Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

К вопросу об аристократии, в особенности русской

Бесплатно
Основная коллекция
Артикул: 625070.01.99
Тематика:
ОКСО:
К вопросу об аристократии, в особенности русской [Электронный ресурс]. - Лейпциг: Э. Л. Каспрович, [1877]. - 106 с. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/353811 (дата обращения: 21.05.2024)
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.

                20 ₂₀₀ ог,ъ АРИСТ0КРАЦ1И,





ВЪ ОСОБЕННОСТИ





                Р У с с к о й.





             Щ|! A riri L»kj:itjuₛ IK-Sil ri с! и is iii        3. Aitllii^v.


          J '     ■;  K.*sy.:’3HU
          ■ ■ . .     « •' etc?
          • ' J          JIVHv'Oa



ЛЕЙПЦИГЪ:            LEIPZIG:
У. Л. Клcuриввчь,  e. L. KaspiiOwiczj

РОССИЙСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ БИБЛИОТЕКА



            1Ь69-ОТ




। „«Ша шиатЕГ! ©С'Р j ᵥ.,_ |     .   *₅..а.,5

   Бопросъ объ аристократии им$етъ у тсъ въ настоящую минуту некоторое значение. Между т£мъ какъ въ Еврогй аристократия бол$е и бо.йзе падаетъ, между т5мъ какъ и у насъ совершенно выводятся и старинные вельможи и старинное къ нимъ укажете, теперь вдругъ опять поднимаются толки, опять слышатся притязатя на каюя то права. Какъ будто бы, умирая, боярство хочетъ сделать последнее ушше, въ по* С-йдшй разъ доказать свою вечную несостоятельность.
   Причина такихъ толковъ заключается въ предполагаемой въ нынЬшнемъ государ^ наклонности къ аристократии. Покойный императоръ не слиш-комъ любилъ вельможъ; выводя людей новыхъ, единственно ему одолженньххъу_своимъ возвы-шешемъ, онъ стремился осуществить изречете 1*

императора Павла Петровича: “тотъ только у меня вельможа, на кого я гляжу и до т®хть порт., пока я на него гляжу”. Нын® же царствующему государю, не известно почему, приписываютъ аристократическая тенденции. Онъ вступилъ на престо лъ и весь придворный эпръ засуетился: оберъ-камергеры и камергеры, о б еръ-церемониймейстеры и церемониймейстеры, оберъ-егермейстеры, оберъ-шенки, действительные тайные советники и просто тайные советники, граФЫ, князья и бароны — все это разогнулось, приосанилось, заговорило громче; начали толковать о правахъ. Каждый исполняется гордостью, каждый думаетъ про себя: “и я буду бояринъ 1 и я буду сид®ть въ верховной дум®, управляя государств о мъ, котс-раго не знаю повелевая народомъ, съ которымъ нич®мъ не звязанъ, и р®шая д®ла, въ которыхъ ничего не понимаю".
     Конечно, это и жалко и смЬшно. Когда мел-К1й и суетный м!ръ темныхъ интригъ и низкаго рабол®пства хочетъ сделаться первымъ сословие мъ въ государств®, когда ничтожество становится на ходули и объявляете высокая притязания, мы, разумеется, можемъ только смеяться. Но, къ несчастию, Россш теперь не до см®ха; Poccin въ настоящее время нужно вызвать вс®

свои живыя силы; она больше всего им$етъ надобность въ людяхъ, а потону и не жожетъ смотрйтъ равнодушно на вс$ эти жалюя попытки. Ti, которые въ обыкновенное время возбудили бы только смЬхъ и презрите, теперь могутъ своею неспособностью ввергнуть отечество въ погибель. Отъ того то и вопросъ объ аристократии получаетъ нын4 н5которую важность, потому и надобно окончательно разъяснить его, какъ для самихъ аристократовъ и ихъ клевретовъ, кл1ен-товъ, поклонниковъ и лакеевъ, такъ и для правительству и народа. Нужно показать правительству, что оно стоитъ неизмеримо выше всякой аристократа и никогда въ ней не можетъ нуждаться; народу, что онъ въ прошедшемъ терп$лъ отъ бояръ всякаго рода б$дств1я, и въ будущемъ можетъ ожидать отъ нихъ только лихоимства и притеснения.
   Аристократии бывали и въ древности и въ новое время — но, кажется, надобно взять вопросъ нисколько выше и объяснить значение кастъ. Хотя каждый порядочный школъникъ знаетъ раз-лич!е между сословгемъ и кастой, но не надобно забывать, что немногие изъ современныхъ нашихъ вельможъ могутъ образованностью равняться еъ порядочнымъ школьникомъ. Чего добраго, некоторые подумаютъ, что касты основаны на раздЬ-

____

 лети труда и что это и есть естественная органи-защя общества. Возьмем ъ же для примера Инд1ю, и посмотримъ на чемъ тамъ основано устройство кастъ. Вотъ что мы читаемъ въ ин донских ъ священныхъ княгахъ: “Однако земля оставалась пуста; чтобы населить ее, Брама изъ устъ евоихъ произвелъ сына Брамана, которому вручилъ IV Беды какъ IV глагола четырехъ уетъ евоихъ. Назначенный для изучешя божественяыхъ книги, Браманъ предался уединешю, по страшась нападения дикихъ зверей, цаполнявшихъ л®са, онъ принеси жалобу отцу. Тогда создатель изъ правой руки своей произвелъ втораго сына Кшатрпо, а изъ л® вой Кшатршы, которая стала женою своего брата. Но Кшатрю занятый днемъ и ночью защитою Брамана, не зналъ какъ удовлетворить своимъ пуждамъ. Тогда обнцй отецъ произвелъ изъ праваго бедра третьяго своего сына Вайс5ю, а изъ л®ваго Вайаани, жену его. Но послед Hie, предаваясь безъ устали землед®л!ю, не могли одна-кожс поспевать на все. Тогда Брама, чтобы дополнить создал ie, произвелъ четвертаго сына Судру, который вышелъ изъ правой ноги его, и полу-чилъ въ жены Судрани, вышедшую изъ левой; имъ поручены вс® рабсил должности. Такого начало четырехъ кастъ, которыя наполнили землю,

размножаясь и повинуясь предписащямъ Ведъ, какъ божественному глаголу”.
   Такъ представляли себ® Индейцы устройство общественное; оно находилось въ т-Бсиой связи еъ ихъ рели ri ю, и изъ нея заимствовало свое начало. Весь м!ръ, а вм®ст® съ нимъ и челов®чество, представлялись, какъ рядъ ступеней, бол®е и болЬе приближавшихся къ божеству. Каждая ступень представляла н$что замкнутое, неподвижное, неизменное. Это было природное или божественное определение, которое не подлежало иарушешю. Какой же былъ исходъ потребности человека въ свобод® и деятельности, ведущей къ высшему общественному положению? Такой исходъ представляла в®ра въ переселение душъ: челов®къ могъ надеяться, что онъ своими заслугами npio6pi-тетъ право родиться въ каст® бол®е благородной, п такимъ образомъ возвыситься постепенно до самаго божества. Это было доползете необходимое, ибо безъ пего челов®къ въ отчаянш разор-палъ бы вс® ст®снявппя его преграды.
   Кто же въ этомъ можетъ быть общаго съ гражданскимъ устройствомъ нового времени? Зд®сь мы видимъ постановлеше религиозное , дополненное пантеистическимъ воззр®н!емъ и в®рою въ переселение душъ; зд®сь человЬкъ, сливаясь

_____8_

съ природою, уподоблялся дереву или животному, которые точно также могли всл®дств!е заслугъ переродиться въ челов®ка, ибо во всемъ, по поняв ю 11нд$йцевъ, существует ъ одна божественная душа или стих1я, облекающаяся въ различный тЬла. Но у народовъ, проникнутыхъ духомъ христианства, понят!е о кастахъ не имЁетъ никакого смысла. По хриспанскому учению человЬкъ какъ существо духовное етоитъ безконечно выше материальной природы, и не подлежитъ вс®мъ ея услов1ямъ. Какъ сыны Божти, вс® люди равны передъ Господомъ, и бедный скорее можетъ вондтв въ царствие небесное, нежели знатный и богатый, У насъ разд®лен(е на сослов)я, не можетъ уже пзйть заачешя релишознаго, или носить харак-теръ опред®лен1я естественнаго; у насъ оно коренится въ началахъ чисто челов®ческихъ, и тогда, только допускается, когда это признается поле-знымъ для ц®лаго общества, У насъ поэтому понятие о кастахъ неприложимо, но разумеется, если известное cocxOBie считая себя выше дру-гихъ по рожден1ю, т. е. по естественному опре-д®лен1ю самой природы, обособится и одеревенеть въ своей замкнутости, то оно по справедливости васлуживаетъ назваше касты. Но это будетъ каста основанная не на естественныхъ услов1яхъ

челойческой жизни, а единственно на нев$жеств6 и на чванства.
   Устранивъ понятье о кастах г, мы должны взглянуть на аристократ игравнпя роль въ истории, и показать ихъ значение. Были аристократ и въ древности. Бъ Грецш и Рим® мы видимъ знатные роды, управлявшие гбсударствомъ и упорно сопротивляющьеся вторжен!» новыхъ, не-знатныхъ родовъ. Но и эти сословья не имЬютъ ничего общаго съ соелов!ями новаго времени. Древшя аристократш основаны были на начал® племенномъ и родовомъ. Каждое мелкое племя замыкалось въ себ®, не допуская въ среду свою пришельцевъ, не соединенных!, съ нимъ естествен-нымъ родствомъ. Если же всл®детв!е нашествья или завоеванья на одной территории собиралось niсколько отдЬльныхъ племенъ, хотя бы даже бол®е или менЬе родственныхъ между собою, то одно изъ нихъ являлось господствующими, а друйе подчиненными, или же одно составляло центральное зв$но народонаселенья, а друйе образовали около него вн®шнье, пришлые наросты, кото-рымъ не дозволялось мешаться съ пер во начали ой, племенной основой государства. Въ этой xpin-кой, замкнутой в атональности заключалось могущество греко-римскаго м!ра, но она же носила въ

__ 10__

себй ймена разрушен is, ибо ташя чисто естественный услов1‘я жизни не со от вйтствуютъ высшему духовному значешю человека. Внйшше наросты, исключенные иэъ сферы гражданской, требовали мйста и се 65, и такъ какъ истина была на ихъ сторовй, такъ какъ самкнутый союзъ всегда безсиленъ противъ свободна™ естества человека. то они получили наконецъ желаемое урав-неше правъ. Пагрицш мало по малу слились съ Плебеями и образовали единый народъ римский; римский народъ въ свою очередь принялъ въ н5дра своп вейхъ жителей Пталш, а поел 5 д же уравнялись наконецъ со всЬми подданными римской империи: вей одинаково получили назваше и права римскихъ гражданъ. Тйсный городъ расширился въ империю, обнимавшую собою почти весь исв5стный тогда опръ, узкая народность разрешилась въ человечество, приготовилась почва для христш яств а и древшй зпръ палъ, уступая м5сто новымъ поняпямъ и новымъ началамъ.
   Откуда же произошла аристократия новаго времени, аристократы возникшая въ среднее в5ка, но которой остатки видны и до нын5. Она образовалась нзъ дружины варварскихъ народовъ. Въ то время высш им ъ общественнымъ дйятелемъ была церковь хриспанская. Но церковь дййство-