Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Первоначальный этап расследования дезорганизации деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества

Покупка
Основная коллекция
Артикул: 662915.01.99
В монографии на основе действующего уголовно-процессуального, уголовного, оперативно-розыскного и уголовно-исполнительного законодательства, с учетом ведомственных нормативно-правовых актов, а также достижений юридической науки, следственно-судебной практики рассматриваются уголовно-процессуальные и криминалистические особенности первоначального этапа расследования дезорганизации деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества. Предназначена для курсантов, слушателей, студентов высших образовательных учреждений юридического профиля, адъюнктов, аспирантов, преподавателей, практических работников органов дознания, следователей, сотрудников ФСИН России, работников прокуратуры, а также всех тех, кто интересуется проблемами расследования преступлений, совершаемых в исправительных учреждениях.
Цивкунов, А. Г. Первоначальный этап расследования дезорганизации деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества: Монография / Цивкунов А.Г. - Вологда:ВИПЭ ФСИН России, 2016. - 148 с.: ISBN 978-5-94991-372-7. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/901646 (дата обращения: 22.05.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
Федеральная служба исполнения наказаний

Вологодский институт права и экономики

А. Г. Цивкунов

ПЕРВОНАЧАЛЬНЫЙ ЭТАП 

РАССЛЕДОВАНИЯ ДЕЗОРГАНИЗАЦИИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ 

УЧРЕЖДЕНИЙ, ОБЕСПЕЧИВАЮЩИХ ИЗОЛЯЦИЮ 

ОТ ОБЩЕСТВА

Монография 

Вологда

2016

УДК 343.985.7:343.8
ББК 67.523:67.411
       Ц57

Р е ц е н з е н т ы :
Колпакова Л. А. – ст. преподаватель каф. УПК и ОРД ВИПЭ 
ФСИН России, канд. юрид. наук;
Белов О. А. – зам. д-ра Сев.-Зап. ин-та (фил.) Моск. гос. ун-та 
им. О. Е. Кутафина (МГЮА) по учеб. и воспитат. работе, канд. 
юрид. наук, доц.

Цивкунов, А. Г.
Первоначальный этап расследования дезорганизации 

деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от 
общества : монография / А. Г. Цивкунов ; Федер. служба 
исполн. наказаний, Вологод. ин-т права и экономики. – Вологда : ВИПЭ ФСИН России, 2016. – 148 с.

ISBN 978–5–94991–372–7

В монографии на основе действующего уголовно-процессуального, 

уголовного, оперативно-розыскного и уголовно-исполнительного законодательства, с учетом ведомственных нормативно-правовых актов, а 
также достижений юридической науки, следственно-судебной практики рассматриваются уголовно-процессуальные и криминалистические 
особенности первоначального этапа расследования дезорганизации деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества.

Предназначена для курсантов, слушателей, студентов высших об
разовательных учреждений юридического профиля, адъюнктов, аспирантов, преподавателей, практических работников органов дознания, 
следователей, сотрудников ФСИН России, работников прокуратуры, а 
также всех тех, кто интересуется проблемами расследования преступлений, совершаемых в исправительных учреждениях.

УДК 343.985.7:343.8

ББК 67.523:67.411

ISBN 978–5–94991–372–7  © ФКОУ ВО «Вологодский институт права и экономики 
 
 
               Федеральной службы исполнения наказаний», 2016

 
 
            © Цивкунов А. Г., 2016

Ц57

ВВЕДЕНИЕ

Важнейшей задачей исправительных учреждений Феде
ральной службы исполнения наказаний является предупреждение совершения новых преступлений как осужденными, так и 
иными лицами. Однако остаются нерешенными проблемы, касающиеся применения частных методик расследования преступлений, среди которых значительную долю составляет дезорганизация деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию 
от общества. Подобные преступления опасны своими отрицательными последствиями. В 2010 г. зарегистрировано 153 рассматриваемых преступления, в 2011 г. – 160, в 2012 г. – 146, в 
2013 г. – 195, в 2014 г. – 160, в 2015 г. – 1751. 

Потребность в разработке и совершенствовании методики 

расследования дезорганизации деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества (ст. 321 УК РФ), объясняется тем, что по своей сути указанное преступление является 
особой формой противодействия исправлению и перевоспитанию осужденных и ставит под угрозу реализацию государственной политики в области реформирования уголовно-исполнительной системы. 

Необходимость совершенствования методики первоначаль
ного этапа расследования дезорганизации деятельности исправительных учреждений определяется тем, что на данном этапе, 
когда фиксируются следы совершенного преступления и устанавливается преступник, возникают трудности, которые заключаются в отсутствии должного криминалистического обеспечения расследования, что приводит к низкой результативности 

1 См.: Статистические данные о деятельности УИС [Электронный ре
сурс]. URL: http://www.фсин.рф/structure/inspector/iao/statistika; Основные показатели деятельности уголовно-исполнительной системы ФСИН России за 
январь–декабрь 2013 г. : информ.-аналит. сб. Тверь, 2014. С. 19; Основные 
показатели деятельности уголовно-исполнительной системы ФСИН России 
за январь–декабрь 2014 г. : информ.-аналит. сб. Тверь, 2015. С. 19.

следственных действий, утрате следов и вещественных доказательств; к организационно-тактическим проблемам, связанным 
с производством следственных действий, привлечением специалистов, оснащенностью необходимыми научно-техническими 
средствами, взаимодействием с правоохранительными органами.

Изложенные обстоятельства свидетельствуют об актуаль
ности обозначенных проблем и необходимости совершенствования методики первоначального этапа расследования дезорганизации деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию 
от общества. 

Ведущая роль в этом процессе принадлежит криминали
стике, в частности криминалистической методике, дополнение 
которой решает важнейшую задачу – повышение эффективности расследования преступлений, совершаемых в исправительных учреждениях.

Таким образом, актуальность рассматриваемой темы обу
словлена необходимостью дальнейшего развития криминалистической науки в вопросах получения новых знаний о методике расследования дезорганизации деятельности учреждений, 
обеспечивающих изоляцию от общества. Прикладное значение указанных знаний обусловливается потребностями практических органов, что подтверждается результатами анализа 
данных по уголовным делам о дезорганизации деятельности 
учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества, интервьюирования работников, расследующих и производящих первоначальные следственные действия по рассматриваемым преступлениям.

ГЛАВА I. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ МЕТОДИКИ 

РАССЛЕДОВАНИЯ ДЕЗОРГАНИЗАЦИИ 
ДЕЯТЕЛЬНОСТИ УЧРЕЖДЕНИЙ, 
ОБЕСПЕЧИВАЮЩИХ ИЗОЛЯЦИЮ 
ОТ ОБЩЕСТВА

1.1. Понятие и содержание первоначального этапа 
расследования дезорганизации деятельности учреждений, 
обеспечивающих изоляцию от общества

Преступность в местах лишения свободы подразделяется 

на две неравные и не сопоставимые друг с другом части: 1) преступления, совершаемые осужденными, отбывающими наказание в виде лишения свободы; 2) преступления, совершаемые 
представителями администрации учреждений, исполняющих 
наказание в виде лишения свободы. Первая по большей части 
является насильственной, а вторая – корыстной1.

Насильственная пенитенциарная преступность, в том чис
ле и действия, дезорганизующие деятельность учреждений, 
обеспечивающих изоляцию от общества, характеризуется рядом признаков, позволяющих рассматривать ее как составную, 
относительно самостоятельную и значимую часть (подсистему) 
преступности в целом. Совершение преступлений данной группы связано с применением насилия либо угрозой его применения (физическое и психическое насилие). В основе объединения указанных преступных деяний в отдельную группу лежат 
такие критерии, как способ действия преступника (насилие), 
форма вины (умысел) и объект посягательства (общественные 

1 См.: Антонян Ю. М. Криминология. Избранные лекции. М., 2004. С. 394.

отношения, ядро которых составляет охрана физического статуса личности)1.

В процессе квалификации необходимо отличать дезоргани
зацию деятельности исправительного учреждения от массовых 
беспорядков, в ходе которых также возможно посягательство 
на личность и права граждан, оскорбление или нападение на 
сотрудника пенитенциарного учреждения2. Объектом массовых 
беспорядков является общественная безопасность3, которая 
определяется как состояние защищенности жизненно важных 
интересов личности4. Несомненно, общественная безопасность 
на территории исправительного учреждения является одним из 
наиболее важных вопросов, однако не охватывает все аспекты 
ее функционирования. Таким образом, объектом преступления 
является не столько общественная безопасность на территории 
исправительного учреждения, сколько процесс его нормального функционирования, который, как нам представляется, включает в себя и общественную безопасность.

Под нормальной деятельностью учреждения, обеспечиваю
щего изоляцию от общества, следует понимать установленный 
законодательством порядок исполнения и отбывания лишения 
свободы либо содержания под стражей, обеспечивающий права 
и законные интересы, личную безопасность лиц, осужденных к 
лишению свободы, подозреваемых и обвиняемых, содержащихся под стражей, персонала уголовно-исполнительной системы, 
его близких, а также исполнение ими обязанностей, предусмотренных нормативными правовыми актами5.

1 См.: Криминология / под ред. Н. Ф. Кузнецовой, Г. М. Миньковского. 

М., 1994. С. 236.

2 См.: Багмет А. М. О подследственности преступлений, совершаемых в 

ходе массовых беспорядков // Российская юстиция. 2012. № 4. С. 33–34.

3 См.: Багмет А. М. К вопросу о подследственности массовых беспоряд
ков // Российская юстиция. 2012. № 12. С. 60–63.

4 См.: О безопасности : федер. закон от 28.12.2010 г. № 390-ФЗ // СЗ РФ. 

2011. № 1. Ст. 2.

5 См.: Щербаков А. В. Уголовно-правовые и криминологические аспек
ты дезорганизации деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от 
общества : автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2007. С. 10.

Принимая во внимание точку зрения В. Н. Назарова, кото
рый, характеризуя общественную опасность действий, дезорганизующих деятельность исправительных учреждений, небезосновательно указывает на то, что рассматриваемые действия 
серьезно препятствуют работе мест лишения свободы, достижению целей наказания, а в отдельных случаях могут привести 
к другим тяжким последствиям (убийствам, телесным повреждениям, массовым беспорядкам)1, мы, безусловно, можем отнести качественное расследование дезорганизующих действий к 
одной из основных задач правоохранительных органов в целом 
и органов и учреждений уголовно-исполнительной системы в 
частности.

Периодизация расследования имеет существенное значе
ние для криминалистической методики, поскольку каждый этап 
имеет собственные задачи, как правило, сталкивается с различными следственными ситуациями. 

Изучением периодизации структуры процесса расследова
ния преступлений занимались многие ученые-криминалисты2, 
однако на сегодняшний день в науке не существует господствующей точки зрения на количественное и качественное определение этапов расследования.

Сводя воедино цели и задачи расследования, И. М. Лузгин 

отмечал, что этап расследования – это такой его элемент, который представляет собой определенную систему действий, объединенных единством задач, условиями расследования, спецификой криминалистических приемов3. 

И. Н. Якимов выделял в расследовании три основных эта
па: воссоздание картины преступления, собирание улик и их 

1 См.: Назаров С. В. Уголовно-правовая ответственность за дезоргани
зацию деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества : 
автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2000. С. 5.

2 См., напр.: Криминалистика : учеб. / под ред. Е. П. Ищенко. М., 2003. 

С. 494–496; Криминалистика / под ред. Р. С. Белкина, Г. Г. Зуйкова. М., 1968. 
С. 491–496.

3 См.: Лузгин И. М. Методологические проблемы расследования. М., 

1973. С. 86.

использование для выявления личности преступника, предъявление преступнику обвинения1. В. И. Громов также рассматривал три этапа расследования преступлений: принятие дела к 
производству, собирание материалов для изобличения подозреваемого и предъявления ему обвинения, обобщение материалов 
по законченному уголовному делу2. Дальнейшее развитие советской криминалистики связано с преобладанием концепции 
деления процесса расследования на первоначальный (начальный), последующий, заключительный3.

Обобщение взглядов ученых-криминалистов и практиче
ского опыта расследования позволяет считать наиболее обоснованным подходом к периодизации расследования деление его 
на два этапа: первоначальный и последующий. Такое деление 
является наиболее распространенным подходом. Отметим, что 
некоторые авторы выделяют также подготовительный и завершающий этапы4.

Подобный подход к периодизации этапов расследования 

основан на совокупности решаемых на каждом этапе задач и 
соответствующих им следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий. 

В юридической литературе существуют несколько точек 

зрения на систему задач, решаемых на первоначальном этапе 
расследования.

Р. С. Белкин считал, что к первоначальному этапу расследо
вания относится решение следующих задач:

1) ориентирование лица, ведущего расследование, в обсто
ятельствах расследуемого события; определение фактов, которые надлежит исследовать в деле; получение исходных данных 
для развернутого планирования расследования;

1 См.: Якимов И. П. Практическое руководство к расследованию престу
плений. М., 1924.

2 См.: Громов В. И. Методика расследования преступлений. М., 1930.
3 См., напр.: Драпкин Л. Я. Основы теории следственных ситуаций. 

Свердловск, 1987. С. 32.

4 См., напр.: Криминалистика : учеб. / под ред. А. Н. Васильева. М., 1980. 

С. 390–395.

2) сбор и фиксация всех возможных доказательств, которые 

в противном случае со временем могут быть утрачены;

3) установление, розыск и задержание по горячим следам1.
А. Г. Филиппов и А. С. Шаталов делают акцент на решении 

таких задач, как:

– проверка общих типичных версий о событии преступле
ния, выдвинутых на основании данных, имеющихся к моменту 
решения о возбуждении уголовного дела;

– уяснение фактов, подлежащих исследованию;
– безотлагательный сбор доказательств, могущих быть 

утраченными, принятие необходимых мер для розыска и задержания лица, совершившего преступление;

– работа по выявлению обстоятельств, способствующих со
вершению данного преступления2.

Авторы данного перечня исходят из общего правила фор
мулирования задач на первоначальном этапе расследования для 
всех видов, групп совершаемых преступлений и не учитывают 
особенности, присущие преступности в исправительных учреждениях. 

А. М. Лантух к числу основных задач, решаемых на перво
начальном этапе расследования в исправительных учреждениях, относит:

1) ориентирование сотрудника, производящего расследо
вание, относительно происшедшего события, уяснение фактов, 
подлежащих исследованию по делу, получение исходных данных для развернутого планирования расследования;

2) обеспечение безотлагательного собирания в самом нача
ле расследования наиболее полного круга доказательств, прежде всего тех из них, риск утраты которых в конкретной ситуации значителен;

3) установление, розыск и задержание преступника по го
рячим следам;

1 См.: Криминалистика / под общ. ред. А. И. Винберга. М., 1959. С. 332–334.
2 См.: Криминалистика / под ред. А. Г. Филиппова. М., 2000. С. 412.

4) выявление обстоятельств, способствующих совершению 

осужденными преступления в исправительном учреждении1. 

Подобная система задач представляется наиболее актуаль
ной при расследовании дезорганизации деятельности пенитенциарных учреждений.

Альтернативного мнения придерживаются ученые, кото
рые в основу дифференциации этапов закладывают основные 
процессуальные задачи, решаемые в ходе расследования, такие 
как выявление преступления, установление лиц, совершивших 
и способствовавших совершению преступления, проведение 
соответствующих следственных действий, подготовка процессуальных актов2.

Например, Н. Л. Гранат высказывал мнение, что границей, 

которая отделяла бы начальный этап расследования от последующего, могло бы служить привлечение лица в качестве обвиняемого и предъявление ему обвинения в совершении преступления3.

Подобный подход не лишен определенной логики, по
скольку решение отдельно взятой процессуальной задачи предполагает производство следователем специфических действий, 
направленных на достижение результата. Однако, по нашему 
мнению, авторы этой концепции не учли, что, в первую очередь, этап расследования характеризуется общностью решаемых организационно-тактических, а не процессуальных задач 
расследования. При ограничении этапов расследования производством определенных процессуальных действий размываются границы между ними, поскольку такие действия по усмот
1 См.: Лантух А. М. Первоначальный этап расследования преступлений, 

совершаемых осужденными в ИТУ. Рязань, 1976. С. 20–24.

2 См., напр.: Герасимов И. Ф. Этапы раскрытия преступлений // След
ственные ситуации и раскрытие преступлений. Свердловск, 1975. С. 11; 
Гранат Н. Л. Первоначальные следственные действия и их роль в методике 
расследования // Методика расследования преступлений. Общие положения : 
материалы науч.-практ. конф. (г. Одесса, ноябрь 1976 г.). М., 1976. С. 84.

3 См.: Гранат Н. Л. Первоначальные следственные действия и их роль в 

методике расследования. С. 80–84.