именно этой задачи посвящен данный очерк.
Предварительно остановимся на одном щекотливом моменте. 
Речь идет, с одной стороны, о правах человека, в том числе 
конституционном праве россиянина стать судьей при условии, 
разумеется, что он отвечает предъявляемым к этой должности 
формальным требованиям. С другой стороны, речь идет о праве 
общества, государства быть огражденным от осуществления правосудия со стороны человека, которому нельзя этого доверять 
на основании, прямо не обозначенном в законодательстве. Государство должно воспрепятствовать проникновению таких людей в сферу правосудия. Наше российское общество здесь пока 
не создало гарантированного “фильтра”.

О том, что проблема отнюдь не надуманна, свидетельствуют следующие факты. В 1996 г., как отмечается в периодической печати, в ходе проведения известной операции “Чистые 
руки” 21 347 сотрудников милиции были уволены из органов 
внутренних дел за связь с криминальными группировками и 
предательство интересов службы. Сотрудники милиции обеспечивали “крышу” сомнительным коммерческим структурам, бандитским шайкам, передавали, а точнее продавали, им информацию, охраняли преступных авторитетов, причем не только в 
свободное от службы время...1*. Согласно информации директора Федеральной налоговой полиции С. Алмазова, в 1996 г. выявлено и пресечено 142 случая целенаправленного внедрения 
представителей преступного мира в налоговую полицию и Госналогинспекции2*. По словам председателя Комиссии по помилованию при Президенте РФ В. Приставкина: “Есть даже попытки внедрить в нее (в эту комиссию — М.К.) своих людей. Я 
пока многое не могу по этому поводу рассказать, но, к примеру, мое место стоит 1 млн долларов. Для них (криминальных 
структур — М.К.) очень важно иметь здесь своего человека, 
заблаговременно знать, что происходит, кого помиловали, кому 
сократили срок, и делать на этом большие деньги”3*. И этим список, к сожалению, не исчерпывается.
Никаких оснований надеяться хотя бы на противоположную 
тенденцию в судейском корпусе или утверждать, что криминальные структуры не имеют “кадрового интереса” в судебной системе, не предпринимают попыток целенаправленного внедрения 
своих людей в судебные органы, к сожалению, нет. Тем более, 
на “весах Фемиды” подчас оказываются дела об огромных ценностях, астрономических суммах и стоят вопросы свободы и жизни преступных авторитетов, что для структур организованной преступности в их внутренних разборках исключительно важно.
Конечно, нужно грамотно, эффективно, в полном соответствии с действующими правовыми предписаниями противостоять 
попыткам проникновения, внедрения в судейский корпус, вербовки уже работающих судей, не нарушая при этом конституционного права гражданина РФ стать судьей.
Итак, каковы же на сегодняшний день правовые предписания в этой сфере, что за судейский корпус у нынешнего 
Российского государства? Каким формальным (и формализованным) требованиям и цензовым ограничениям должно отвечать должностное лицо, правомочное осуществлять правосудие в России?
В настоящее время (точнее, к началу 1997 г.) в России, как 
известно, действуют три ветви судебной власти: конституционно-судебная, арбитражно-судебная и судов общей юрисдикции; 
всего создано 93 федеральных арбитражных суда, 2555 федеральных судов общей юрисдикции (и 152 военных суда), около десятка конституционно-судебных органов в республиках. С введением с 1 января 1997 г. в действие федерального конституционного Закона “О судебной системе Российской Федерации” 
(далее — Закон “О судебной системе”) предполагается, что: а) 
в субъектах Федерации будут созданы конституционные (уставные) суды, которые следует отнести к конституционно-судебной ветви судебной власти; б) в субъектах Федерации будут 
сформированы мировые суды, относящиеся к ветви судов общей юрисдикции. И хотя обе группы новых судов будут являться судами субъектов Федерации (т. е. нефедеральными судами), 
законом о судебной системе финансирование деятельности мировых судей возложено на федеральный бюджет.
Одновременно Законом “О судебной системе” предусмотрено, что финансирование федерального Конституционного 
суда, судов общей юрисдикции, арбитражных судов и мировых 
судей осуществляется на основе утвержденных федеральным 
законом нормативов, о чем указывается отдельными строками 
в Федеральном бюджете. В целом нормативы загрузки судей судов общей юрисдикции и арбитражных судов научно (на основе работ, выполненных по договору с НИИ Минтруда РФ) 
определены, хотя федеральным законом они еще не утверждены. Сегодня фактическая нагрузка судей вдвое превышает названные научно обоснованные нормативы.
Из сказанного следуют два важных в плане рассматриваемой проблемы вывода: 1) сегодня в России работает примерно 
16 с половиной тысяч судей (в судах общей юрисдикции на 1 
января 1997 г. — 14 461, вакансии составляют 8 %, в военных 
судах проходят службу 615 военных судей при штате в 745 чел., 
в арбитражных судах — 1920, что составляет 60,1 % от штатной 
численности4), кроме того, 19 судей Конституционного суда РФ 
и несколько десятков судей конституционно-судебных органов

республик в составе России) и 2) приведение числа судей в соответствие с утвержденными нормативами их нагрузки означает необходимость выделения и укомплектования еще примерно 
16—17 тыс. ставок. Очень осторожные подсчеты показывают, что 
в России необходимо иметь 12—13 тыс. мировых судей. (М ировая юстиция широко распространена за рубежом. Например, в 
Англии 95 % всех уголовных разбирательств приходится на мировых судей, большинство из которых являются, в нашем понимании, общественниками, не получающими зарплату. Но на- 
шим-то мировым судьям придется платить зарплату, причем из 
Федерального бюджета.) И хотя оба вывода необходимо взаимно 
скоррелировать, немалая часть полномочий райгорсудов общей 
юрисдикции “перетечет” к мировым судьям, чем будет существенно “ослаблена” реальная нагрузка судей нынешнего низового звена системы судов общей юрисдикции — следует, правда, грубо, вчерне назвать ожидаемую потребность в 30 тыс. судей, т. е. можно прогнозировать рост их числа чуть ли не на 
200 %, и в довольно близком будущем.
Таким образом, приходится констатировать: какими должны быть в качественном плане российские судьи — проблема 
отнюдь не надуманная. Значение судебной власти в любом государстве велико, а в сегодняшней России — тем более, и определять ситуацию будет именно кадровый потенциал судейского корпуса. Наличие уже сегодня, как показано выше, весьма 
большого числа судейских вакансий свидетельствует лишь о том, 
что решение проблемы кадрового обеспечения, вдвое превышающего по численности нынешний судейский корпус, будет, 
мягко говоря, затруднительным. Добавим, что правосудие в России, наряду (и наравне) с профессиональными судьями, осуществляют заседатели — народные, присяжные и арбитражные. 
Здесь счет идет также на тысячи. Кроме того, в стране действуют не только государственные, но и третейские суды, как разовые, так и институциональные, разрешающие как экономические споры между хозяйствующими субъектами, так и гражданские споры, участниками которых являются исключительно 
граждане. Наконец, есть у нас и квазисудебные органы наподобие Судебной палаты по информационным спорам при Президенте РФ. Государству, обществу отнюдь не безразлично, кто в 
России будет вершить правосудие.

И тем не менее проблему решать нужно, но ни в коем случае не посредством снижения требований к кандидатурам судей, к другим фигурантам, осуществляющим правосудие. Между тем общее правовое поле разного рода формализованных требований и цензовых ограничений при занятии должности судьи, прежде всего государственного суда, содержит весьма значительные лакуны.
В ст. 119 Конституции РФ указано, что судьями могут быть:
а) граждане Российской Федерации, б) достигшие 25 лет, в) 
имеющие высшее юридическое образование и г) стаж работы 
по юридической профессии не менее пяти лет. Здесь же отмечается, что федеральным законом могут быть установлены дополнительные требования к судьям судов Российской Федерации. В 
федеральном Законе “О статусе судей в Российской Федерации” 
(в действующей редакции ст. 4) к перечисленным четырем требованиям добавлены следующие: д) не совершивший порочащих его поступков (что с определенной натяжкой можно охарактеризовать как ограничение), е) сдавший квалификационный экзамен и ж) получивший рекомендацию квалификационной коллегии судей. Здесь же для отдельных категорий судей 
установлены повышенные требования (и ограничения): установлено, что при этом судьей вышестоящего суда может быть гражданин Российской Федерации, достигший 30 лет, а судьей Верховного суда РФ и Высшего Арбитражного суда РФ — достигший 35 лет и имеющий стаж работы по юридической профессии не менее десяти лет. Кроме того, как и в Конституции РФ, 
здесь добавлено: федеральным законом могут быть установлены 
дополнительные требования к кандидатам в судьи судов Российской Федерации.
В федеральном Законе “О статусе судей” закреплены ограничения, которые равно относятся как к кандидатам на должности судей в качестве обязательных формализованных ограничений, так и к судьям, уже наделенным в установленном порядке судейскими полномочиями, в качестве препятствий, не 
дающих возможности их преодолеть. Речь идет о том, что в силу 
закона судья не вправе: а) быть депутатом, б) принадлежать к 
политическим партиям и движениям, в) осуществлять предпринимательскую деятельность, г) совмещать работу в должности судьи с другой оплачиваемой работой, кроме научной, преподавательской, литературной и иной творческой деятельности 
(судья, пребывающий в отставке, вправе также работать в сфере правосудия, но здесь он либо как бы возвращается (на год) 
в состав судейского корпуса, либо занимает должность специалиста (иную должность), обеспечивающую осуществление правосудия, т. е. это — не совместительство).
Федеральных законов “О Верховном суде Российской Федерации”, “О судах общей юрисдикции” и “О военных судах” пока 
нет. В действующем и сегодня Законе РСФСР “О судоустройстве” 
(с последними изменениями от 03.07.92 г.) сказано лаконично: 
“Судьей и народным заседателем может быть избран каждый 
гражданин РСФСР, достигший ко дню выборов 25 лет. Граждане 
других союзных республик могут быть на территории РСФСР 
избраны судьями и народными заседателями наравне с гражданами РСФСР”. Значительно более полная “гамма” требований 
содержится в Постановлении Верховного Совета РФ от 17.02.93 г. 
“О некоторых вопросах реализации положений Закона “О статусе судей в РФ” в отношении судей военных судов, об их материальном обеспечении и мерах их социальной защиты”, где говорится (в п. 1), что судьей военного суда может быть избран:
а) гражданин РФ, б) достигший 25-летнего возраста, в) состоящий на военной службе, г) имеющий высшее юридическое 
образование и д) воинское звание офицерского состава, е) сдавший квалификационный экзамен, ж) не допустивший порочащих 
его поступков. В федеральных конституционных Законах “Об арбитражных судах в РФ” и “О судебной системе РФ” каких-либо 
формализованных требований и цензовых ограничений к кандидатам на должности судей федеральных судов не содержится. Требованиями к кандидату на должность судьи конституционного суда РФ, в соответствии с федеральным конституционным Законом “О Конституционном суде Российской Федерации” (в действующей редакции) являются: а) наличие гражданства РФ,
б) достижение возраста ко дню назначения не менее 40 лет,
в) безупречная репутация, г) высшее юридическое образование,
д) стаж работы по юридической профессии не менее 15 лет,
е) признанная высокая квалификация в области права.
Требования и ограничения к кандидатам в судьи конституционных (уставных) судов субъектов Федерации будут устанавливаться исключительно законодательством самих субъектов