Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Инструменты преодоления глобальных вызовов и угроз для аграрной сферы экономики

Бесплатно
Основная коллекция
Артикул: 325000.01.99
В монографии обосновываются основные направления модификации экономиче-ской роли государства в сельском развитии, инструменты преодоления глобальных вызо-вов и угроз для аграрной сферы отечественной экономики, позволяющие обеспечить про-довольственную безопасность страны, повысить конкурентоспособность России на миро-вом продовольственном рынке через разработку комплекса инструментов аграрной поли-тики, отвечающих требованиям ВТО, позволяющих добиться повышения уровня жизни россиян, сбережения сельского населения, его доходов, а также диверсификации сельской экономики и улучшения деятельности сельских институтов, объектов инфраструктуры. Монография предназначена для преподавателей, аспирантов, студентов аграрных вузов, ученых, сотрудников научно-исследовательских институтов, руководителей и спе-циалистов предприятий АПК.
Инструменты преодоления глобальных вызовов и угроз для аграрной сферы экономики/Полушкина Т.М., Коваленко Е.Г., Якимова О.Ю., Акимова Ю.А., Кочеткова С.А., Автайкина Е.В., Зайцева О.О., Полушкин Н.А. - Москва : НИЦ ИНФРА-М, 2015. - 136 с.ISBN. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/544308 (дата обращения: 28.05.2024)
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
Министерство образования и науки Российской Федерации 
Федеральное государственное бюджетное образовательное  
учреждение высшего профессионального образования 
«Мордовский государственный университет  
им. Н. П. Огарёва» 
 
 
 
 
 
 
 
Инструменты преодоления глобальных  
вызовов и угроз для аграрной сферы  
экономики 
 
 
 
 
Монография 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Саранск 
Издательство Мордовского университета 
2015

1 
 

 
УДК 351.863:338.471(470+571) 
ББК У9(2)32 
        И726 
 
А в т о р ы : 
Т. М. Полушкина, Е. Г. Коваленко, О. Ю. Якимова, Ю. А. Акимова, 
С. А. Кочеткова, Е. В. Автайкина, О. О. Зайцева, Н. А. Полушкин 
 
Р е ц е н з е н т ы : 
общеэкономический факультет Российского экономического университета  
им. Г. В. Плеханова (декан – доктор экономических наук профессор Г. М. Зинчук) 
заместитель Министра сельского хозяйства и продовольствия Республики Мордовия, 
 кандидат экономических наук Т. М. Маланкина 
 
Под общей редакцией профессора Т. М. Полушкиной 
 
Публикуется при финансовой поддержке гранта РГНФ Проект № 14-12-13025 «Инструменты преодоления угроз развитию сельского хозяйства региона в условиях членства России в ВТО». 
 

И726
Инструменты преодоления глобальных вызовов и угроз для аграрной 
сферы экономики России: монография / Т. М. Полушкина,  Е. Г. Коваленко, О. Ю. Якимова [и др.] ; под общ. ред. Т. М. Полушкиной. – Саранск : Изд-во Мордов. ун-та, 2015. – 136 с. 
 
ISBN 978-5-7103-3108-8

 
В монографии  обосновываются основные  направления модификации экономической роли государства в сельском развитии, инструменты преодоления глобальных вызовов и угроз для аграрной сферы отечественной экономики, позволяющие обеспечить продовольственную безопасность страны, повысить конкурентоспособность России на мировом продовольственном рынке  через разработку комплекса инструментов аграрной политики, отвечающих требованиям ВТО, позволяющих добиться повышения уровня жизни 
россиян, сбережения сельского населения, его доходов, а также диверсификации сельской 
экономики и улучшения деятельности сельских институтов, объектов инфраструктуры.  
Монография предназначена для преподавателей, аспирантов, студентов аграрных 
вузов, ученых, сотрудников научно-исследовательских институтов, руководителей и специалистов предприятий АПК. 
 
УДК 351.863:338.471(470+571) 
ББК У9(2)32 
 

ISBN 978-5-7103-3108-8
© ФГБОУ ВПО «МГУ им. Н. П. Огарёва»,
     2015 
© Оформление. Издательство      
    Мордовского университета, 

2015

2 
 

ВВЕДЕНИЕ 

 

В условиях новых глобальных вызовов и угроз политическая, экономическая и социальная значимость аграрных проблем в РФ получила  иное, чрезвычайно острое звучание, связанное с обеспечением продовольственной безопасности и продовольственной независимости страны, с импортозамещением продуктов питания, что требует разумного макроэкономического и финансового 
руководства со стороны государства, включая адаптацию современных мер государственного регулирования сельского развития к новым экономическим условиям. Государственная поддержка должна быть поставлена в центре всей 
системы мер по обеспечению уровня потребления населением страны высококачественных, биологически полноценных, безопасных в эколого-генетическом 
плане продовольственных товаров в соответствии с физиологическими потребностями человека определенного возраста и пола. Недополучение питания по 
рациональным нормам сводит к нулю  все другие категории, определяющие 
уровень развития общества и качество жизни людей. 
При современном уровне развития аграрного производства в условиях 
вступления России в ВТО, «продовольственных санкций» обеспечение достойного качества жизни российских граждан путем гарантирования высоких 
стандартов жизнеобеспечения на основе рационального питания – задача неосуществимая.  Сегодня удельный вес расходов на питание в домашних хозяйствах россиян достигает 50 – 60 % . Питание по рациональным нормам по 
различным оценкам доступно лишь 10 – 20 % населения страны.  
В условиях нарастающей глобализации социально-экономических процессов при одновременном усилении гиперконкуренции возникает настоятельная необходимость в модификации экономической роли государства в сельском 
развитии. В этой связи перед экономической наукой сегодня вновь  стоит задача осмысления и обоснования теоретических положений и методологических 
подходов к разработке целостной концепции формирования системы государственного регулирования аграрной сферы экономики в новых экономических 
условиях, к поиску оптимальных форм и методов воздействия государства на 
аграрный рынок, построению системы взаимодействия между властью, бизнесом и крестьянством на основе максимального согласования механизмов государственного регулирования развития аграрной сферы с мотивационной структурой сельских жителей с точки зрения адаптации сельхозтоваропроизводителей к современным методам и инструментам воздействия.   

Научное исследование проблем государственного воздействия на экономику, в том числе на развитие аграрной сферы, имеет глубокие исторические корни. На всех этапах эволюции экономической науки от классиков до 
современных ученых вопросы взаимодействия государства и экономики 
волновали умы исследователей. Значительный вклад в развитие концепции 
государственного регулирования экономики внесли такие зарубежные 
ученые – классики экономической науки, как А. Смит, Д. Рикардо, 

3 
 

Д. Кейнс, И. Бентам, Д. Бьюкенен, Т. Веблен, Дж. Милль, А. Маршал, 
К. Маркс, Л. Мизес, А. Мюллер-Армак, Ф. Кене, Р. Коуз, Д. Норт, В. Ойкен, В. Репке, П. Самуэльсон, М. Фридмен, Э. Хансен, Ф. Хайек, Дж. Стиглиц,  Й. Шумпетер, Я. Тинберген, Э. Чемберлин, Р. Харрод,  Л. Эдхард и др. 
Предшествующие этапы развития отечественной экономической и агроэкономической науки также оказали плодотворное влияние на создание теоретической и методической базы эффективного государственного регулирования. В этой связи весьма большой научный интерес представляют труды известных отечественных ученых, среди которых: М. И. Туган-Барановский,     
Н. Г. Высочанский, В. Я. Канторович, Г. И. Крумин, В. Н. Манцев, И. В. Рабчинский и др. В области государственного регулирования аграрной сферы  
экономики особо следует отметить труды таких выдающихся ученых начала 
XX в., как А. В. Чаянов, Н. Д. Кондратьев, В. Д. Бруцкус, Н. П. Макаров,  
Н. И. Бухарин, А. А. Рыбников, В. А. Базаров, М. И. Кубанин и др. 
Современная экономическая политика немыслима без обеспечения национальной безопасности, важнейшей составляющей которой является продовольственная безопасность. Среди отечественных ученых, занимающихся различными аспектами национальной экономической безопасности, наибольшую 
известность получили Л. И. Абалкин, А. И. Архипов, С. Ю. Глазьев, 
А. М. Жандармов, В. П. Зимонин, А. Н. Илларионов, В. О. Исправников,  
В. Н.  Куликов, Д. С. Львов, В. А. Маевский, В. В. Медведев, Е. А. Олейников,  
А. А. Петров, А. А. Пороховский, В. К. Сенчагов, А. И. Татаркин и др. 
Различные теоретические, методологические и практические вопросы 
государственного регулирования экономики, в том числе аграрной сферы, 
нашли  отражение в научных трудах  таких известных ученых-экономистов, 
как А. И. Алтухов, А. А. Анфиногентова, А. А. Барсов, Л. Е. Басовский,           
О. С. Белокрылова, Л. А. Бронштейн, И. Н. Буздалов, В. Г. Венжер,  
А. Г. Гранберг, В. В. Есипов, Л. Н. Кассиров, С. В. Киселев, Э. Н. Крылатых, 
В. В. Кузнецов, Э. Н. Кузьбожев, М. Я. Лемешев, В. В. Леонтьев, П. М. Лукичев, А. А. Никонов, О. Г. Овчинников, С. П. Опенышев, А. В. Папцов,  
Н. Я. Петраков, В. А. Тихонов, В. Я. Узун, И. Г. Ушачев, Н. П. Федоренко,    
Д. Б. Эпштейн и др. 
Вместе с тем данная тема настолько многопланова, макроэкономические условия функционирования аграрного сектора столь изменчивы, что отдельные аспекты государственного регулирования аграрной сферы экономики с точки зрения обеспечения продовольственной безопасности и продовольственной независимости России на основе расширенного воспроизводства в АПК применительно к его современному состоянию до сих пор остаются 
недостаточно разработанными.  
Целью настоящего исследования является разработка целостной концепции формирования системы государственного регулирования аграрной 
сферы национальной экономики в рамках новых глобальных вызовов и угроз, 
а также методических и практических рекомендаций, направленных на обеспечение продовольственной безопасности и продовольственной независимости страны на основе расширенного воспроизводства в отечественном АПК.  

4 
 

1. ГОСУДАРСТВЕННОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ АГРАРНОЙ  
СФЕРЫ ЭКОНОМИКИ В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛЬНЫХ  
ВЫЗОВОВ И УГРОЗ 
 
1.1. Концептуальные подходы к экономической роли государства 
 
В истории индустриального общества можно выделить четыре этапа, 
различающихся вектором либеральных и протекционистских тенденций государственного присутствия в экономике: институт политической власти, 
«ночной сторож», институт макроэкономического регулирования и социальное государство. Настоящий этап государственного экономического поведения в постиндустриальном обществе принято называть эффективным государством.  
Как особая общественная подсистема государство возникло для выполнения определенных функций и прежде всего, чтобы выражать и реализовывать всеобщую волю всего населения и его интересы, а также координировать, согласовывать в рамках единого целого (через законодательные, исполнительные и судебные структуры) взаимодействия всех граждан и их социальных групп. «Особенность государства, в отличие от других социальных 
организаций, состоит в том, что оно воплощает всеобщую волю всех своих 
граждан и с этой точки зрения призвано выражать, защищать и реализовывать интересы всего общества. <…> [Государство] представляет собой целостную органическую систему, для которой характерны собственные характеристики, особенности и закономерности функционирования» [60, с. 83]. В то 
же время оно является подсистемой по отношению к обществу в целом. 
Экономика, оставаясь на протяжении всей истории человечества материальной основой жизнедеятельности общества, тем не менее, не всегда, как 
считают многие исследователи, стояла на вершине иерархии его подсистем. 
Например, во времена античности и феодализма все стороны жизнедеятельности людей были пронизаны государственным или политическим началом, 
более того, социальная, экономическая, политическая сферы были практически слиты в единое целое. Роль государства в экономике ограничивалась статусом института политической власти как выразителя интересов господствующего в экономическом отношении класса. К середине XVII в. «вершителями судеб» в экономике становятся рынок и свобода выбора. Последняя 
нуждалась в законодательной защите прав частной собственности и самостоятельности принятия решений.  
С середины XVII в. до середины XIX в. экономическая роль государства сводилась в основном к охране первичных прав: обеспечению безопасности граждан, сохранности их имущества, созданию необходимой правовой 
базы для взаимоотношений хозяйствующих субъектов, контролю за выполнением контрактов. Рыночно-капиталистическое хозяйство уже могло воспроизводиться не только и не столько посредством силы и открытого вмешательства государства, сколько за счет господствующей системы экономиче
5 
 

ских отношений. Отсюда тезисы «государство – ночной сторож частной собственности» или «laissez–faire (свобода действий) плюс констебль».     
Идеи экономического либерализма в рыночной экономике впервые 
наиболее полно обосновал А. Смит в «Исследовании о природе и причинах 
богатства народов» [50].  Согласно его учению идея «естественного порядка» 
вытекает из самой природы человека, рынок ведом к экономической эффективности как бы невидимой рукой, направляемой эгоистическими действиями людей на общественно полезный путь. Последователей А. Смита относят 
к так называемой классической школе, связанной с именами Д. Рикардо, 
Ж. Б. Сэя, Д. Милля, А. Маршалла [3]. Причем классические воззрения на 
роль государства в экономике не являются достоянием истории. Идеи современных неоклассиков (монетаризм, теория рациональных ожиданий) также 
исходят из классических представлений. 
Происходит смена центра притяжения – своеобразного «аттрактора» 
эволюции общества – смена лидера в иерархии общественных подсистем. На 
ее вершине оказывается экономика.  
Постепенное расширение экономических функций государства (периоды Первой мировой войны, Великой депрессии, Второй мировой войны) в 
дальнейшем подготовило необходимую материальную почву для следующего этапа в развитии роли государства в экономике – социального государства 
(вторая половина XX в.). Была сформулирована новая концепция − ответственности правительства за благосостояние нации, значительная и постоянно 
растущая часть ответственности за обеспечение достойного уровня жизни 
людей перешла к государству. Кроме того, оно было призвано стать своеобразным бастионом на пути различного рода социалистических идей. 
В этот период государство принимает активное участие в развитии 
ключевых отраслей промышленности, создании экономической и социальной 
инфраструктуры. Наряду с бюджетно-налоговой, для регулирования макроэкономических пропорций широко используется денежно-кредитная политика, направленная на стимулирование капиталовложений, решение социальных проблем [22]. 
К этому этапу можно отнести настоящий переворот в классических 
воззрениях на рыночную экономику, обусловленный опубликованной в 
1936 г. «Общей теорией занятости, процента и денег» Дж. Кейнса [17], с 
именем которого связано рождение нового направления экономической мысли – кейнсианства. Дж. Кейнс, а вслед за ним и другие представители этой 
школы отказались от рассмотрения рынка как идеального саморегулирующегося механизма, ибо он не может обеспечить «эффективный спрос». В соответствии с этим была доказана необходимость государственной политики как 
средства, способного выводить экономику из кризисного состояния. Отсюда 
следуют выводы: государству надлежит выполнять функцию «встроенного 
стабилизатора», ликвидируя (или сглаживая) неустойчивость, как экономическую, так и социальную. 

Отметим еще один факт: большое влияние на западную экономическую 

6 
 

мысль этого времени в вопросах о месте и роли государства в экономике, 
особенно на неокейнсианство и институционализм, оказал марксизм [52].   
Считая государственную власть экономической силой, марксизм раскрыл способность государства воздействовать на экономику, помогая или 
препятствуя ее развитию.  На основе этих идей формировались влиятельные 
политические партии и общественные движения, выстраивалась государственная идеология многих стран мира, в том числе СССР. В Китае упрощенная версия марксизма выполняет эту функцию и сегодня. 
Несмотря на то что термин «социальное государство», обычно определяемый как социальное правовое государство, в котором гарантирована возможность осуществления личной свободы с помощью государственноправового регулирования, перераспределения и контроля над общественным 
богатством и социальным влиянием имущих, появился в программных документах многих политических партий, а также конституциях трех государств 
Западной Европы (ФРГ – 1949 г., Франции – 1958 г., Испании – 1978 г.) только в к середине XX в., первые рассуждения о государстве всеобщего благоденствия (Welfare State) относятся к началу XIX в. Уже к этому времени возрастание роли собственно социальных функций государства стало настолько 
очевидным, что теории его социальной сущности (утописты) и социальных 
регуляторов развития государственности  (К. Маркс) оказались эвристически 
недостаточными, появилась необходимость в фиксации возникшего нового 
качества государства и в его социальной атрибутике. Такой фиксацией стало 
понятие «социальное государство», введенное в науку в 1850 г. Лоренцом 
фон Штайном [58].  
К создателям же собственно концепции социального государства, а 
также модели социального рыночного хозяйства с полным основанием можно отнести шведского экономиста и государственного деятеля Г. Мюрдаля, 
немецких экономистов В. Ойкена, А. Мюллера-Армака, Л. Эдхарда, считавших, что социальный порядок должен быть первичным по отношению к экономическому, что в свою очередь может быть достигнуто определенными 
методами влияния государства на экономику;  например целенаправленным 
проведением политики, ориентированной на рост экономики и не ограничивающей экономическую свободу, обеспечением полной занятости, установлением порядка конкуренции, свободы внешней торговли, обеспечением стабильности государственного бюджета и пр. [52]. В центре внимания сторонников теории социального государства всегда находится человек, обладающий неотъемлемыми фундаментальными правами, прежде всего правом на 
человеческое достоинство и свободное развитие личности в условиях рыночной системы.  
Согласно идеологии государства всеобщего благосостояния в индустриально развитых странах уже достигнуто всеобщее благоденствие, социальная политика позволила стабилизировать общество, остальные страны рано или поздно также должны встать на этот путь. Однако данный этап закончился уже в середине 1970-х гг., когда разразился очередной мировой эконо
7 
 

мический кризис (1974 − 1975 гг.), который показал ошибочность ряда положений теории и привел к ее пересмотру. В 1980-х гг. усилилось недовольство 
государством всеобщего благоденствия, многие утверждали, что оно приводит к социальному иждивенчеству, к падению эффективности экономики 
(«дырявое ведро» А. Оукена), к риску утраты политических свобод, что стимулировало очередное неоконсервативное наступление. 
Действительно, государство взяло на себя функции регулирования 
важнейших экономических и социальных процессов, это неизбежно развивало тенденцию к централизации власти, которая в свою очередь входила в 
противоречие с принципом рассредоточения и способствовала постепенному 
стиранию граней между государством и гражданским обществом и разрушению последнего. 
В итоге во второй половине 1970-х и в 1980-е гг. во многих развитых 
странах Запада формируются противоположные тенденции. В условиях 
чрезмерного расширения роли государства в экономической и социальной 
сферах выявилась его «перегрузка», что, по мнению многих исследователей, 
отрицательно влияло на эффективность функционирования всего механизма 
государственного регулирования. Кроме того, непомерно возросшие социальные программы со временем превратились в фактор, по сути подрывающий личную инициативу и предприимчивость людей. Государство в его экономических функциях снова встало перед выбором: равенство или эффективность. Выбор был сделан в пользу последней, начался переход от политики социального государства к политике эффективного государства. 
Ради возрождения истинных ценностей (индивидуальной свободы, ограниченного правительства, свободного рынка), считают приверженцы эффективного государства, необходимо вернуться к здоровому гражданскому 
обществу, описанному Т. Пейном и А. Де Токвилем, возродив при этом все 
его функции, узурпированные государством. Собственно об этом же еще в 
1950-е гг. писал Р. Нисбет, обеспокоенный растущим противоречием между 
усиливающейся центральной властью государства и ослабленными им институтами гражданского общества [52]. 
Сторонники общества всеобщего благосостояния все чаще исходят из 
принципа «помоги себе сам» сострадательного консерватизма М. Оласки. 
Особое внимание акцентрируется не только на личной свободе, но и на личной ответственности гражданина за свою собственную жизнь. Доказывается, 
что больший эффект достигается, когда деньги тратят сами граждане, а не 
государство. Оно должно выступать не как источник экономического роста, а 
как партнер, катализатор и помощник – в этом заключается главный смысл 
«эффективного государства».  
Обобщая сказанное, отметим следующее: на всех этапах эволюции четко прослеживается причинно-следственная связь – изменения в материальном производстве (увеличение его объемов и усложнение экономических 
связей), усиление человеческого фактора в его развитии приводят к росту государственного вмешательства  в экономику. Единственный этап, который 

8 
 

несколько выпадает из общего контекста – это политика общества всеобщего 
благосостояния. Причем уменьшение государственного влияния на экономическое развитие, стремление переложить часть функций, которые недавно 
выполняло государство, на других экономических субъектов трудно объяснить с позиции тех изменений, которые произошли в последнее время в системе материального производства. Напротив, они свидетельствуют о необходимости усиления государственного регулирования экономики. Однако выводы делаются совершенно противоположные, что заставляет говорить о наличии в современном мире иных, нежели изменения в материальном производстве, причинах эволюции экономических функций государства. Эти изменения, как видится, во многом связаны с разрушением институтов гражданского общества. Причина данного процесса связана с глобализацией мировой экономической системы. 
Формирование систем воздействия государства на экономику сегодня, 
в условиях усиления процессов глобализации – это интеллектуальный вызов 
для ученых всего мира. Острота и специфика содержания и смысла этого вызова обусловлены тем, что  последствия глобализации для развития экономических систем различных государств весьма противоречивы. Они создают 
как новые, невиданные ранее возможности для развития и процветания различных стран, так и новые, крайне опасные вызовы и угрозы.   
Думается, что рыночная экономика с ее механизмами конкуренции, 
стремлением приобрести максимально возможную прибыль, соперничеством 
отдельных корпораций и стран, наличием взаимоисключающих интересов          
и т. п. превращает такие пожелания по развитию экономики в эпоху глобализации, как скоординированность, в утопические проекты и изыскания. Помимо 
всего прочего, ситуация усугубляется новыми подходами США к своей безопасности, к международным отношениям и международному праву в целом. 
Международные институты и организации оказываются неспособными 
предотвращать войны и кризисы. Кризисы становятся все более сложными, 
что обусловлено усложнением технологических, финансовых и политических 
взаимосвязей в социально-экономических системах. Более того, кризисы 
превращаются в самоподдерживающийся процесс, напоминая порочный круг 
из-за неопределенности причин и причинно-следственных связей и неэффективного регулирования механизмов выхода из них [27]. 
Сегодня можно с полной уверенностью говорить о нарастающей динамике и все большей непредсказуемости глобальной мировой экономики, что 
заставляет многие государства менять свои экономические политики. Финансовый кризис 2008 – 2010 гг. побудил правительства многих развитых стран 
мира более активно вторгаться в экономическую сферу с целью оздоровления финансовой системы, повышения эффективности основных отраслей 
промышленности и сельского хозяйства и проведения активной политики по 
сохранению рабочих мест.  
На идеологическом и концептуальном уровнях эта политика выражается в ренессансе кейнсианства. Генератором экономического развития и гума
9 
 

низма становится модель государственного капитализма. Большинство принимаемых решений так или иначе укладывается в следующие понятия: дирижизм (принятие индивидуальных решений институтами власти, определение ими (а не рынком) правых и виноватых, а также готовность государства 
указывать экономическим агентам, что они должны производить), социализм 
(обобществление, или национализация, рисков) и популизм (призывы помочь 
товаропроизводителям). Данный поворот, несомненно, является попыткой 
получить время для переосмысления ценностей (хочется провести аналогию 
с переходом от военного коммунизма к НЭПу). Пока еще рано судить, надолго ли он, но, скорее всего, не навсегда. Как известно, всякое избыточное государственное вмешательство противоречит гибкому и динамичному характеру современных производительных сил, «вызовам» постиндустриальной 
эпохи. 
Реалии требуют очередной смены парадигмы отношения государства к 
экономике. Это возможно через создание системы ответственности государств перед своими гражданами, разработку эффективной системы национальной экономической безопасности в условиях глобализации, осуществление государственных мер, направленных на обеспечение определенного 
уровня социальных гарантий и введение специальных режимов функционирования для некоторых особо незащищенных отраслей, к которым, в частности, относится сельское хозяйство.  

Для России, сохраняющей по объективным причинам преемственность 

своих не только региональных, но и глобальных интересов, все эти аспекты 
являются  чрезвычайно актуальными. 

Как представляется, в ближайшей перспективе именно проблемы на
циональной экономической безопасности, прежде всего продовольственной, 
будут занимать доминирующее место в экономической политике большинства стран мира, направленной на преодоление макроэкономических, природных, агроэкологических, технологических, политических, социальных и торгово-экономических рисков [55].  

Проблема продовольственной безопасности РФ в последнее время по
лучила  чрезвычайно острое звучание, связанное с обеспечением импортозамещения продуктов питания, что в свою очередь открывает перед российским сельским хозяйством новые окна возможностей. При этом следует заметить, что потенциал государственного регулирования развития аграрной 
сферы экономики весьма высок. 

Таким образом, вряд ли можно утверждать, что глобализация «размы
вает»  экономические функции государства. Думается, что экономическая 
нагрузка на государства в эпоху глобализации не уменьшается, а, напротив, 
возрастает, в том числе с точки зрения усиления общесоциального начала государства, обеспечения достойной, соответствующей общепринятым современным стандартам жизни населения, в частности через обеспечение продовольственной безопасности страны. 

Исходя из посыла, что государство – это специфическая общественная 

10