Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Законы подражания

Бесплатно
Основная коллекция
Артикул: 624723.01.99
Тард Ж. Законы подражания [Электронный ресурс] / Ж. Тард. - Санкт-Петербург : Тип. и Лит. С. Ф. Лядовского и Ко, 1892. - 377 с. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/357939 (дата обращения: 19.05.2024)
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.

Hs^a-t-xie <=&.

IT а г - e и к о a.

 \               С.-ПЬТЕРБУРГЪ.
   Тддографй и Литография С. Ф. Лядовскаго в К“. Орлоьек. пер., № 1.
                        1892.                ---

              ■ I

        ЬгЛАВЛЕНТЕ,

   I. Всеобщность повторения...................... 1
II. Социальный сходства и подражаше . . .. . .     38
III. Что такое общество.........................  60
IV. Что такое история............................ 91
V". Логически законы подражания..................145
VI. Вн1>-логическ1я вл!яшя ......................194
VII. Вн’Ь-логическ1я вл!ян1я (обычай и мода) . . . 241
VIII. Общ1я соображения и выводы................34-7


        ПРЕДИ0Л0В1Е.



    Въ предлагаемой читателю кнпгЬ я старался выставить съ возможно большей отчетливостью па видъ чисто социальную сторону фактовъ, относящихся до человека, выделяя пзъ послЪднихъ всю чисто бюлогпческую пли физическую пхъ сторону. При этомъ однако оказалось, что именно та самая точка зр'Ьшя, благодаря которой мп'Ь удалось достигнуть разд'Ьлешя изучаемцхъ фактовъ на упо-мянутыя катсгорш, указала мнЪ существоваше въ высшей степени многочислепныхъ, чрезвычайно далеко иду-щпхъ и въ высшей степени естественныхъ аналогий между сощальпыми явлешямп и явлешями физическими и бюлогическими. Втеченш многпхъ ужо лЪтъ я въ раз-личныхъ статьяхъ журнала «Revue Philosopbique» из-лагалъ и развивалъ основную мою идею, про которую одинъ пзъ величайшихъ французских^ историковъ-фи-лософовъ им'Ьлъ любезность письменно заявить мнЬ, что опа представляете собою какъ-бы ключъ, способный отворять почти вей замки. Въ то время, какъ я пп-салъ означенный статьи, нынЬшшй трудъ былъ у меня уже задуманъ, такъ что мнопя изъ упомянутыхъ статей могли удобно войти въ его составь въ качеств^ отд'Ьльныхъ главъ. Сощологи, дЪлавппе мн$ иногда честь обращать некоторое внимаше на мои воззрения, полу-лучатъ теперь возможность отнестись къ нимъ крити

IT

ЗАКОНЫ ПОДРАЖАНИЕ

чески (если призпаютт, это умйстпымъ) уже на основами обстоятельна го съ ними- знакомства, а не по отрывочным!, даннымъ. Я ОХО'ЙЮ ирпмпрюсь съ строгпмъ приговором!,, въ случай если контакт,, направпвъ его по моему личному адресу, въ то-же время -отнесется благосклонно къ моей пде’Ь, что представляется само по себ’Ь возможнымъ. Подобно тому, какъ с'Ьмя, упавшее въ землю, можетъ найти ее для себя недостаточно пригодной, я тоже могъ оказаться недостаточно подготовленным!, для развппя моей идеи. Желательно, чтобы въ такомъ случай опа, благодаря этой кппгй, могла быть усвоена умомъ, лучше подготовлепнымъ для ея надлежащей культивировки.
    Я старался составить очеркъ общей сощологш. Законы этой науки въ томъ смыслй, какъ я ее понимаю, применимы но существу дйла ко всймъ нынйшннмъ, мпнувшимъ или-же возможнымъ когда-либо обществамъ, подобно тому какъ законы общей фпзймюгш применимы ко всймъ жпвущимъ теперь, угасшимъ, или даже возможнымъ въ воображеши видамъ живыхъ существъ. Не спорю, что несравненно легче постановить и даже доказать принципы общей сощологш, отличающееся въ одинаковой степени какъ простотой, такт, и всеобщностью, чймъ проследить ихъ въ лабиринтй частныхъ случаевъ, къ которыми, они применяются, но тймъ не меийе необходимо все-таки формулировать эти принципы.
    Необходимо заметить, что въ былое время подъ фи-лософ!ей исторш и фплософ!ей природы подразумевали узкую систему историческаго объяснешя, или-же науч-наго истолковашя, задававшуюся цйлыо уяснить смыслъ всего ряда псторпческихъ фактовъ, или явлешй природы, но такпмъ образомъ, чтобы при этомъ исключалась возможность всякой иной группировки и всякаго иного развертывашя въ рядъ. Отсюда происходить и

ПРЕДИСЛОВИЕ,

in

неуданность всехъ подобныхъ попытокъ. Действительно существующее объяснимо не иначе, какъ въ свяви съ безпредельностыо возможнаго (т. е. способнаго стать при некоторыхъ услов!яхъ необходимыми»), где оно является какъ-бы въ. положены звезды, находящейся въ безпре-д'Ьльномъ пространстве. Даже самая идея о существова-шп закона имеетъ въ своей основе представление о та-комъ звездномъ небе реальныхъ фактовъ.
    Не подлежать сомнешю, что въ природе все строго определено и что если разъ даны первпчныя неизвестный намъ услов!я ныне существующий), оно никоимъ орба-зомъ не могло стать ничемъ инымъ. Но тутъ естественно возппкаетъ вопросъ, отчего именно должны были иметься данный, а не как1я-либо ииыя первпчныя услов!я. Поэтому въ основе необходимого лежнтъ, если можно такъ выразиться, некоторая иррациональность. Поэтому-же какъ въ области физическихъ и бюлогпческихъ, такъ и въ области сощальныхъ явлешй осуществленное кажется лишь ничтожною долей осуществимаго. Бзглянувъ па звездное небо, мы видимъ тамъ какъ-бы пропзволъ въ распределена солнцъ и туманныхъ пятенъ—что-то разбросанное и какъ-бы составленное изъ кусковъ. Подобнымъ-же образомъ фауны и флоры поражаютъ насъ своею странностью. Такое-же впечатлеше производить изуродованный и безсвязный видъ сощальныхъ группъ, который, прилегая одна къ другой, образуютъ въ общей сложности какой-то хаосъ, где незаконченные наброски новаго смешиваются съ развалинами отжившаго. Какъ въэтихъ, такъ и во многихъ другихъ отношешяхъ, указываемыхъ нами попутно на своемъ месте, обнаруживается полнейшее сходство между тремя великими категориями действительно существующаго.
    Имеющаяся въ этой книге глава «О логическихъ законахъ подражашя» представляетъ собою какъ-бы ос-

IV

ЗАКОНЫ ПОДРАЖАЛИ.

новпой камень, играюпцй роль звена между означенной книгой и последующими трудомн, который будетн служить для нея дополнешемъ. Еслпбъ я изложили пред-метъ, трактуемый вп этой главе, настолько обстоятельно, насколько оказывается возможными, то вышелн-бы пзн рамоки, поставленныхн мною самими для этой книги.
    Проводимый мною идеи могли-бы, каки мне кажется, доставить новыя рЪшешя для политическихп и другихи вопросови, по которыми обнаруживается теперь разногласие. Я не признали однако уместными выводить эти решетя. По всей вероятности, читатели не поставить мне ви упреки того, что я упустили такими обра-зомн случай приноровить свою книгу кн требованиями злобы дня. Повторяю, этого нельзя было сделать — по выходя пзи рамоки задуманиаго мною труда.


    Ж. Тардъ.

                ЗАКОНЫ ПОДРАЖАН1Я.










Г.1АВА ПЕРВАЯ.

    Всеобщность повторен!я.

[.

   Гд'Ь должны лапти себ^Ь м'1;сто социальные факты—въ наук!, пли только въ ncTopin, или лишь въ философа? Съ этимъ вопросом-ь постоянно приходится считаться, хотя собственно говоря сощальные факты, если разсматривать ихъ поближе и подъ пзв’Ьстнымъ угломъ. могутъ быть, такъ-же какъ и всякие друие, разложены въ ряды мелкихъ однородныхъ фактовъ и выражены въ формулахъ, называемыхъ законами и представ-ляющихъ собою резюме этихъ рядовъ. Почему, действительно, такъ случилось, что социальная наука до сихъ поръ находится всего лишь въ зародыпгЬ или, самое большее, только-что народилась среди всЬхъ своихъ прочихъ сестеръ, уже зр’Ьлыхъ и вполн'Ь окр^пшихь? Главная причина этого, по моему мн^шю, заключается въ томъ, что въ данномъ случай, гоняясь за тЪныо, опускали изъ виду самый предмета, споря изъ-за словъ, забывали о д'ЬлФ. Полагали, что соцюлопи не иначе можно придать научную окраску, какъ только присвоивъ ей бюлогическтй или, еще лучше, механическш характеръ. А это все равно, что стараться осветить известное неизв'Ьстнымъ, стараться представить солнечную систему въ видф неразложимаго туманнаго пятна, чтобы лучше понять ее. Въ области сощальныхъ явлен!п намъ приходится им-Ьть д’Ьло—и это составляетъ исключитель

ЗАКОНЫ ПОДРАЖАН1Я.

ную привилегий этой области — съ непосредственными причинами, съ индивидуальными поступками, представляющими факты, совершаемые человекомъ, что абсолютно недоступно нашимъ ■взорамъ во всякой другой области. Такимъ образомъ казалось-бы, что намъ незач'Ьмъ прибегать при объяснении сощальныхъ явлений къ такъ называемыми всеобщими причинами, создаваемыми физиками и натуралистами по необходимости и из-в’Ьстнымъ подъ названиями силъ, энергий, условий существо-ван!я и другихъ словесныхъ пал.йативовъ, прпкрывающихъ невгЬд'Ьше непосредственной сущности вещей. Но разве можно, скажутъ намъ, разсматривать челов1>чесые поступки, какъ единственные факторы историй? Это уже что-то слишкомъ просто. И мы считаемъ своей обязанностью придумывать другтя причины по типу указанныхъ полезныхъ фикщп, получающихъ въ сво-ихъ сферахъ принудительное обращение, и радуемся, что, обозревая такимъ образомъ человЪческ1я дела съ крайне приподнятой точки зр’Ьнтя, даже теряя ихъ собственно изъ виду, мы можемъ иногда придать имъ совершенно безличную окраску. Будемъ остерегаться этого смутнаго идеализма; будемъ остерегаться также и того банальнаго индивидуализма, который объясняетъ сощальныя изм'Ьнешя капризами великихъ людей. Признаемъ скорее, что изменения эти объясняются возникнове-н!емъ случайныхъ въ известной степени (насколько дело идеи, о месте и времени) великихъ идей, или вЪрн'Ье значительнаго числа идей, мелкихъ икрупныхъ, простыхъ иеложныхъ, чаще всего незам'Ьтныхъ при ихъ зарождению по большей части не громкихъ, обыкновенно анонимныхъ, но всегда новыхъ; въ виду этого я позволяю себ’й назвать ихъ общимъ именемъ изобретений или откр&тгй. Подъ этими двумя терминами я понимаю всякое нововведеше или всякое дальнейшее улучшеше предше-ствовавшаго нововведения во всякаго рода сощальныхъ явле-гияхъ: въ языке, релипи, политике, прав!?, промышленности, искусстве. Въ тотъ момента, когда человеке задумываетъ пли Р'Ьшаетъ подобное нововведеше — мелкое или крупное, безразлично, на внешней поверхности общественной жизни все невидимому сохраняетъ свой прежшй неизменный видъ. все равно какъ и животный организме нисколько не мФняетъ своего физическаго вида въ то время, когда въ него проникаетъ губительный пли благодетельный микробъ; и эти постепенный изменения, вызываемый введешемъ живого элемента въ об

ВСЕОБЩНОСТЬ ПОВТОРЕНЫ.

щественный организм!, кажутся, благодаря видимой непрерывности явлены, какъ-бы дальнейшим! продолжешемъ предшествующих! изменены, въ русло которых! они попадают!. Отсюда возникаетъ обманчивая идея, заставляющая истори-ковъ-философовъ допускать действительную, лежащую якобы въ основе всего, непрерывность историческихъ метаморфоз!. Истинныя причины этихъ последнихъ следует! однако искать въ цепи„идей, хотя весьма многочисленных!, но раздельных! и не представляющих! непрерывности, хотя и соединенных! между собою актами подражания, еще более многочисленными.', ч'Ьмъ акты, служапце имъ образцами. Необходимо стать на эту\ точку зрен!я и исходить изъ этихъ новаторскихъ начинашй. который, внося въ м!ръ одновременно и новыя потребности, и но-выя средства удовлетворения ихъ, распространяются или имеютъ тендепцпо распространяться путем! подражашя, вынужденна™ ■ или добровольнаго, обдуманнаго или безсозпательнаго—распро-> страпяться более или менее быстро, но правильно, подобно' световой волне, подобно семье термитовъ. Правильность эта не бросается непосредственно въ глаза; но если мы разложим.! сощальные факты на ихъ составные элементы, то найдемъ въ каждом! изъ нихъ, даже въ самомъ простейшем!, различный, комбинированный изобретешя, молнш гешя, накопленный Ц превращенный въ обыденные источники света. Однако сделать' такой анализъ очень нелегко. Въ общественном! отношеши, всф оказывается изобретешями и подражашями; подражания — это реки, вытекаюшдя изъ т4хъ горъ, что представляют! собой изрл бретешя. Конечно, нетъ ничего проще такой точки зр4н!я; но если мы будемъ смело придерживаться ея, хю станемъ делать никакихъ уклонешй въ сторону, будемъ применять ее какъ къ самымъ ничтожнымъ мелочамъ, такъ и къ целой совокупности фактовъ, то быть можетъ убедимся, насколько, благодаря ей. всякий пейзажъ выигрывает! въ своихъ краскахъ и какгя пер спективы, несмотря на всю простоту истор!и, открываются при этомъ: перспективы—то причудливыя, какъ горный пейзажъ. то правильный, какъ аллеи парка. Это, если хотите, все еще идеализм!, но идеализм!, стремящшся объяснить исторпо идеями ея деятелей, а не идеями историка.
       Прежде всего,—и это составляет! спещальный тезисъ настоящей главы,— съ указанной точки зрешя предмет! сощальнои пауки представляет! замечательную аналогпо- съ предметами

ЗАКОНЫ ПОДРАЖАЛИ!.

    другихъ областей всеобщаго знашя и, такъ сказать, прхобщается ко всей остальной природ’Ь, на лон'й которой онъ являлся до сихъ поръ какимъ-то посторонниыъ предметомъ.
       Во всякой сфер-fc изслйдовашя сначала устанавливаются .j чпстыя и простыя утверждения, и зат'Ьмъ уже, много спустя, являются объяспешя. И то, что просто констатируется, повсюду составляете первоначальный данныя, случайный и странныя основный посылки и источники, изъ которыхъ вытекаете все подлежащее объяснение. Существуйте или существовали так!я-то туманный пятна, так!я-то небесныя тйла такого-то размера, такого-то объема, на такомъ-то разстояши; существую™ такге-то химические элементы; существую™ такого-то рода эфирпыя вибрации называемый свйтомъ, электричествомъ, ыагнетизмомъ; существуйте такте-то основные органичесюе типы, и прежде всего— животныя и растешя; существую™ такгя-то щЬпи горъ, называемый Альпами или Андами, и т. д. Когда астрономъ, хи-микъ, физикъ, естествоиспытатель, географъ излагаю™ передъ нами эти основные факты, изъ которыхъ выводится все осталь-z ное, представляетъ-ли ихъ трудъ собственно трудъ ученато? Н^тъ, они просто констатируктъ, и въ данномъ случай являются такими-же хроникерами, какъ и писатель, разсказы-ваюшдй о поход'Ь Александра или объ открытии книгопечатания. Если между ними и существуетъ какая-либо разница, то, какъувидимъ ниже, всецйло въ пользу историка. Что-же знаемъ мы въ научномъ смыслй слова?—Причины и цйли, безъ сомнйшя отвйтятъ намъ; и когда мы находпмъ, что два различный явления обусловливаю™ другъ друга или ведутъ вмйстй къ одной общей цйли, то мы говоримъ, что объяснили ихъ себ'Ь. 'V Однако представимъ себй такой м!ръ явлений, гдТ> ничто не 1 походитъ одно на другое, гдй ничто не повторяется; гипотеза странная, но строго говоря допустимая, представимъ себй м!ръ однихъ неожиданностей и однихъ новшествъ, гдй творческое v воображеше, лишенное всякой памяти, пользуется полнымъ про-сторомъ, гдй движения небесныхъ свйтилъ не знаютъ ника-кихъ перюдовъ, колебашя эфира никакого ритма, последовательно проходящая поколйшя — никакого общаго характера и наслйдственнаго типа. Несмотря на все это, ничто не мй-шаетъ намъ допустить, что всякое явлеше въ такой фап-таемагорщ представляете продукта другого явлешя, обусловливается имъ и въ свою очередь вызываете собою новое яв-