Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Экономика и социология труда как комплексная научная проблема

Покупка
Основная коллекция
Артикул: 612713.01.99
Оксинойд, К. Э. Экономика и социология труда как комплексная научная проблема / К. Э. Оксинойд // "Актуальные проблемы управления-2004", вып.4. - Москва : ГУУ, 2004. - 5 с. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/444459 (дата обращения: 20.07.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
Сб."Актуальные проблемы управления-2004",  
вып.4, 2004 
ГУУ, М., 
К.Э.Оксинойд, 
канд.филос.наук, доц., 
( ГУУ, г.Москва) 
 
Экономика и социология труда как комплексная научная проблема 
 
    Тесная взаимосвязь и объективное переплетение экономических и социологических 
аспектов труда стимулируют попытки соответствующего комплексного исследования. 
Специалисты с мировой известностью, представляющие обе классические науки - 
экономику и социологию, - давно обратили внимание на ущербность одностороннего 
подхода при анализе проблем общественной жизни. В   подтверждение этой мысли 
можно привести соответствующие высказывания  основателя социологии О.Конта 
(1798-1857) и философа Дж.С.Милля (1806-1873) , являющегося одним из классиков 
экономической теории.. Первый считал, что «все аспекты общественной жизни 
настолько тесно взаимосвязаны, что специальное исследование любого из них 
неизбежно будет бесполезным». Второй, разделяя такую точку зрения, утверждал: 
«Маловероятно, что человек будет хорошим экономистом, если он ничем, кроме 
экономики не занимается» (Цит. по кн.: Б.М.Генкин по Экономика и социология труда / 
Учебник для вузов. - М.: НОРМА – ИНФРА-М, 1998, с.18). Эти высказывания, весьма 
уместные в учебнике по экономике и социологии труда, представляются также вполне 
закономерными и естественными, если учесть широту масштаба мышления и научного 
кругозора их авторов, каждый их которых был крупным философом и, следовательно, 
на первое место ставил проблемы смысла бытия вообще и человеческой жизни и 
деятельности, в частности. Поэтому О.Конт под влиянием впечатляющих для того 
времени практических достижений естественных наук и не менее глубоких по своему 
воздействию на  сознание ученых общественных потрясений пытался построить 
«позитивную» 
общественную 
науку, 
служащую 
инструментом 
преобразования 
общественной жизни. Дж.С.Милль, автор многочисленных книг по логике, философии 
науки, политике и чистой экономической теории, был также движим стремлением к 
справедливости. Едва ли он мог бы согласиться с мнением, которого придерживаются 
некоторые современные экономисты, что «экономика не занимается вопросами 
справедливости». Ему подобное суждение, скорей всего, показалось бы, по крайней 
мере, странным. Известно, что он симпатизировал рабочему движению и вместе с тем 
провозглашал принцип невмешательства в индивидуальную свободу действий. Как 
отмечается в словаре современной экономической теории Макмиллана, «Чистая 
экономическая теория не представляла ценности для Милля, и его исследования в 
области экономической науки были только частью изучения моральной и социальной 
философии в целом» (М., 2003, с.323).  Существуют и другие примеры аналогичного 
комплексного подхода выдающихся ученых и мыслителей к анализу общественноэкономических явлений, в числе которых центральное место закономерно занимает 
трудовая деятельность. 
     В частности, ценностное обоснование хозяйственной деятельности и труда как ее 
сердцевины были предметом научного поиска русского религиозного философа, 
занимавшего исследованием хозяйственной деятельности человека, С.Булгакова, 
автора «Философии хозяйства» и «Христианской социологии». Отсюда логично 
вытекает его определение труда как ценности, «которою приобретаются блага, 
поддерживающие жизнь» (цит. по работе А.Кравченко и В.Щербины «Социология труда 
и производства» // в кн. «Cоциология в России». М., 1998, с. 214). Убедительным 

примером плодотворного научного синтеза экономики и социологии, отражающего 
объективную нераздельность, слитность реальных социальных процессов, служит 
творчество Т.Веблена (1857-1929), создателя «институциональной экономической 
теории» или, как иногда пишут, «институциональной политэкономии». Примечательно, 
что в экономических словарях Т.Веблена представляют как «экономиста и социолога», 
либо просто как экономиста (Словарь по экономике COLLINS), а в социологических - 
как «социолога и экономиста». О проблемах, которые составляли предмет 
исследования этого выдающегося ученого обществоведа, можно, в определенной 
мере, судить по названиям таких  его  работ,  как: “Теория праздного класса”, “Теория 
делового 
предприятия”, 
“Инстинкт 
трудолюбия”, 
”Инженеры 
и 
система 
цен”, 
“Абсентеистская собственность”, “Очерки нашего изменяющего общественного строя”. 
Они говорят о том, что в центре его научных интересов и поисков находилось 
общество, то есть, общественная жизнь, взятая как целое. Экономические же формы 
общественной жизни, в частности, экономические институты, интересовали Веблена 
постольку, поскольку в его концепции общественной жизни им отводилась роль 
решающего фактора развития общества.  
     Не менее внушительным примером применения социологической методологии для 
исследования хозяйственной деятельности (исследование ценностно-мотивационных 
основ хозяйственной деятельности) является научная деятельность М.Вебера, одного 
из наиболее крупных социологов конца 19 – начала 20 в., оказавшего большое влияние 
на развитие этой науки. Глубокое исследование великих культур  Китая, Индии и 
Ближнего Востока, сравнение религий  народов, создателей этих культур, с религиями 
Запада позволили Веберу сделать непосредственно относящийся к экономической 
теории вывод, о том, что на развитие капитализма сильное влияние оказали некоторые 
аспекты христианства, в частности протестантская этика (Протестантская этика и дух 
капитализма. В кн. М.Вебер. Избранные произведения: Пер. с нем. / Сост., общ. ред. и 
послесл. Ю.Н.Давыдова; предисл. П.П.Гайденко. – М.: Прогресс, 1990).  
      Обсуждая проблему комплексного социологического исследования трудовой 
деятельности как глобального общественного явления, нельзя не отметить научную 
деятельность К.Маркса, выдающийся вклад которого в развитие мировой классической 
экономической и социологической мысли признается  повсеместно. Как заметил один 
из современных крупнейших социологов Э.Гидденс: «Труды Маркса касаются 
множества областей социальной жизни. Даже самые строгие критики считают, что его 
работы, безусловно, важны для становления социологии, однако сам Маркс не 
рассматривал себя как «социолога». Большая часть его трудов посвящена 
экономическим темам, но поскольку он всегда стремился связать экономические 
проблемы с социальными институтами, его работы богаты и глубоки и в 
социологическом плане» (Гидденс Энтони. Социология. М.: Эдиториал УРСС, 1999, 
с.641).  
    Представленный ряд классиков мировой социологии и экономики, отдавших дань 
системному исследованию проблемы труда, был бы не достаточно полным без не 
менее известных имен Э.Дюркгейма (1858-1917)  и Г.Зиммеля (1858-1918). Оба они 
жили в эпоху глубоких социальных трансформаций, тесно связанных с новыми 
революционными техническими изобретениями и вызванным ими бурным развитием 
промышленности, что не могло не отразиться на их творчестве.  
     Дюркгейм создал  оригинальную концепцию разделения труда, в соответствии с 
которой дифференциация трудовой деятельности выполняет не только экономическую 
функцию повышения производительности, но и чисто социальную функцию 
углубления солидарности субъектов труда. При этом характер солидарности 
исторически 
эволюционирует 
от 
механической 
солидарности, 
свойственной 

примитивным обществам, к органической солидарности. Согласно Дюркгейму 
органическая солидарность выступает в качестве необходимого условия нормального 
функционирования сложно организованного промышленного общества (Дюркгейм Э. О 
разделении общественного труда / Пер. с фр. А.Б.Гофмана, примечания В.В.Сапова. - 
М.: Канон, 1996, с.69).  Свидетельством незаменимой роли солидарности как фактора 
успешной совместной трудовой деятельности можно, на наш взгляд, считать 
повышенное внимание современного менеджмента к формированию корпоративной 
культуры 
и 
тенденцию 
к 
уплощению 
организационных 
структур 
управления 
хозяйственными организациями.   
     Г.Зиммель также специально исследовал проблему труда, посвятив ей работу под 
названием «Философия труда». В ней он полемизировал с политэкономической 
теорией «трудовой ценности». Остро критический настрой Г. Зиммеля по отношению к 
данной теории был  связан с тем, что, по его мнению, «она пытается установить 
понятие труда, одинаково применимое к мускульной и психической работе», и при этом 
«фактически считает мускульный труд первичною ценностью, считает его масштабом 
всякой работы вообще». По мнению Г.Зиммеля, «источником ценности являются 
психические процессы не только со стороны потребителя,  но также со стороны 
производителя», поэтому «мускульный и «психический» труд имеют общее, можно 
сказать моральное обоснование ценности, устраняющее всякий банальный и грубо 
материальный характер в сведении всякой ценности на ценность мускульного труда» 
(Г.Зиммель. Избранное. Т.2. Созерцание жизни – М.: Юрист, 1996, с.458). Как можно 
увидеть, познакомившись с данной работой, решение, на первый взгляд, сугубо 
экономического вопроса о соотнесения затрат труда с оценкой произведенной им 
стоимости оказывается весьма непростой комплексной задачей, требующей более 
широкого социального взгляда и разносторонних знаний о человеке.     
     Таким образом, констатация целостности социальной жизни и вытекающей отсюда 
теснейшей взаимосвязи экономических и социологических аспектов проблемы труда 
является исходным методологическим положением, обосновывающим необходимость 
комплексного подхода к  исследованию экономических и социальных проблем  
трудовой деятельности.  
     Стремление к комплексному, то есть учитывающему в полной мере экономические и 
социологические аспекты трудовой деятельности,  подходу к ее изучению в разное 
время реализовывалось разными путями и воплощалось  в разных формах. В 
экономической теории это проявилось в создании и развитии  «институциональной 
экономики». В социологии аналогичный процесс выразился в возникновении 
направления, получившего название «Экономическая социология». При том, что нужно 
признать, что  предмет данного направления заметно выходит за рамки проблем 
трудовой деятельности и поведения, изучаемых социологией (Н. Смелзер, 1972). 
Дискуссия по поводу содержания и границ данного направления показывает, что 
вопрос о его предмете является достаточно не простым, требующим уточнения границ 
предметных  областей классических базовых дисциплин – социологии и экономики. 
Относительно 
него 
существуют 
разнообразные 
и 
подчас 
диаметрально 
противоположные точки зрения  (см., например, В.В. Радаев «Еще раз о предмете 
экономической социологии». Социс, №7, 2002). Вместе с тем в данном случае важно 
обратить внимание на то, что решение проблемы дифференциации научного знания 
лежит не только на пути применения предметного принципа. Современное 
науковедение выявило характерный для последних десятилетий развития научного 
знания факт и обосновало правомерность использования также проблемного 
принципа, согласно которому основой формирования нового научного направления 
может являться существование той или иной социально значимой проблемы. 

Например, освоение космического пространства (космонавтика) или рост масштабов 
загрязнения среды обитания (экология).  
        Исследование хозяйственной деятельности и трудовой деятельности как ее 
базового элемента безусловно, как нам кажется, относится к числу подобных, 
наукообразующих 
проблем. 
К 
сожалению, 
большинство 
научных 
публикаций 
акцентируются 
на 
различиях 
экономики 
и 
социологи, 
стремясь 
найти 
и 
сформулировать критерии, позволяющие провести более строгие междисциплинарные 
границы между рассматриваемыми дисциплинами. Однако практика управления 
нуждается в синтетическом, комплексном научном знании о трудовой деятельности. 
Потребность практики в подобном знании возникла не сегодня,  став ощутимой уже в 
начале прошлого столетия. Реакцией научного мира на появление данной потребности 
было  развитие науки об управлении или научного управления, широко опиравшегося 
на практическую деятельность менеджеров промышленных предприятий, количество 
которых в индустриальных странах в то время росло с невероятной быстротой. 
Разумеется, данный процесс сопровождался дифференциацией управленческой 
деятельности и соответствующих областей научного знания. В 20-е годы прошлого 
века появляется социология труда. Позднее, в 50-60-е годы под влиянием более 
глубокого осознания роли труда как фактора экономического роста формируется в 
самостоятельное направление исследований экономика труда. Однако в понимании и 
содержании предмета данной дисциплины  западными учеными, работавшими в 
условиях рыночной экономики и частного предпринимательства, и отечественными 
специалистами, решавшими   задачи централизованного  управления хозяйственным 
комплексом, базирующегося на отраслевом принципе, сложились естественные 
различия. Их было бы не правильно трактовать как вытекающие исключительно из 
идеологических оснований. На западе экономика труда сложилась в основном как 
социально-экономическая 
дисциплина, 
отвечающая 
нуждам 
самостоятельных 
субъектов экономического поведения в рыночной экономике, в нашей стране – как 
технико-экономическая, 
стремящаяся 
соответствовать 
запросам 
отраслевых 
и 
заводских 
отделов 
труда 
и 
заработной 
платы, 
выступающих 
в 
качестве 
исполнительных функциональных элементов единого хозяйственного механизма. 
      В настоящее время, в российских условиях, потребность в комплексном социологоэкономическом 
знании 
о 
трудовой 
деятельности 
проявилась 
в 
образовании 
синтетической учебной дисциплины - «экономики и социологии труда». Это 
произошло в новых исторических и социально-экономических обстоятельствах, 
связанных с реформированием экономики и сопутствующей глубокой трансформацией 
всей социально-политической системы. Происходящие при этом сдвиги в системе 
трудовых отношений не могут быть адекватно осмыслены в рамках какой-либо одной 
из названных классических научных дисциплин, будь то социология или экономика. 
Радикальные изменения форм собственности, состава субъектов экономической 
деятельности, распределительного  механизма, ценностных ориентаций населения и 
мотивов деятельности обусловливают необходимость синтетического комплексного 
подхода к исследованию трудовой деятельности. 
      В этой связи представляется, что задача формирования предмета экономики и 
социологии труда как научной дисциплины выходит за рамки дидактических целей, 
которые являются определяющими при создании учебных курсов по «экономике и 
социологии труда» в силу самого характера учебной деятельности. Вместе с тем 
наблюдаемое разнообразие подходов и опыт создания данного курса, в котором 
участвуют  коллективы и авторитетные  ученые ведущих экономических вузов, сами по 
себе стимулируют постановку и попытки решения проблем  собственно научно- 
теоретического и методологического характера.  В частности, нуждаются в 

дальнейшем осмыслении и  уточнении, как объект, так и  предмет комплексного 
экономико-социологического (социолого-экономического) исследования  трудовой 
деятельности. Требуется определение состава и систематизация категориальнопонятийного аппарата, а также инвентаризация методического инструментария. 
       В качестве ключевой категории, отражающей объект исследования должна 
рассматриваться 
категория 
трудовой 
деятельности. 
Предмет 
исследования 
образует совокупность реальных, фактических проблем трудовой деятельности, 
отражаемых  системой соответствующих понятий. При этом было бы ошибкой 
отождествление общности слов, используемых в качестве научных понятий, с 
общностью самих понятий, поскольку  научные понятия служат лишь средством 
обозначения тех или иных объективно существующих процессов и явлений. Иначе 
говоря, за одним и тем же словом - понятием в разных научных дисциплинах могут 
скрываться  различные  объективные сущности и содержание.  
       Что касается методического инструментария, то он для социологии и экономики 
труда представляется достаточно общим в отношении методов сбора эмпирических 
данных, их обработки и анализа. Здесь специфика может быть обнаружена в 
смещении акцентов на использование отдельных методов и в их разнообразии, в 
большей или меньшей возможности использования формального моделирования. Но 
эти различия обусловлены, на наш взгляд, не столько спецификой предмета 
исследования, сколько данью известной традиции.