Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Князь Василий Иванович Шуйский

Бесплатно
Основная коллекция
Артикул: 625064.01.99
Князь Василий Иванович Шуйский [Электронный ресурс]. - Санкт-Петербург : Тип. М. Стасюлевича, 1906. - 26 с. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/353803 (дата обращения: 18.06.2024)
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
князь 

Василій Ивановичъ 

ШУЙСКІЙ. 

. ^. . ф - . 

С.-ПЕТЕРВУРГЪ. 
А
Тішографія М. СТА.СЮЛЕВИЧЛ, Вас. остр., 5 лин., 28. 
-'у. 
| | 
1906 
I 

Печатано по уашоряженію Сов та Общества ревнителей русскаго историческаго просв щенія въ память Императора Александра III. 

Предс датель Графъ С. Шереметевъ. 

К н я зь В і с и л ш 
И ВАН О ВИ Ч Ъ Ш УЙ С К І Й , 

„Царь Василій иозрастомъ ыалъ, 
образомъ же нел пымъ, очи иодсл пы 
им . Книжному п )чіітанію доволснь іг 
въ разсужевіи ума з ло смысленъ, но 
скупъ велми и не податливь, къ единымъ же т мъ тщаніе им я, которые 
во уши его ложное на люди шеіітаху, 
опъ же веселыыъ лицомъ сихъ воспріимая и въ сладость ихъ послушати 
желаше и къ волхвоваиш прплежая*. 
En. И. М. Катыревъ-Ростовскій. 
„А Шуйскому не должно дов рять"... 
Лушкииъ. 

Для 
характеристики 
Князя Василія Ивановича Шуйскаго 

сл дуетъ обратить вниманіе на сл дующій эпизодъ въ его жизни. 

Сосланный въ Вятку, посл 
помилованія, онъ возвращенъ Розстри
гою въ Москву и, къ крайнему изумленію, онъ же является въ 

числ 
приближенныхъ 
новаго Царя, хотя ни на одинь день не 

переставалъ пресл довать ту же ц ль, т. е. погибель названнаго 

Димитрія. Какъ, наприм ръ, объяснить сл дующее явленіе? Когда 

приближалось къ Москв шествіе царской нев стыМарины, „Ц арь", 

говоритъ Масса, „од тый въ 
очень простое платье, въ красной 

простой шапочк , тайно вы халъ изъ дворца, въ сопровожденіи 

Князя Василія Шуйскаго и одного слуги поляка, 
хавшихъ вер
хомъ. 
Для 
того, 
чтобы онъ не былъ узнанъ, запрещено было 

отдавать ему честь. Объ хавъ войска, онъ усп лъ во время вернуться въ Москву. Все устрой въ, не будучи ник мъ ими узнанъ, 

по крайней м р 
немногими, Царь возвратился въ городъ 
„Мы 

1 

однако", яродояжаетъ Масса, „отправившись верхами посш гр ть 

на въ здъ, хорошо вид ли Царя*
 
1). 

Невольно поражаешься быстрой перем ной. Давно ли Енязь 

Василій Ивановичъ Шуйскій заговорщикъ, называя Царя Розстри
гой, распускаетъ объ этомъ слухи въ народ —и , осужденный Со
боромъ, кладетъ голову на плаху? Давно ли ему дарована жизнь 

и онъ сосланъ въ Вятку? Теперь мы видимъ скромныхъ „всадни
ковъ", тайжшъ пробирающихся между войсками, съ д лью не 

быть узнанными; и эта тайна, общая между Царемъ (въ красной 

шапочк ) и Княземъ В. И. ПІуйскимъ; и пока Князь Василій 

разъ зжаетъ съ названнымъ Дмитріемъ. въ его голов 
вс 
нити 

новаго заговора, которымъ онъ отплачиваетъ за великодушное да
рованіе ему жизни. 

Ясно, что это врагъ не открытый и не благородный. Такую 

же черту зам чаемъ въ немъ и посл 
разгрома 1606 г. Кн. В. 

И. Шуйскій, главный 
виновникъ кровопролитія и р зни Поля
ковъ, является къ нимъ, какъ 
;;предводитель заговорщиковъ
й, и 

старается успокоить 
ихъ; но ему, конечно, не в рятъ. Поляки 

отправляютъ къ нему для переговоровъ одного посланнаго. Что же 

д лаетъ Шуйскій съ этимъ посланнымъ Полякомъ? — „Шуйскій, 

обвявъ и поц ловавъ его, поклялся, что имъ ничего дурнаго не 

сд лаютъ"
 
2). Хороша клятва, когда р зня уже кончилась. Этотъ 

поц луй Шуйскаго достойно заканчиваетъ рядъ его д яній, начиная 
съ сл дствія 1591 г. Весь челов къ познается въ этомъ 

поступк . И понятно 'всеобщее 
къ нему презр ніе своихъ и 

чужихъ. 

Возможно ли допустить, чтобы Князь Василій Ивановичъ не 

разобралъ, что произошло въ Углич 
15 Мая 1591 года? Опытный 

и изворотливый бояринъ, съум вшій удержаться при двор 
Годунова, несмотря 
на опалу вс хъ Шуйскихъ,—мн 
кажется, обя
занъ этимъ не одной своей изворотливости, но и враждебности къ 

семь 
Нагихъ и къ Царевичу Димитрію. Онъ не былъ бы Шуи
скимъ, если бы примирился съ мыслію, что этотъ (незаконный) 

l) Massa, „Сказ, о Смутн. Врем.", С.-П.В., 1874, стр. 185. 

3> Massa, id. 

— 
3 

Димитрій когда нибудь можетъ сд латься Царемъ всея Руси. Весь 
заговоръ Шуйскихъ 1586 г. не построенъ-ли на томъ, чтобы потомство Царя 
еодора устранило Димитрія и родъ его Нагихъ?.. 
Князь В. И. Шуйскій пресл дуетъ „т нь
и Димитрія и посл событія 
въ Углич . Онъ является непришіримымъ его врагомъ, 
распространяя слухи объ его самозванств ; онъ же и губитъ его 
въ конц 
концовъ и занимаетъ его м сто! Годуновы и Нагіе одинаково ему враждебны; но первые уже на престол . Князь ПІуйскій могъ быстро сообразить, будучи въ Углич , чего ему держаться, дабы им ть всегда въ запас 
камень за пазухой по направленію къ Годуновимъ и ни въ какомъ случа 
не допускать 
осуществлен]я 
замысла Нагихъ. Д йствуя такимъ образомъ по 
отношенію къ Нагимъ, онъ ув ренъ въ поддержк 
Годуновыхъ, а 
случись б да съ Годуновыми, за нимъ, Щуйскимъ, всегда остается 
посл днее слово, въ которомъ Годуновы будутъ нуждаться. Князю 
Шуйскому нужны не Годуновы и не Нагіе. Онъ считаетъ себя 
старше ихъ и родъ свой бол е ихъ достойнымъ занять престолъ. Но 
идти къ этой конечной ц ли онъ можетъ лишь осторожно, играя 
въ двойную игру, угождая Годуновымъ, пресл дуя Нагихъ, а при 
случа 
и выступая съ р шительнымъ голосомъ свид теля по сложному Угличскому д лу. Нужно полагать, что Кн. В. И. Шуйскій сразу 
сообразилъ, что этому д лу предстоитъ неизб жно 
всплыть на погибель Годуновымъ. Не онъ, конечно, будетъ пом хою этой гибели, но онъ и не донуститъ торжества враговъ Годунова—Нагихъ. 
Все это должно быть взв шено, обдумано и 
предусмотр но имъ посл Угличскаго сл дствія. Мы видимъ Князя 
Шуйскаго въ Москв , когда Годуповъ уже умеръ. Онъ выходитъ 
къ народу и говоритъ о прошломъ 1591 г. Естественно было отъ 
пего именно ожидать р шительнаго слова, хотя почему то онъ 
никогда не внушалъ дов рія... Но что же говоритъ Василій Ивановичъ? Онъ оборачивается въ сторону, враждебную павшему величію, и не щадитъ Годунова. Но изъ этого нельзя вывести, что 
онъ д лается какъ-бы соучастиикомъ Нагихъ. Онъ еще р зче выражается о томь, кто съ именемъ Димитрія уже подходитъ къ 
Москв . Онъ упорно называетъ его Розстригой и обманщикомъ и 
т мъ готовитъ себ 
для будущаго лазейку. Онъ не думаетъ за
— 
4 — 

щищать семью Годуновых ъ, когда онъ могъ выступить ея защитникомъ. Ояъ, конечно, ненавндитъ, какъ и вс . Царицу Марію 
Григорьевну, и кто знаетъ, гд 
былъ настоящій вдохновитель расправы съ нею? Весь разсчетъ его въ томъ, чтобы въ будущемъ 
сыграть (если настоящее не возможно) на обвиненіи Розстриги 
въ зв рств 
и въ разврат .,. 
Эти доводы имъ особенно подчеркиваются посл 
переворота 
1606 г. При возможной реакціи и если не полномъ возврат 
къ 
Годуновымъ. то бол е сочувственномъ в;ъ БИМЪ отношеніи, ему 
удобно указать на расправу поб дителя и обвинить его въ зв рств . 
Сравнимъ роль Шуйскаго съ Б льскимъ. Посл дній ясепъ, 
опред лителенъ и въ р шительную минуту слово его беретъ верхъ 
яадъ Шуйскимъ. Но Князь Василій Ивановичъ, съ душею мелкою н съ побужденіями низменными, годенъ лишь на увертки, 
на интриги, на заговоры. Лукавый . бояринъ, съ того дня, какъ 
достигаетъ зав тной своей ц ли и д лается Царемъ,— сразу теряетъ свой прежній смыслъ хранителя Угличской тайны. Теперь 
онъ Царь и ему нужно д йствовать открыто. Но тутъ то безсиліе его въ д л 
правительственномъ становится очевиднымъ! 
Какъ-бы то ни было, но во всемъ Угличскомъ д л упорно держится слухъ о грозящихъ до того Царевичу опасностяхъ. Слухи о неудавшейся отрав 
*), о попыткахъ посылки дов ренныхъ лицъ для 
ускоренія его смерти —упорны, и во вс хъ этихъ попыткахъ вс 
винятъ Годунова. Сохранилось св д ніе, будто въ семь Годуновыхъ 
по этому поводу произошла размолвка и что Григорій Ивановичъ 
Годуновъ будто удаленъ отъ двора и былъ въ опал 
за самостоятельный образъ д йствій. Мы уже указали на то, что Князь Шуйскій какъ-бы отсталъ отъ другихъ Шуйскихъ и нашелъ бол е 
выгоднымъ держаться Годунова. Онъ былъ тогда уже вдовъ, но 
братъ его Дмитрій Ивановичъ былъ женатъ на Екатерин 
Гри 
горьевн 
Скуратовой. Она родная сестра Марь 
Григорьевн 
Годуновой-—об дочери Малюты. Въ этомъ домашнемъ кругу дочерей 
Малюты, конечно, составлявшихъ одно ц лое, ближайшимъ муж
l) Fletcher. 

— 
5 
— 

ских'Ъ элементомъ, им вшимъ между собою частое общеніе, были 
свояки: Б. 
. Годуновъ и князь Дмитрій Ивановичъ Шуйскій, а 
также и князь Василій Ивановичъ, безъ котораго братъ Дмитріп 
былъ ничто. Намъ изв стны нравственныя качества князя Василія 
Ивановича, на что онъ былъ способенъ, до какихъ пред ловъ 
доходили его притворство и его лукавство. 
Ненавидя одинаково Годуновыхъ 
и Нагихъ, ибо никто, по 
мн нію его, не достоинъ былъ престола, кром 
Щуйскихъ, потомковъ Суздальскихъ князей Рюрикова рода,—конечная ц ль была 
ясна 
въ его голов . Ему нужно всячески, но осторожно, стремиться къ уничтоженію, какъ Годуновыхъ, такъ и Нагихъ. Для 
В. И. Шуйскаго весь вопросъ въ томъ, какъ достигнуть этихъ 
двухъ ц лей безъ ущерба своему положенію, какъ. уничтоживъ 
враговъ, воспользоваться этимъ результатомъ для себя лично. Шуйскій, конечно, долженъ былъ воспользоваться упорною враждою 
Годуновыхъ и Нагихъ и на этой вражд 
построить всю свою 
сложную игру. Но такъ 
какъ ни въ одномъ темномъ д л 
не 
обходится 
безъ участія 
женщины, то мы не видимъ, почему 
Угличское д ло должно составлять въ этомъ исключеніе? 
Въ ближайшемъ къ В. И. Шуйскому кружк 
были дв женщины, пріучившія себя еще подъ родительскимъ кровомъ ко всякимъ ужасамъ. Д тство 
и ранняя молодость ихъ протекли въ 
дом 
Г. А. Мал юты Скуратова-Б льскаго. Таковъ былъ до замужества ихъ домашній семейный очагъ. Зат мъ об 
сестры выходятъ 
замужъ. Одна за родовитаго, но ничтожнаго князя Д. И. 
Шуйскаго, другая за Б. 
. Годунова. Мы знаемъ, что въ сестрахъ 
не было недостатка въ честолюбіи. Объ этомъ много свид тельствъ. 
Характеръ 
ихъ достаточно обрисовывается отзывами нашихъ и 
иностранныхъ современниковъ. Об 
эти женщины принадлежатъ 
къ числу лицъ, не останавливающихся предъ средствами для достиженія своихъ ц лей. Ничтожество Дмитрія Ивановича и усиленныя 
заботы и занятія Бориса Годунова должны служить пом хою двумъ 
сестрамъ, преисполненнымъ чеетолюбивыхъ замысловъ. Такое внутреннее душевное состояніе двухъ сестеръ не должно бы ускользнуть отъ столь тонкаго наблюдателя и опытнаго царедворца, 
какимъ былъ Василій Ивановичъ Шуйскій. Сближевіе его съ 

— 
6 — 

ними напрашивается само собою. В дь этимъ свойствамъ онъ 
обязанъ, что удержался при двор 
Царя 
еодора и не разд лилъ 
участи своего рода — ПІуйскнхъ, которые томились въ изгнаніи. 
Сов сть Василія Ивановича съ этимъ вполн 
примирялась. Зд сь 
необходимо отд лить стремленія Б. Годунова отъ стремленій его 
жены. Но для В. И. эта двойственность опять-таки на руку, и 
изъ нея, какъ изъ всего, онъ долженъ былъ извлечь себ 
личную 
пользу. 

В. И. Шуйскому нужно избавиться отъ Годуновыхъ и отъ 
Нагихъ. Но, очевидно, нельзя сд лать этого разомъ. При твердости 
положенія Годуновыхъ, очевидно также, что нужно начать съ 
бол е слабой стороны, т. е. помышлять о погибели Нагихъ въ 
лиц Царевича Димитрія, но, въвиду вражды ихъ къ Годувовымъ, 
можно погибелью Нагихъ набросить т нь на Годуновыхъ и т мъ 
подготовить въ будущемъ гибель „Изряднаго Правителя". Все 
дурное, что можетъ быть сд лано Нагимъ, очевидно, должно пасть 
на голову Годунова. Такая двойная игра, мн 
кажется, въ характер 
В. И. Шуйскаго, а до чего онъ не додумается, то могутъ 
дополнить ему сестры Скуратовы, а мы знаемъ, что Марья Григорьевна ненавидитъ Царевича Димитрія и мать его—Царицу 
Нагую. 

Единогласное почти свид тельство вс х/ь источниковъ русскихъ и иностранныхъ, признающихъ ли убійство Царевича, или 
н тъ,—сходится въ томъ, что Царевичу въ Углич 
грозила опасность. Фактъ опасности, грозящей Царевичу, могъ быть на лицо, 
безъ непрем ннаго сообщничества Бориса Годунова. Но Борисъ 
еодоровичъ невольно приходитъ въ голову, какъ лицо, какъ бы 
вс хъ бол е въ этомъ заинтересованное. Лично не разд ляемъ 
этого взгляда и полагаемъ, что, при беременности Царицы, Годунову не нуженъ былъ Царевичъ Димитрій и жизнь его была ему 
вовсе не необходима. Полагаемъ, что такое отношеніе къ д лу 
Годунова нисколько не умаляетъ возможности д йствительно грозящей Царевичу опасности. Во-первыхъ потому, что Годуновъ и 
его жена не составляютъ вполн 
одно ц лое, а зат мъ и по близости сестеръ Скуратовыхъ къ Шуйскому. 

Съ другой стороны, если бы д йствительно Царевичу не угро
жало никакой опасности, врядъ ли бы Нагіе р шились на такой 
сложный и см лый шагъ, какъ на расправу съ правительственными агентами и на изм нническое д ло 15 Мая! Но изъ этого 
также 
не сл дуетъ, что опасность грозила Царевичу имеино 15 
Мая 1591 г., а не раньше. Бея суть въ томъ, что мы ищемъ эту 
опасность со стороны Годунова, но доказать ее не можемъ и забываемъ тайнаго врага, какъ Годуновыхъ, такъ и Нагихъ—Князя 
В. И. Шуйскаго, какъ забываемъ двухъ дочерей Малюты. Князь 
Василій Ивановичъ могъ искусно воспользоваться настроеніемъ 
сестеръ, оставаясь съ благоразумною осторожностью въ сторон 
отъ этого д ла и настолько въ сторон , что, когда событіе совершилось, имя его могло послужить выв скою, весьма удобною для 
упроченія мн нія о безпристрастіи сл дователя. Но князь В. И. 
Шуйскій, прикосновенный къ Угличскому д лу, какъ сл дователь, 
пріобр таетъ выгодное положеніе, вдвойн 
ему удобное, ибо оно 
ставитъ его въ соприкосновеніе съ Годуновыми и Нагими и притомъ такимъ образомъ, что оба эти рода, силою обстоятельствъ, 
должны уже съ нимъ считаться, а въ критическую минуту (которую 
можно было ожидать при таинственности событія) Кпязь Василій 
Ивановичъ Шуйскій могъ сд латься опаснымъ, какъ хранитель 
Угличской тайны,—какъ для Годуновыхъ, такъ и для Нагихъ. 

Допустивъ такого рода политику Шуйскаго, вполп 
согласную съ его личными свойствами, мы можемъ просл дить за дальн йгаими д йствіями его по отношенію къ своимъ врагамъ, по 
м р 
паденія, или возвышенія одного изъ пихъ. 
Его посл довательная вражда къ Царевичу проявляется въ 
ту минуту, когда, посл 
кончины Годунова, все повидимому къ 
т ни Димитрія переходить: Щуйскій и тогда настойчиво тіродолжаетъ называть его обманщикомъ! 
Его вражда къ Годуновымъ проявляется т мъ, что онъ нисколько не хлопочетъ о поддержк 
Бориса 
еодоровича, а папротивъ того, наводитъ на него т нь и бол е ч мъ подозр ніе относительно участія его въ Угличскомъ д л . Но слова Шуйскаго 
остаются безеильными относительно Розстриги, когда онъ идетъ 
къ Москв . Ясно, что посл дняго уже ничто остановить не можетъ на этомъ пути. Теперь, конечно, все вниманіе Шуйскаго 

— 
8 — 

должно быть сосредоточено на этомъ опасномъ враг . Годуновы 
уже безсильны. Шуйскому необходимо теперь стремиться къ гибели новаго Царл. Приказаніе этого новаго Царя взять подъ 
стражу семью Годуновыхъ, само по себ , въ порядк вещей. Разъ, 
они не признали его, они его соперники и, какъ таковые, 
должны быть взяты подъ стражу. 
Что же дал е? Дал е является убійство Годуновыхъ Коломендемъ Андреемъ Шерефединовымъ съ товарищи. Немедленно 
этотъ ПІерефединовъ заподозр вается въ томъ же, въ чемъ н когда подозр вали убійцъ Царевича. Тамъ подумали 
Годунов , 
какъ о подстрекател , зд сь о новомъ цар , какъ о мстител 
Годуновымъ. Казалось бы и правдоподобно. Но названый Димитрій, 
по характеру своему, скор е склоненъ былъ щеголять великодушіемъ. Во всякомъ случа 
по отношенію къ 
еодору Борисовичу 
Годунову расправа не понятна *), разъ, что Розстрига зналъ черезъ 
Пушкина и Плещеева о колебаніяхъ его, а Смитъ даже указываетъ 
на желаніе 
еодора принести ему повинную
 2). 

Но выгодно ли Шуйскому дать Димитрію на первыхъ же порахъ разыграть блистательную роль великодушнаго поб дителя? 
Не только необходимо этому пом шать; но и одновременно навести подозр ніе на новаго Царя. И ц ль эта достигнута и послужила ему на пользу, когда настало къ тому время. 

Не жал ть же Шуйскому Годуновыхъ, когда д ло идетъ о 
погибели Димитрія и о подготовленіи пути ему же, Шуйскому, для 
занятія престола. И Годуновы погибаютъ отъ руки Шерефединова, 
будто бы подосланнаго Розстригою. 
Но для порученія подобнаго рода не можетъ быть избранъ 
челов къ случайный и темный. Въ такомъ д л 
Розстригу могъ 
зам нить только челов къ ему близкій, надежный, который бы не 
выдалъ его тайны. Во всякомъ случа 
не расчетъ былъ названному Димитрію открыто въ этомъ признаваться. То ди мы видимъ 
въ Шерефединов ? Проходитъ н сколько нед ль и мы узнаемъ 

,) Хоть же пріемъ относительно Патріарха Іова. Кто его свергъ и сосіалъ 
ъ Старицу? Розстриг іірямой расчетъ съ нимъ встр титься, но Шуйскому, тогда 
еще хозяйничавшему въ Москв , расчетъ былъ обратный. 
") Smith.