Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Драма советской философии. Эвальд Васильевич Ильенков: (Книга – диалог)

Покупка
Основная коллекция
Артикул: 612708.01.99
Известные философы и представители других гуманитарных наук ведут диалог о феномене "советская философия", ее идейной, духовной драме, обратившись к личности и творческому наследию одного из выдающихся ее создателей — Э.В.Ильенкова. Такой подход и контекст позволили по достоинству оценить сложную, противоречивую природу и историю советской философии, ее обретения и потери, преодолеть упрощенчество и излишнюю идеологизацию в трактовке интеллектуального процесса в условиях тоталитарного режима. Теоретический вклад Э.В.Ильенкова рассматривается в книге во всех его наиболее значимых аспектах и результатах (проблемы диалектической логики, идеального, личности, вопросы этики и эстетики). Книга предназначена для широкого круга читателей, изучающих философию и неравнодушных к ее проблематике.
Драма советской философии. Эвальд Васильевич Ильенков: (Книга – диалог). – М., 1997. —240с. ISBN 5–201–01945–5. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/346998 (дата обращения: 21.07.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
Российская Академия наук


Институт философии








                ДРАМА СОВЕТСКОЙ ФИЛОСОФИИ




ЭВАЛЬД ВАСИЛЬЕВИЧ ИЛЬЕНКОВ

(Книга — диалог)












Москва

1997


he Russian Academy of Science Institute of Philosophy







                THE SOVIET PHILOSOPHY DRAMA




Ewald Vasilyevich Ilyenkov

(A Dialog)












Moscow

1997


       ББК 87.3(2)
        Д 72


Составитель и редактор доктор фидос. наук В.И.Толстых





        Рецензенты:

доктор фидос. наук А.А.Гусейнов доктор фидос. наук В.Н.Шевченко





        Д 72 Драма советской философии. Эвальд Васильевич Ильенков: (Книга — диалог). - М., 1997. —240с.

                   Известные философы и представители других гуманитарных наук ведут диалог о феномене “советская философия”, ее идейной, духовной драме, обратившись к личности и творческому наследию одного из выдающихся ее создателей — Э.В.Ильенкова. Такой подход и контекст позволили по достоинству оценить сложную, противоречивую природу и историю советской философии, ее обретения и потери, преодолеть упрощенчество и излишнюю идеологизацию в трактовке интеллектуального процесса в условиях тоталитарного режима. Теоретический вклад Э.В.Ильенкова рассматривается в книге во всех его наиболее значимых аспектах и результатах (проблемы диалектической логики, идеального, личности, вопросы этики и эстетики).
               Книга предназначена для широкого круга читателей, изучающих философию и неравнодушных к ее проблематике.








   ISBN 5-201-01945-5

© ИФРАН, 1997


       СОДЕРЖАНИЕ


ОТ СОСТАВИТЕЛЯ И РЕДАКТОРА.................................7
В.И.Толстых   ВСЕ ЧТО БЫЛО — НЕ БЫЛО?......................... 8
В.В.Давыдов   ИЛЬЕНКОВ - ЭТО НАПРАВЛЕНИЕ И ШКОЛА............. 12
В.С.Стёпин    ФИЛОСОФИЯ, КУЛЬТУРА, ЛИЧНОСТЬ ФИЛОСОФА.......17
А.Ф.Зотов     ОТНОШЕНИЕ К ПРОШЛОМУ КАК ПРОБЛЕМЕ
              НАШЕГО САМООПРЕДЕЛЕНИЯ..........................27
В.Г.Арсланов  “ВЕЧНЫЙ ЗАПАС ПРОШЛОГО”.........................35
В.М.Межуев ЭВАЛЬД ИЛЬЕНКОВ И КОНЕЦ КЛАССИЧЕСКОЙ МАРКСИСТСКОЙ ФИЛОСОФИИ...................................47
С.Е.Кургинян  СОСТАВНАЯ ЧАСТЬ РЕАЛЬНО Й ЖИЗНИ.................55
Ю.М.Бородай “Я БЫЛ НЕ СОГЛАСЕН С НИМ ПО ВСЕМ ПУНКТАМ, НО Я ЕГО ЛЮБЛЮ!”..........................................61
Н.И.Бетанели “МЫ ЕЩЕ ВЕРНЕМСЯ К ИЛЬЕНКОВУ”....................65
Г.Г.Водолазов ИЛЬЕНКОВ КАК ПРОБЛЕМА...........................67
И.А.Акчурин Э.В.ИЛЬЕНКОВ И НАША ФИЛОСОФИЯ В КОНЦЕ СТОЛЕТИЯ................................................. 73
С.Н.Мареев    О ЛИБЕРАЛИЗМЕ И ДЕМОКРАТИИ......................79
В.Т.Логинов   О “ГЛУПОМ УМЕ” И “ПОДЛЫХ УМНИКАХ”.............. 85
В.В.Ванслов   ИЛЬЕНКОВ: ЭСТЕТИКА И ЖИЗНЬ......................92
В.В.Кожинов   ГНОСЕОЛОГИЯ И ТРАГЕДИЙНОСТЬ БЫТИЯ..............100
В.И.Толстых   ИЛЬЕНКОВ: ФОРМУЛА ЛИЧНОСТИ.....................106
Ф.Т.Михайлов “ОН САМ - ЦЕЛАЯ ШКОЛА”..........................115
В.С.Стёпин    ВРЕМЯ ДИАЛОГА (Вместо заключения)..............139
ПРИМЕЧАНИЕ...................................................146
ПРИЛОЖЕНИЕ...................................................151
ИЗ НАСЛЕДИЯ Э.В.ИЛЬЕНКОВА....................................153
ПРОБЛЕМА ПРЕДМЕТНОСТИ СОЗНАНИЯ...............................153
К ДОКЛАДУ О СПИНОЗЕ (“История диалектики”)...................170
О ТАК НАЗЫВАЕМОЙ “СПЕЦИФИКЕ МЫШЛЕНИЯ” (К ВОПРОСУ О ПРЕДМЕТЕ ДИАЛЕКТИЧЕСКОЙ ЛОГИКИ)..............................183
ПИСЬМА С ФРОНТА (НОЯБРЬ 1943 — ИЮЛЬ 1945)....................196
СПИСОК литературы для философского самообразования продиктованный
Э.В.Ильенковым студенту философского ф-та МГУ Шулевскому Н.Б.237
ОСНОВНЫЕ ДАТЫ ЖИЗНИ И ТВОРЧКСТВА Э.В.ИЛЬЕНКОВА...............238


       CONTENTS


Foreword by the Compilator and Reviser..................................................7
V             .I.Tolstykh  All What Exit — Did Not Exit?................................8
V             .V.Davydov   Ilyenkov — There Was a Direction and There Was a School.....12
V             .S.Stepin    Philosophy, Culture and Personality of a Philosopher........17
A.F.Zotov     Attitude to the Past as a Problem of our Self-Determination..............27
V             .G.Arslanov  “The Eternal Reserve of the Past”...........................35
V             .M.Mezhuev   Ewald Ilyenkov and the Fall of Classical Marxist Philosophy.47
S.E.Kurginyan  A Part of a Real Life...................................................55
Y.M.Boroday “I Had Another Opinion on Every Subject. However, I Love Him”........................................................... 61
N.I.Betanely  “We Will Get Back to Ilyenkov Again and Again”...........................65
G.G.Vodolazov  Ilyenkov as a Scientific Problem........................................67
I.A.Akchurin  E.V.Ilyenkov and our Philosophy at the End of the Century................73
S.N.Mareyev   On Liberalism and Democracy..............................................79
V.T.Loginov   On “the Silly Mind” and “the Mean Intellectuals”.........................85
V             .V.Vanslov   Ilyenkov: Aesthetics and Life...............................92
V             .V.Kozhinov  Gnoseology and the Tragic Element of Living................100
V             .I.Tolstykh  Ilyenkov: Personaity Formula...............................106
F.T.Mikhaylov   “He is a School Himself”..............................................115
V             .S.Stepin    A Time for a Dialogue (Instead of an Afferword)............139
ENCLOSURE ............................................................................151
From E.V.IlyenkovD s Heritage.........................................................153
The Problem of the Objectuveness of Consciousness.....................................153
On Spinoza (The History of Dialectics)................................................170
On the So-Called Specific Character of Thinking (On the Problem of the Subject of DialecticalLogic)...................................................194
Letters from the Front (November 1943-Jily 1945)......................................196
The List of Philosophical Literature Recommended by E.V.Ilyenkov to the Moscow UniveriudentN.B.Shulevsky..................................................... 237
The Date and Milestones of E.V.IlyenkovD s Life.......................................238


he prominent philosophers and other social scientists conduct a dialogue on the phenomenon of “Soviet philosophy”, its ideas and spiritual drama, on the basis of personality and works of one of its founders — E.V.Ilyenkov. This approach and this context gave a possibility to property evaluate a complex and contradictory nature and history of Soviet philosophy, its ups and downs, and, on the other hand, to overcome the oversimplification and ideologisation in the analysis of the intellectual process in face of totalitarian regime. The theoretical heritage of E.V.Ilyenkov is being considered in the book in all of its important aspects and results (the issues of dialectical logic, ideal, personality, ethics and aestheticas).
    The book is designed for a wide range of readers studying philosophy and interested in its problematics


       ОТ СОСТАВИТЕЛЯ И РЕДАКТОРА

    Данная книга создана на основе дискуссии, проведенной в теоретическом Клубе “Свободное слово”, в работе которого уже девятый год участвуют многие ведущие научные сотрудники Института философии РАН. Материал дискуссии был подвергнут серьезной авторской доработке, дополнен целым рядом новых “выступлений”-статей и переструктурирован в соответствии с общим замыслом книги. При этом выдержан жанр диалога, сохранен личностный характер высказываемых суждений и оценок.
    Авторами книги являются как ныне работающие, так и бывшие сотрудники Института философии — В.С.Стёпин, И.А.Акчурин, Ю.М.Бородай, В.М.Межуев, Ф.Т.Михайлов, В.И.Толстых, В.В.Ванслов, С.Н.Мареев, а также психолог В.В.Давыдов, историк В.ТЛогинов, литературовед В.В.Кожинов, социолог Н.И.Бетанели, политолог С.Е.Кур-гинян, философы В.Г.Арсланов, Г.Г.Водолазов, АФ.Зотов и др.
    В разделе “Приложение” помещены три неопубликованные при жизни статьи Э.В.Ильенкова, посвященные проблеме предметности сознания, “специфике мышления” и философскому наследию Спинозы. С незначительными сокращениями публикуются “Письма с фронта” Ильенкова — поразительный человеческий документ, проливающий новый свет на облик философа и позволяющий более объемно представить жизненный путь и своеобразие его уникальной личности.
    Представляя книгу на суд читателей, хотелось бы выразить надежду на то, что она станет “первой ласточкой” целого ряда публикаций, посвященных выдающимся представителям отечественной философии недавнего прошлого, которые, работая в нелегких условиях, сумели внести свой посильный, но весьма ощутимый мыслительный вклад в развитие философской науки.




Валентин Толстых
ноябрь 1996 года



7


           В.И.Толстых*



        ВСЕ ЧТО БЫЛО — НЕ БЫЛО?

    Этот разговор о судьбе философских идей Эвальда Васильевича Ильенкова назревал в нашем Клубе давно. Многие из присутствующих участвовали в “ильенковских” чтениях, или посиделках, что ежегодно проходят в февральские дни в Институте философии. Чтобы не повторяться и никого не дублировать, мы хотели бы перевести разговор в более широкое русло и поговорить о феномене “советская философия” в целом, и Э.В.Ильенков является одним из тех ее представителей, который наилучшим образом ее выражает и характеризует.
    Опыт обсуждения подобных тем и проблем у нас уже имеется. Напомню, в конце 80-х мы провели большую дискуссию по вопросу “Умер ли марксизм?”, материалы которой были опубликованы в книге «Марксизм: “за” и “против”» (М., 1992). Мне кажется, в пору поисков “новой идеологии” для России уроки этой дискуссии становятся еще более актуальными и злободневными, чем несколько лет назад. Затем мы провели дискуссию на тему “Советское искусство как явление культуры”. И, опять-таки, несмотря на разномыслие, приходили к выводам достаточно неожиданным. На излюбленный русско-интеллигентский, по сути “клим-самгинский” вопрос — “А был ли мальчик?...”, мы получили ответ: да, был, и этот “парень” совсем не такой простой, одномерный и однозначный, как полагают нынешние постмодернисты, сладострастно его пинающие и распинающие.
    Сложилась странная, прелюбопытнейшая, почти шизофреническая ситуация. Достаточно к чему-либо присоединить прилагательное “советский” — и мигом явление, вещь или событие приобретают отрицательно-нарицательное значение и звучание. Так советский человек — это уже “совок”, коммунист — “коммуняка”, причем с добавлением “красно-коричневый”, а если, не дай Бог, проговоришься, что Маркс был крупным мыслителем, а не только автором идеи “диктатуры пролетариата” и “Манифеста Коммунистической партии”, то сразу попадешь в разряд ретроградов, “отсталых” людей.
    Это относится и к такому сложному, противоречивому и многоразличному явлению духовной культуры, как советская философия.

* ТОЛСТЫХ Валентин Иванович — доктор философских наук, профессор, главный научный сотрудник Института философии РАН, президент Клуба “Свободное слово”.

8


�е не просто критикуют и разоблачают, а запросто перечеркивают, предают забвению и остракизму. В подтверждение сошлюсь на недавно вышедшую новую “Философскую энциклопедию”, изданную “Прогрессом” в 1994 году. Нет персоналий, в том числе Ильенкова, Асмуса, Лифшица, Мамардашвили, Копнила, Кедрова и др. Хотя авторы пообещали в предисловии создать энциклопедию, которая бы объективно, аналитично и беспартийно обрисовала ситуацию в философии, как она сложилась исторически. Вот что в ней говорится о советской философии. Буквально следующее.
    “Под советской философией западные (!?) исследователи понимают попытки советских философов в рамках ленинизма, марксизма и диалектического материализма (См. “Материализм”), предпринимавшиеся ими, в особенности после смерти Сталина, которые носили первые зачатки критического мышления и характеризовались стремлением выйти за рамки указанных выше концепций, большей открытостью. Однако эти новые идеи и попытки критического осмысления разбивались, как правило, о преграды, установленные идеологической догматикой. Эта философия потерпела крах вместе с марксистско-ленинским учением после крушения бастионов социализма и коммунизма в СССР и многих других странах бывшего социалистического лагеря”¹.
    Точка, больше ничего. Редакторы-составители: Губский, Кораблева, Лутченко. Издано в рамках “Федеральной целевой программы книгоиздания России” фирмой “Прогресс — Энциклопедия” (директор фирмы — Е.Ф.Губский). Здесь много чего интересного, любопытного можно заметить и отметить. И ссылку на мнение западных исследователей — своего мнения, судя по всему, авторы не имеют. И полное, уничижительно-презрительное отношение к содержанию мыслительно-философской деятельности, которая сводится к “идеологическому обслуживанию” — и только. Не ясно, из чего и кого она состояла, кому и чему служила или прислуживала².
    Главное, однако, в уровне философского мышления авторов редакторов, высокомерно третирующих и просто игнорирующих бесспорные достижения целой эпохи отечественной философии. Например, вдумавшись в ильенковское толкование феномена Идеального, они вряд ли пришли бы к определению последнего на стр.169: “Идеальность — бытие как голая идея или представление, в противоположность реальности — бытию в объективной действительности”. И в трактовке Личности, которой Э.В. Ильенков посвятил одну из выдающихся своих работ, не скатились бы кхарактеристикам, вроде “индивид, проявляющийся в своем человеческом качестве”,”носитель

9


�бъективного духа” и т.п. Очень много поучительного и оригинального могли бы почерпнуть авторы-составители”новейшей” философской энциклопедии в наследии недавнего прошлого, если бы отнеслись к нему с уважением и научной объективностью.
     Так вот, Э.В.Ильенков, насколько я его знаю, помню и понимаю (а мне посчастливилось много лет быть с ним рядом и сотрудничать), никогда бы не отказался от того, что он был “советским философом”, был “марксистом”, правда, очень непохожим на многих официальных, “казенных” марксистов, с которыми он всю свою жизнь сражался. И он всерьез, отнюдь не на казенный манер, относился к идее коммунизма, считал ее одной из древнейших и влиятельных идей мировой культуры. Философ, как и любой другой человек, время не выбирает. Это время выбирает и вбирает его в себя, предоставляя ему право заявить свой характер и свою позицию, за которую придется платить дорогой ценой — репутацией, а может быть, и жизнью. Так, собственно, и происходило (происходит!) в реальной жизни. Рано или поздно, наступает день, и выясняется — и кто есть кто, и что есть что.
     Охотников “выпрыгнуть” из своего времени, сбросить бремя реально прожитого опыта сейчас пруд пруди. Живущих по принципу “все что было — не было” и “чур, не я”. И очень мало тех, кто хочет и способен понять себя в потоке времени, оценить по достоинству, честно, не кривя душой, что происходило “со временем и со мною”, не сваливая собственные грехи, слабости и малодушие на всегда удобные “объективные обстоятельства”. Мне понятна драма “зря прожитой жизни”, вроде той, что испытал горьковский Егор Булычов. Как понятна и близка “духовная драма” А.И.Герцена, которую, как выясняется, можно пережить и в наши дни. Но совсем непонятно, как можно, оставаясь все тем же “советским человеком” в своих привычках, укладе и образе жизни, отрекаться от прожитой жизни, убеждений и верований, меняя их — без малейших духовных мук и терзаний совести — на другие, прямо противоположные.
     Поэтому мне искренне жаль, что не дожили до нынешних “окаянных дней”, и они не с нами сейчас, такие люди, как Эвальд Васильевич Ильенков или Михаил Александрович Лифшиц. Им пришлось бы сегодня трудно: путаница идеалов и идолов достигла таких чудовищных размеров, а “маневры в сфере сознания”, как сказал бы В.Г.Белинский, обрели такую свободу и масштаб, что людям стойких принципов и убеждений, какими были Ильенков и Лифшиц, грозила бы участь изгоев. В той смуте и идейном разгардаше, которые ныне воцарились, они сумели бы лучше разобраться, не приноравливаясь ни к “демократам”, ни к “патриотам”. Но их сейчас нет с нами...

10


   Впрочем, это печальное обстоятельство лишь подчеркивает точность сформулированной нами темы дискуссии. Э.В.Ильенков по масштабу содеянного им в философии и по природе своего “проблематического” характера вполне адекватно отражает и выражает драму советской философии, о которой следует судить по ее лучшим представителям и наиболее значимым результатам.
    Тут необходимо сделать важное уточнение. Зная себе цену, Эвальд Васильевич был человеком скромным. Он нисколько не обрадовался бы, узнав, что из него хотят вылепить некую культовую фигуру (на манер того, что сегодня пытаются сделать, пусть и с самыми благородными намерениями, с другим выдающимся представителем нашего философского мира — Мерабом Константиновичем Мамардашвили). Это Эвальду Васильевичу принадлежит емкая и очень выразительная формула — “Божества нет без убожества”, которую вряд ли кто истолкует как антирелигиозную и антибожескую. Ильенков всегда почтительно и серьезно относился к религии и Богу, оставаясь атеистом. Но он был решительным противником всякого и любого обожествления, превращения чего-либо и кого-либо в культ, усматривая в этом проявление убожества, бессилия, беспомощности.
    Э.В.Ильенков был представителем “умного материализма”, и потому ему никогда и ни в чем не был помехой “умный идеализм”. Его приверженность к марксизму творческому, не догматическому, покоилась на добротном философском фундаменте идей Декарта, Спинозы, Гегеля — его любимых философских героев. Он широко мыслил и привольно чувствовал себя на всем многонаселенном и многоразличном пространстве философского знания. И хотя у него были свои пристрастия и любимые философские персонажи, он никогда не сталкивал их “лбами”, а находил соединительные нити между ними, тонко чувствуя взаимодействие и преемственность развивающейся во времени философской мысли. Лично меня всегда поражало в Ильенкове, как он, будучи материалистом в лучшем смысле этого слова, при этом ладил, находил общий язык со многими философами совсем других пристрастий и позиций. Например, общался и дружил с Алексеем Федоровичем Лосевым, и вообще умел понять и ладить с разными людьми, но не с “прохиндеями”, как он называл людей, чуждых ему по духу. Умный идеализм, повторюсь, ему как-то не мешал, но ему всю дорогу мешали глупые, “дурные” материалисты и дурные идеалисты, которых развелось тоже не мало.
    Как бы в насмешку над нами, пренебрегающими собственным богатством и достоинствами, исследованием феномена “советской философии” всерьез занялись зарубежные исследователи. Я назову

11