Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Модернизация в России и конфликт ценностей

Покупка
Основная коллекция
Артикул: 612712.01.99
Книга представляет собой первую в отечественной литературе попытку соотнести процессы социокультурной модернизации с цивилизационной спецификой России. Авторы анализируют проблему культурной детерминации социальных отношений, роль конфликта ценностей в развитии общества. Рассмотрено содержание ценностных сдвигов в обыденной культуре, политике, иделогии, науке, изменения в соотношении традиционализма, утилитаризма и либерализма как нравственных оснований общественной динамики. На основе проведеннoгo исследования предложен социокультурный прогноз развития России.
Модернизация в России и конфликт ценностей : монография / отв. ред. С. Я. Матвеева. - Москва, 1993. - 251 с. - ISBN 5-201-01852-1. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/347525 (дата обращения: 19.05.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
Российская Академия наук 

Инсти1УГ философии 

МОДЕРНИЗАЦИЯ В РОССИИ И КОНФЛИКТ 

ЦЕННОСТЕЙ 

Москва 
.1994 

ББК 71.4 

М-74 

М-74 

OтвeтcтвellllblA редактор: к.ф.н. СЯ.МlI11ICева 

Авторы КOII1IСlПИаноro тру.: 

к.ф.н.А.СА.шезер (главы 1,2 §1; 10; 11), 

д.ф.н. Н.Н.КОЗJIоsа (глава S), к.ф.н. с.JI.МаmseеtИI (Введение, главы 

1 § 1,2; 2 §2, 3; 8), д.ф.н. Э.А. ОрлOtИl (главы 3,4), 

д.ф.н. в.г.Федоmоsа (главы 6, 7), Н.Г.JlIClИItНIW (глава 9) 

РСЦСНЗСнn.a: 

доктора фИЛОС.Jlаук п.t.Гуревuч. А.СЛ_рин, 

доктор исторических наук и.н.ОсUНOtJСкиiJ 

МодеРllllзаЦIIЯ в России и КОllфлИКТ цеllllостеА. 
М., 1993.- 250 с. 

Книга предстамяет собой первую в отечественной литературе 

попытку соотнести процессы социокуль1УР"ОЙ модеРНИ:l8ЦИИ с 

цивилизаЦИОJIIIОЙ спецнфикой России. Авторы внализируют проблему КУЛЬ1УРной детерминации социальных отношений, роль 

КОJlфШlкта цешlOСтей в развитии общества. Рассмотрено содержание цеШIOCТlIЫХ сдвигов 8 обыдеllНОЙ культуре, пo.llитике, иде
0.II0ГИН, науке, измснсния 8 соотношении традиционмизма, утилитаризма и либермизма как нравственных оснований обществеШIОЙ динамики. На основе проведеннoro исследовании предложеll СОЦИОКУЛЬ1УРный 'nРОГIIОЗ развитии России. 

ISBN 5-201-01852-1 
(с) ИФРАН, 1994 

ВВЕДЕНИЕ 

Наше общество живет в ситуации начинающего осознавать 

себя разнообразия ценностей. Реабилитация недавно еще запретного слова плюрализм - условие разрешенной гласности. ·джин. 

выпущенный из бyrьUIКИ·. Согласившись на плюрализм общество не овладело пока разнообразием ценностного содержания 

жизни в такой степени. чтобы разрешить ему укрепИ'tься. развив 

демократические структуры. правила и ИНСТИ'tyrы. Оно только 

дало возможность многообразию открьпь себя: тайному стать 

явным. шепоту обратиться в крик. Но монолог. даже если он 

звучит очень rpoмко. остается вне рамок и возможностей осмысленного разговора. всегда предполагающего учет мнений. позиций и ценностей собеседника. Битва монологов. идущая в обществе. свидетельство того. что вырвавшееся на просторы публичности ценностное разнообразие нашей жизни являет себя как поляризованный мир. где ценности релятивизированы. где уграчены устойчивые ориентиры. понимание. что есть добро. а что 

есть зло. где пyrь назад. а где вперед. где правда, а где ложь, где 

право. наконец, а где лево. Подобное разнообразие превраща­

ется в столкновение. в конфликт ценностей. 

Столкновение ценностей характерно не только для нашего 

общества. Выход за рамки локальных деревенских миров миллиОIЮВ И миллионов крестьян, включение в мировое хозяйство десятков развивающихся стран Азии. Латинской Америки, Африки 

уже давно пpo(pJематизировали эту ситуацию. Долгий исторический пyrь пролег от того времени. когда передовой Европе открылось потрясающее разнообразие человеческих культур и цивилизаций, до сегодняшнего. дня. когда это разнообразие предстает 

уже не как момент симпатий или антипатий. этнографического 

интереса,ЭСТетического любования, но как необходимость взаимной работы представителей различных культур над общими проблемами. как совместный труд на одних и тех же предприятиях. 

как оптимизация экономических и политических связей, наконец. как единая задача сохранения планеты в условиях нарастания глобальных проблем. 

В западной науке эта ситуация исследуется, начиная со второй половины XIX века. Теория модернизации. осмысляющая 

трансформации традиционных ценностей. СТРУКТУР •. отношений в 

модернизированные. "современные". за пропшый и нынешний 

века успела сложиться в развитое направление в общественных 

науках. включающее множество аспектов. имеющих методологи
чес кое, теоретическое и ПРИlCJlадное значение. Ее разрабатывали 

такие крупнейшие ученые, как М.Вебер, э.дюркгеЙм, к.Маркс, 

РЛарк, 
Ф.Т~ннис, 
Г.Беккер, 
МЛеви, ТЛарсонс, 
У.Ростоу, 

Дж.Грегор, Р.Рэдфилд, Ш.ЭЙзенlIПадт, Д.РюшемеЙер, Г Апмонд, 

А.Гершенкрон, Б.Мур и многие другие. В этих концспциях накомен огромный теоретический опыт анализа процессов перехода от традиционного к индустриальному обществу, различные 

возможности, возникающие на этом пути, общие закономерности и особенности, связанные со спецификой общества и страны, 

переживающей модернизацию. Если органичная "первичная" модернизация, которую переживали переходящие от средневековья 

к новому време~и западные общества, сближается с проблематикой генезиса капитализма, зарождения и становления буржуазных обществ, то вторичная, ускоренная, или опоздавшая модернизация связана с анализом обществ "второго" и "третьего" эшелонов, вступивших на путь модернизации позднее, чем начавшая 

ее Англия и некоторые другие страны Европы. Концептуальный 

арсенал теории модернизации использовался ДЛЯ анализа процессов, происходивших в Германии 1 ,но в наибольшей степени 

эта теория, а также конкурирующая с ней теория "зависимого 

развития" применялась для изучения процессов социальных и 

культурных изменений в обществах "третьего мира". 

К сожалению, отечественная общественная наука, длительное 

время остававшаяся служанкой идеологии, до последних лет не 

обращалась по крайней мере открыто, к концепциям модернизации при изучении советского общества, России. Она видела 

в них объект критики' и инструмент для изучения развивающихся стран, причем инструмент негодный в силу его порочной "буржуазной" идеологической основы. Само слово модернизация по отношению к культурным и социальным процессам, 

протекающим в нашем обществе, находилось под запретом. Подобный изоляционизм не мог пройти бесследно. Опасаясь сравнения и возможного сходства процессов, имеющих место в СССР 

и в развивающихся странах, идеологи и подчиненные им обществоведы сужали обществеиный кругозор. Политическое лидерство оказывалось обреченным на дилетантские импровизации в 

экономической, хозяйственной, культурной политике, а общество 

загоllЯЛОСЬ в ситуацию тупикоspй модернизации, экстснсивного 

разбазаривания природных, культурных, человеческих ресурсов. 

1 
См., например: Weh1er но-и. 
Voriiberlegungen 
l,ur 
modc:men 
deutschen 
Gesellschaftsgeschichte/ /lndustriel1c Gesellschaft und politischen System: Вetro 
zur politoSo:r.ialgeschichteo 8onn, 1978; Weh1er нои. Modemi:r.ierungstheorieno 
Gottingen, 19750 

4 

Несомненно, что не наука источник сложившегося положения, 

и тем более не является им недооценка одной из многих социально-философских и социологических теорий, но тем не менее 

и дефицит современного исследовательского багажа и опыта, и 

снижсние уровня рефлсксии в обществе, и путь тупиковой модсрнизации, которым оно нто - звенья одной цепи. 

Кажется естественным, рассматривая проблемы перехода or 

традиционных общсственных структур к модернизирован'ным в 

нашсм обществ~, обратиться к инструментарию, накопленному в 

теории модернизации, тем более, что этот путь апробирован зарубежными исследователями россии2 . Когда американский историк 
С.Коэн 
ПdСал 
о 
СССР, 
что 
его 
нельзя 
называть 

·модернизированным· государством, ибо в нем ·уживаются две 

страны: одна современная и даже европеизированная, другая 

(включающая обширные сельские районы и провинцию) 
сродни тому, что теоретики модернизации именуют развивающимися странами, или третьим миром·З , он выражал общераспространенное мнение западных ученых. Не будем сейчас спорить с таким подчеркнуто I'eOl'pафическим подходом к вопросу о 

степени модернизировашlOСТИ общества, важнее другое: среди теоретиков модсрнизации распространсн взгляд на возможность 

сложных псреплетений модернизированных и традиционных 

элементов в рамках ОДIIОГО и того же общества. ·Во многих обществах, - писал Д.РюшемеЙер, - модернизированные и традиционные элементы сплетаются в rrричудливыс структуры. Часто такие 

социальные несообразности прсдстамяют собой временное явление, сопровождающсс ускореНllые социальные изменения. Но нередко ОIlИ закрспляются и сохраняются на протяжении по 
колениЙ ... Если давать формальное определение, то частичная модернизация представляет собоЦ такой процесс социальных изменений, который ведет к институционализации в одном и том же 

обществе относительно модсрнизированных социальных форм и 

менсе модернизированных структур"4. 

Возможно, фактически, огромное число комбинаций, вызывающих дисгармоничность соотношений традиционного и модернизироваllllOГО элемснтов в обществе. ПОl'pужение в это разнообразие и составляет суть и одновременно сложность изучения 

специфики модернизации в той или иной стране. Основная за'дача, настоящего исследования - осмысление специфики модернuзоции 8 России. Авторы пытаlОТСЯ предложить категориально-по
2 . См., например: S1uznin Т. Russia as а "developing society". L,1985. 
З Коэн С. БопьшеllИ3М и СТ3Ilинизмj jВопр.философии. 1989. N7. с.70. 
4 
См.: Theorien des 80ualen Wandcls/Hrsg. уоп ZapfW. K6nigstein,1979. S_182. 

5 

иятийный аппарат для изучения этих процессов. Важнейшее место здесь занимает изучение ценностного содержания человеческой жизни, того, что сами люди, социальныс, профессиональные 

и демографические группы, субкультуры прсдставляют важным 

и ценным для себя, как они видят общестнснные идеалы, какие 

выдвигаются в культуре образцы праВИЛLlIOГО, нравстнешlOГО 

поведения. Авторы убеждены, что на основании таких складывающихся 
в 
общественной 
жизни, 
в 
культуре 
культурных 

"программ" рождаются и нормы, и социальныс институты, их охраняющие. Срез изучения, связывающий рассмотрение цснностей с социальными отношениями, с организационными формами, деятельностью, человеческим повсдением, находится в 

центре внимания в данной книге. Он выступает не только объектом внимания, но проблематизируется, становится предметом 

теоретических обобщений. 

Само по себе переплетение традиционных и модернизированных элементов и CTPYI<ТYP в одном и том же обществс не обязательно приобретает негативные смыслы. Вполне возможно в 

достаточной степени мирное сосуществованис старого с новым. К 

сожалению, однако, частичная модернизация открывает возможJЮСТЬ патологического течсния социальных процсссов, что и 

произошло в России. Опасность возможных противоестественных WСКЛееК• еще и в том, что развитие модернизации, рождение 

новых, модернизированных CТPYI<ТYP может быть lIостаnлено на 

службу традиционным структурам, поддерживать и даже активизировать традиционные ценности, яrviоть до разрушения, подавления перспективных новшеств, "точек роста". 

Общество, отошедшее от единомыслия, характерного WIя 

традиционности, утерявшее выросшие естественно-историческим 

пугем "перегороДки"-мембраны, амортизирующие встречу различных ценностей, переводящие их в некую взаимоприемлемую 

плоскость, и при этом заблудивu'~еся на дороге в современность, 

среда - перманентно рождающая конфликт ценностей. Не таково 

ли наше общество, ушедшее' от лада традиционного образа 

ЖИЗIIИ, но не нашедшее в себе сил для отказа от традиционных 

ценностей в пользу новых, только и могущих обеспечить жизнеспособность социальных и культурных процессов в современном 

мире? Конфлииcrценностей как важнейшая составляющая социокультурной Сkryации, то, что выше бьmо названо битвой монологов, результат WIительного господства традиционных ценностей, попьпок их адаптации в неадекватной более для этого среде. 

Вместе с тем теория модернизации, в тех ее формах, которые 

бьmи выработакы на ЭМПИРИ'fеском материале стран "третьего 

6 

мира", Германии, западных стран, видимо, может быть ПРИllЯТа 
лишь как некий ориентир. Обращение даже к тем конкретным 

разработкам, которые возникли из анализа "крестьянских обществ"5, не должны заслонять задачи исследования специфики 

отечественного опыта модернизации. Хотя практика последних 

семидесяти лет с ее искусственно подавляемыми, загоняемыми 

внугрь противоречиями И реально разрушенными традиционными и нетрадиционными укладами и угвердила некоторую тупиковую ветвь модеРllизаl~ИИ, своеобразие России, ее социокультурные особенности таковы, что заслуживают создания оригинальных концептуальных разработок, выходящих за рамки тех, 

что возникли на Gазе изучения других обществ - все равно западных, или ВОСТОЧhЫХ. Здесь возможен упрек в стремлении к изоляционистскому поиску особых объяснений, все тех же поисков 

·особснной стати· отсчественной культуры, общества и их проблем. Думаю, что в данном случае он безоснователен. НесомнешlO, необходимо принять и учесть общие теоретические положения теорий и КОIЩСIЩИЙ модернизации, но они не MOгyr 

быть признаны достаточными для России, ибо эти концепции 

MOгyr помочь понять лишь те аспекты культурных и социальных 

изменений, которыс составляют весобщее содержание этих изменений. За их границами остаются особенные и уникальные состаВЛ)jющие опыта культурного и социального развития, так как 

01lИ спсцифичны для каждой отделЬ1l0Й страны. Особенные в 

силу множества различий исторических, геополитических, 

климатических, социальных, культурных и прочих. Уникальные 
по опрсделснию. И УIIИкалыlOСТЬ российского опыта модернизации, и беспрецедентность рсзультатов этого опыта требует погружен ия в имманснтные глубины его содержания, и соответCТBellllo поиска самостоятельных подходов к изучению процессов 

модернизации в России. 
. 

, 
Сегодня сложилась ситуация, когда на смену дискредитировавшего себя способа модеРllизации страны приходят новые 

концепции, и среди них концспция защиты, сохранения, возрождения и поддержки социокультурного разнообразия, различных 

укладов, форм жизни, деятельности, социальных отношений, 

обеспечения им свободы существования и функционнрования. 

Вместе с тем анализ общсствснной и культурной ситуации показывает, что реально существующее культурное разнообразие проти вореч И ВО, нсустойчиво, его элементы склонны обращаться 

5 
См., например: Scott LC. Moral Есопоту оС Ihe Peasanl. Rebellion and 
subsislc:nce in Southc:asl Asia & Nc:w lIауеп. 1...,1976. 

7 

один против другого, чему способствует противоречивость господствующего типа личности, слабость интеl1>ационного механизма в обществе, включая формы и методы взаимосвязи культурного 
разнообразия, 
социально-культурных 
укладов,субкультур, отсутствие развитых tobaPllo-денежных ОТllошений. Эrо порождает определенную опасность хаоса, роста социальной напряженности и делает необходимой разработку пути к 

новой модернизированной культуре, к новому консенсусу первостепенной задачей всего общества. 

Данное исследование, завершенное в 1990 г. и тогда же рекомендованное Ученым советом к изданию, имеет целью: 

- проанализировать содержание культуры в контексте идеи 

конфликта ценностей в российском обществе; 

- разработать концепцию механизмов культурной детерминации социальных, в частности, модернизat~ионных процессов; 

- раскрыть содержание динамики традиционалистских и модернизационных ценностей в разных сферах Культуры; 

- показать возможности участия социальной науки,социокультурного подхода в разработке путей реформирования общества, конкретных программ и проблем социокультурной модсрнизац~;~.{ России, в частности, выявить условия, границы реформы, способствующей устаномению, упрочению и развитию 

ценностного содержания культуры, направленной на эффективность деятельности, динамизм, прогресс, поддержку ценностей 

личности, ее свободы, развитие предпринимательских ценностей, 

позитивных инноваций. 
. 

Важная особенность исследования состоит в том, что его 

объектом прежде всего являются массовые социокультурные 

процессы, массовые ценности и лишь во вторую очередь их проямение, отражение в истории мысли, в научных, художественных произведениях, политичесКих теориях и др. Анализу подвергалась динамика традиционных и модернизирующих тенденций 

в культуре, причем учитывалось, что сам традиционализм 
сложное 
много • .лановое 
ямение, 
включающее 
различные 

формы, существующие в обществе, изменяющиеся и под 

МllЯнием внутренних при .ин, И под воздействием внешних 

обстоятельств. KoнтalCТa с дрyrими ямениями и ценностями. 
Авторам представлялась фактом, особо важным для России, во 

многом обусловившим специфику протекания модернизации, 

незрелость 
самого 
традиционализма, 
его 
архаичность, 

нераскрытость потенций многих традиционных форм культуры и 

рожденных на ее основе институтов. 

8 

в основу КJIИI'И rЮJJожсна КOIщсrщия, согласно которой Россия принадлсжит к особому НРОМСЖУТО'IIIOМУ типу цивилизации, 

ГДС зшt'JИТCJJЫJЫС нласты традИl~ИОJJНОЙ, статичного типа культуры стаЛКИПaJlИСЬ с ростками динаМИЧIIОЙ, индустриальной. 

ПОТРСJIOЖСIIIIЫЙ, разрушающийся с 1861 года традиционалИЗМ 

нсс I~СIIIЮСТИ сохрансния УСТОЙ'IИВОСТИ, защищенности, КОМФОРТIЮСТИ жизни В рамках JЮКaJlЫIЫХ миров, в IIСМ господствовала Щ>СIIIIЯЯ ориснтаl~ИЯ lIа адаптацию к ВIIСШНСЙ среде П1риродной и СОЦИaJJЫЮЙ, аllторитаристскис упования на сильную 

ЦСНТРaJlI,НУЮ lIJIасть. ТраДИl~ИОJJaJIИСТСКИЙ ЦСIIIIОСТНЫЙ комплекс 

ПРОJJИ:IЫllaJIСЯ Ii IЮСТСIIСIllIO размыuался также идущим из почвы 

утилитаРИ:lМОМ, который включал IIОСТОЯIIIЮ возрастающие требования, обраЩСIIJJЫС к государству как источнику потребительских благ и ресурсов, но стимулировал также и развитие произВОДИТCJJЬJJЫХ форм ДСЯТCJIЬНОСТИ. 

Внутреll/lИС импульсы К развитию, обеспечиваемые идущим 

из НО'IIIЫ утилитаризмом, однако, нс были достаточны ДЛЯ целей 

МОДСРIIИ:lации, ос06СllllO ускоренной. Навязанная сверху, она 

приоБРСJlа УРО/VlИllые формы, фактически, обратилась против 

самих МОДСРНИ:lИРУЮЩИХ слоев, против ростков буржуазной 

культуры, ра:lllИТИЯ TOJlaP"O-ДСJJСЖНЫХ отношений, высших форм 

JJаучноl'O и ХУДОЖССТIIСIIIЮГО творчсства и оказалась во власти 

траДИЦИОНaJlИСТСКИХ цснностсй, активизировавшихся в обществе 

в резулы'атс усилснных и "еОДlIокраТIIЫХ попыток их искоренить. 

Это ВЫЗПaJlO 8:Jаимора:lРУlIIсние как конструктивных инноваций в 

культурс, образах и стилях жизни, организации производства, 

так 
и 
СJJОЖИВIIIИХСЯ 
традиционных 
социалыl-культурныыx 

укладов, форм произподства и образов жизни. 

Социальный катаклизм 1917 года произошел на этапе, когда 

особеНIIО обострились противоречия, вызванные быстрыми и нераВIiОМСРНЫМИ сдвигами в хозяйственных укладах и социальноэкономических формах жизни. Упадок высших слоев традиционIЮГО общсства в России не был компенсироваНllеобходимым ростом новых элит. Конфликтность И одновременно слабость интеллигенции (оборотная сторона недостаточной модернизироваНIIОСТИ общества), привела к выдвижению конкурирующих IК 

подчас исключающих друг друга идейных, мировоззренческих. 

социалЬНО-ПOJlитических концепций. На определенном этапе 

приоритетllОЙ стала идея радикальных социальных изменеииЙ. 

Недостаточность предпринимательства, недоразвитость товарноденежных отношений, экономической инициативы в обществе, 

неспособность правящей ЭЛИТЫ последовательно провести в 

жизнь требования модернизации сильно усложнили ситуацию. 

9 

Новые социальные слои, выступившие на арену политичсской 

жизни после катастрофы 1917 года, не смогли гармонизировать 

идущие процессы, направить модсрнизационныс ИМПУЛJ.сы в 

сторону поддержания и развития цснности самодеятельной, саморазвивающсйся, ответственной личности. Модсрнизация развертывалась соглаСIIО логике, продуцирусмой массовыми ценностями, сформировавшимися к этому периоду. 

ТИПИЧIIЫЙ носитель массовых ЦСlIIюстей к этому времени 

сохранил часть чсрт, идущих от традиционализма, хотя и неСКОЛЬКО разрушенного послереформснными процсссами XIX 
начала ХХ в., и часть чсрт почвеllНОГО утилитаризма, приобретших преимуществснно потребительскую ориснтацию. В условиях 

бурного миграционного процссса подобное сочетанис цснностсй 

способствовало быстрому освоению новых форм жизни, Т.е. достигнутого к тому времсни уровня производства, внсшних элементов городского образа жизни, однако прснятствовало развитию более сложных форм труда, деятельности, TBOP'lccTBa, культуры. Более того, развернулся массовый процесс у"рощсния 

культуры и социальных отношений, усилилась враждсбность к 

носителям более сложных форм труда. Иными словами, освосние 

на массовом уровне отдельных ограничснных элсмснтов индустриальной культуры и городского образа жизни СОIlРОВОЖДалось 

уничтожением модернизированных выше этого уровня культурных форм. Высшей целью модернизации, как извсстно, стало 

сильное государство, что в общсм согласовалось с давно утвсрдившейся в России традицисй. Неверно бьuJO бы утвсрждать, что 

сильного государства требовали какие-то отдельные группы в 

обществе, заинтересованные в этом в силу своей спсцифИ'IССКОЙ 

функции В общественном разделснии труда или ноложения в 

иерархии масти, в системс управлсния общсством. Главной причиной выдвижения сильного государства как высшей ЦСIIJIОСТИ 

модернизации в России бьVI социалыю-психологичсский механизм приобщения личности к государству как ВОШIощснию собственной силы этой личности. В конечном итоге утвсрждение 

"общественной собственности· на все богатства страны могло 

иметь место в условиях исключительной слабости частной собствеЮIОСТИ как массовой Цснности и культурной нормы, отождествления всех и каждого в отдельности с государством, иллюзии могущества и защищенности человека, слившегося в единое 

целое с Державой. Отчасти это, видимо, было компснсацией, заменой чувства утерянной оБЩН9(:ТИ, естественной связи вссх и 

каждого В рамках традиционного локального сообщества. Подобная замена оказалась необходимой из-за недостаточной гото
10