Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

История русской словесности. Часть 2

Бесплатно
Основная коллекция
Артикул: 625719.01.99
Шевырев С. История русской словесности. Часть 2 : лекции [Электронный ресурс] / Шевырев С. - Санкт-Петербург : Тип. Имп. Акад. Наук, 1860. - 435 с. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/356588 (дата обращения: 14.04.2024)
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.

СТЕПАНА ШЕВЫРЕВА ₅

ИСТ0Р1Я





                РУССКОЙ СЛОВЕСНОСТИ





Ординарного Академика и Профессора.








        ЧАСТЬ ВТОРАЯ



  СОДЕРЖАЩАЯ СТО.ГЫЧЯ XI-I! И XII-Е

     СЪ ПРИЛОЖЕНЮТЬ ДВУХЪ ПАПОТРАФИЧЕСШ'Ь ИИМКОВЪ.





ИЗДДВ1Е ВТОРОЕ, УМНОЖЕННОЕ.





МОСКВА.




ВЪ ТИПОГРАФ1И БАХМЕТЕВА.

I860,

  ЛЕКЦ1Я ШЕСТАЯ.


    СО Д ЕРЖАН1Е



шестой л е к ц i и.


    Выводы изъ предъидущаго.— Черты Русской Фантаз1и въ народныхъ пЬсняхъ. — XI в£къ. — Предавая о Волхвахъ. — Подвиги Князей на пользу духовнаго образован!я. — Остроми-рово Евангелие,—Изборникъ Святославовъ.—Поучен1е Луки Жи-дяты.—Основаше монастыря К1евопечерскаго. — Антонш.—Представители Словесности въ XI веке.—Иларюнъ.—Сочинешя его.— Содержание нхъ: Законъ и Благодать.—Всемирное значение ХристБ анства. — Богочеловечество 1исуса Христа.—Новые народы для Христианства, какъ новые мехи. — Въ числе ихъ и PyccKie. — Похвала Владимиру. — Молитва къ Богу. — Исповедание Веры. — 0Еодос1Й. — Борьба съ семейнымъ началомъ. — Оеодо-сШ инокъ. — Последняя борьба съ матерью. — Пещера Днепровская. — 0еодос1й игуменъ. — Студ!йск1й Уставъ. — Разли-ч!е въ монастыряхъ нашихъ и западныхъ. — Деятельность 0ео-дос!я. — Отношеше его къ Князьямъ. — Отношение къ народу. — Кончина 0еодос1я. — Сочинешя веодоЫя.. — 1аковъ чериоризецъ и его сочинешя. — Приходъ Нестора въ обитель.


     Мы познакомились отчасти съ историческими Выводы изъ и духовными песнями Русскаго народа, которыхъ ^₽едмяУща зачало, въ отношеши къ эпохЬ и къ основной мысли, таится въ X вЬкЬ, во временахъ Владимира I. Все обозрЬше наше соответствовало двумъ поло винамъ самыхъ niceHb. Одна изъ нихъ, еще темная, полуязыческая, представляетъ развитие силъ т'ктесныхъ въ борьбе съ дикимъ насил!емъ и съ самымъ язычествомъ; другая, светлая, беретъ начало свое изъ Хриспанства и представляетъ. образы Mipa чистаго и духовнаго. Не две ли это стороны самой жизни нашего народа, который такъ ярко отражаются въ древнейшемъ истоке его первоначальной песни?
    Впечатлешя при изучеши содержания песень Черты Рус-v                                          скои Фантазш
дрепятствуюгь МЫСЛИ ОТДЕЛЯТЬСЯ ОТЬ НИХЪ И СО- вънарОД₉Ыхъ кращаться въ заключительныхъ выводахъ. Теперь пйсняхъ. намъ удобнее это сделать и определить главныя черты народной Фантазш, какъ она является въ самомъ зачале, еще нетронутая никакимъ чуж-дымъ влхяшемъ. Въ первой половине, въ богатыр-скихъ пЬсняхъ, Фантазия представляетъ, съ одной стороны, образы ярко-преувеличенные, съдругой,— естественные, снятые съ природы. Дубъ, напри-меръ, часто бываетъ изломанъ стрелою въ черенья ножевые. Огромный лукъ несуть десять человекъ.

ЛЕКЦ1Я

     Пьютъ и Ьдятъ Витязи не въ Mtpy людямъ. Яр-Kie сл'Ьды родства съ Фантаз1ею Востока видны въ этихъ картинахъ. Но есть и другие, напомина-юпце естественность, дружбу съ природою, Фан-тазш Греческой: приведемъ на память стрелянье изъ лука, сходное съ гомерическимъ, чертоги и пиры Владимировы. Можно было бы поставить Фан-тазпо нашихъ богатырскихъ пГсень на переходной границе отъ Востока къ Грещи. За тГмъ, выдаются еще две ярюя черты: р-Ьзвая, ироническая шутка, по большей части, добродушная,—и хитрая, всесторонняя оборотливость, особенно заметная въ пГсняхъ кудесническихъ. По этимъ чертамъ можно заранее заключить о народа, что онъ совместить въ себе Азтю и Европу и явится между ними по-средникомъ; что онъ въ произведешяхъ поэтиче-скихъ разовьетъ особенно даръ комедш; что онъ въ сношешяхъ съ народами Mipa раскроетъ ту-же оборотливость, какую раскрывали его волхвы въ употреблеши силъ природы, и также прикидываться будетъ оборотнемъ, то Итал1янскимъ, то Французскимъ, то НГмецкимъ, то Англйскимъ, то какимъ хотите, особенно въ отдЬльныхъ лицахъ, не изменяя въ целомъ своей народной самостоятельности.
           Заметимъ теперь черты Фантазш въ другой светлой половине первоначальныхъ народныхъ пе* сень. Кто-то, можетъ быть, не совсемъ въ благо-склонномъ смысле, назвалъ ихъ дгьтскими. Онъ только угадалъ мысль мою. Точно, младенчески-ясная простота составляетъ ихъ основную черту. Да, это—Фантаз1я младенца, но одного изъ тЬхъ,

ШЕСТАЯ.

7

     о которыхъ сказалъ Спаситель, что имъ открыто будетъ то, что утаено оть премудрыхъ и разум-ныхъ. Да, это—Фантаз1я младенца, по глубокими взорамъ котораго можно уже заключить, что, когда онъ выростетъ силами духа, то простретъ пытливую мысль свою на глубокие вопросы о Mipi и человек®. Это—Фантаз1я народа, который, не отказываясь оть вопросовъ разума, основу жизни своей утвердить въ ВЪрй; но, покорный ея же началу, выше всего поставить Любовь, которая все терпитъ и все прощаетъ. Въ чистыхъ образахъ этой Фантазш таится начало мысли о примиреши Любви и Правды, почерпнутое изъ самой глубины Христианства. Разумъ и сердце, утомленные вопросами о борьб'Ь духа и тЬла, о власти rp'fexa на зем-л4, о суд’Ь Mipy, успокоиваются на свЪтлыхъ ви-д^шяхъ души, примиряющейся съ тбломъ передъ разлукою,— Бога, подкрЪпляющаго землю въ ея страдашяхъ отъ человЬческаго зла, — самой земли, убеленной и очищенной. »
         Радуюсь тому, если указаше на эти сокровища народной Поэзш возбудило въ моихъ слушате-ляхъ сочувств!е къ самому народу, въ его пер-вобытныхъ поэтическихъ думахъ. Къ сожал'Ьшю, мы добровольно отрекаемся отъ этихъ сокровищъ, не зная цйны имъ. Я благодарю Науку Запада за то, что она, изучешемъ красоть его Поэзш, помогла мнЬ открыть особенный черты въ красотахъ нашей Поэзш народной и внести какой нибудь лучъ мысли въ ея самородный создашя. Желаю, чтобы новыя поколЬшя обращались къ этому чистому источнику, который глубокъ и св'Ьтелъ, какъ Волга,

ЛЕКЩЯ

XI вЪкъ.

Предашя волхвахъ.

           когда она только что выбилась изъ земли; а въ немъ можетъ быть зародышъ того, о чемъ еще не гадала Поэзия иныхъ племенъ. Но вспомнимъ, что младенчески-чистое можетъ быть возвращено жизни только душою, также младенчески-чистою.
     Отъ X вгЬка мы переходник въ XI-й. Прежде чгЬмъ говорить о памятникахъ Словесности, обра-тимъ взглядъ на народное образоваше, и зд'Ьсь ука-жемъ сначала на грубые сайды язычества, отчасти намъ уже известные. Они ярко видны въ пре-дашяхъ летописи, связываютъ предъидупцй вйкъ съ послйдующимъ и оправдываютъ мой взглядъ на одну сторону нашихъ богатырскихъ предашй.
     Въ 1024- году, волхвы въ Суздалй, страдав-шемъ отъ голода, избиваютъ старыхъ бабъ, приписывая имъ это несчаспе. Ярославъ цргЬзжаетъ въ Суздаль, расточаетъ убшцъ, грабитъ ихъ домы, казнитъ нйкоторыхъ и утверждаетъ въ народЬ мнйше, что одинъ только Богъ наводитъ бйдств!я на человйковъ, Въ 1071 году, волхвъ приходить къ KieBy и пророчитъ въ народй, что на пятое лЬто Днйпръ потечетъ назадъ, что Греческая земля ста-нетъ на мйстй Русской, а Русская—на мЬстЬ Греческой. Какъ въ голосЬ этого кудесника раздаются современный мнЬшя тЬхъ, которые противились вль яшю Греческаго образовашя на Русское! Пророкъ пропалъ безъ вйсти. Въ то же время, два волхва приходятъ изъ Ярославля въ Ростовскую область, также въ голодную пору, и убиваютъ лучшихъ женъ, уверяя, что онй въ самихъ себй содержатъ жито, медъ и рыбу. Янъ Вышатичь преслЪдуетъ этихъ волхвовъ въ Бйлозерскихъ лЬсахъ и состя

ШЕСТАЯ.

9

зается съ ними о созданш человека. Они обнару-живаютъ ему мн'Ьшя свои, что Сатана спорилъ съ Богомъ, кто сотворить человека; что дьяволъ сотворилъ его, а Богъ вложилъ въ него душу; что они в^рують въ Бога не небеснаго, а сидя-щаго въ бездне, въ Антихриста. Янъ подвергъ кудесниковъ разнымъ мукамъ, обличивъ пред-сказашя ихъ боговъ, и предалъ ихъ мщешю тйхъ, чьи матери и жены погибли отъ рукъ ихъ. — Другой кудесникъ, въ Чуди, волхвуя одному Новгородцу, говоритъ, что боги ихъ живутъ въ бездне, черные, крылатые и хвостатые. Въ Новгород^, является волхвъ и привлекаетъ народъ, об'Ьщашемъ пройти по Волхову. Епископъ 0ео-доръ выходить со крестомъ середи народа и вызываетъ в'Ьрующихъ въ волхва идти къ нему, а нев’Ьрующихъ остаться у креста. Князь Гл'Ьбъ и дружина его идутъ къ Епископу; народъ—къ волхву. Но топоръ Князя р-Ьшаетъ передъ людьми судьбу кудесника (1).
           Изъ этихъ собьтй мы видимъ, что волхвы въ народе имели еще большую силу, потому что сами Князья и воеводы боролись съ ними; что особенную ненависть питали они къ женщинамъ, которыя, по словамъ летописца (2), также Занимались волхвовашями; что верили они въ злое начало и поклонялись ему, олицетворяя его въ под-земныхъ бЬсахь; что преимущественно являлись они около тЬхъ м^стъ, гд’Ь жили Меря, Весь и друпя Чудсюя племена; что действовали однако во всЬхъ Русскихъ городахъ: въ ЮевЬ, Суздале, Ростов^, Ярославле, Новгороде; что власти и