Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Теоретические проблемы квалификации уголовно-правовых деяний

Покупка
Артикул: 406503.01.01
В монографии впервые в отечественной юридической науке пред- принята попытка комплексного рассмотрения не только ошибок, до- пускаемых квалификаторами при оценке преступлений и иных уголов- но-правовых деяний (посткриминального поведения, общественно опасных деяний невменяемых, малозначительных деяний, поведения, которым правомерно причиняется вред), но и причин и условий, спо- собствующих появлению в деятельности дознавателей, следователей, прокуроров, судей таких ошибок. Кроме того, затронуты вопросы совершенствования организационно-правового механизма и средств профилактики, выявления и устранения квалификационных ошибок. Издание рассчитано на научных работников, аспирантов и студентов юридических вузов, представителей законодательных и судебно-след- ственных органов, а также на всех, кто интересуется уголовным правом.
Колосовский, В. В. Теоретические проблемы квалификации уголовно-правовых деяний: Монография / В.В. Колосовский. - Москва : Статут, 2011. - 398 с. ISBN 978-5-8354-0775-0, 1000 экз. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/330691 (дата обращения: 23.07.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
ÌÎÑÊÂÀ 2011

И З Д А Т Е Л Ь С Т В О
С Т А Т У Т

В.В. Колосовский

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ
КВАЛИФИКАЦИИ
УГОЛОВНО-ПРАВОВЫХ ДЕЯНИЙ

МОНОГРАФИЯ

УДК 343
ББК 67.408
 
К 61

Рецензенты:
А.В. Шеслер, доктор юридических наук, профессор, начальник кафедры 
уголовного права Тюменского юридического института МВД России;
Е.В. Благов, доктор юридических наук, профессор, 
профессор кафедры уголовного права и криминологии  
Ярославского государственного университета им. П.Г. Демидова

К 61
Колосовский В.В. 
Теоретические проблемы квалификации уголовно-правовых деяний: 
Монография. – М.: Статут, 2011. – 398 с.

ISBN 978-5-8354-0775-0 (в пер.)

В монографии впервые в отечественной юридической науке предпринята попытка комплексного рассмотрения не только ошибок, допускаемых квалификаторами при оценке преступлений и иных уголовно-правовых деяний (посткриминального поведения, общественно 
опасных деяний невменяемых, малозначительных деяний, поведения, 
которым правомерно причиняется вред), но и причин и условий, способствующих появлению в деятельности дознавателей, следователей, 
прокуроров, судей таких ошибок. Кроме того, затронуты вопросы 
совершенствования организационно-правового механизма и средств 
профилактики, выявления и устранения квалификационных ошибок.
Издание рассчитано на научных работников, аспирантов и студентов 
юридических вузов, представителей законодательных и судебно-следственных органов, а также на всех, кто интересуется уголовным правом.

УДК 343
ББК 67.408

ISBN 978-5-8354-0775-0

© В.В. Колосовский, 2011
© Издательство «Статут», редподготовка, оформление, 2011

Предисловие

Книга, представленная читателю, – это результат серии исследований, начало которым было положено более четверти века тому назад. 
Автор постарался быть последовательным, поэтому в книге наряду 
с теми результатами, которые удалось получить к настоящему времени, 
отражены результаты, ранее опубликованные в других работах.
Основной идеей представленной работы послужило желание показать причины и условия, способствующие появлению  квалификационных ошибок. Главным в книге, с точки зрения автора, являются 
предложения, которые позволят не столько исключить из практики 
квалификационные ошибки (вряд ли эта цель является достижимой), 
но в значительной степени минимизировать их количество.
В соответствии с поставленными целью и задачами работы – исследовать причины и условия, способствующие появлению квалификационных ошибок, а также выработать предложения об организационноправовом механизме противостояния квалификационным ошибкам − 
монография имеет несколько исходных положений, которые нашли 
отражение в ее структуре. 
В фундаментальной монографии В.Н. Кудрявцева, а также в работах 
Н.Ф. Кузнецовой, Б.А. Куринова, Л.Д. Гаухмана, А.И. Рарога и других ученых, касающихся теоретических вопросов уголовно-правовой 
квалификации, в основном уделено внимание квалификации преступлений
1. Квалификации иных уголовно-правовых деяний в теории 
уголовного права внимания уделяется недостаточно. Среди таких поведенческих актов, нуждающихся в уголовно-правовой квалификации, 
следует отметить посткриминальное поведение, малозначительные 
деяния, общественно опасные деяния невменяемых, деяния, в результате 

1 См.: Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. М., 1999; Кузнецова Н.Ф. Проблемы квалификации преступлений: Лекции по специальности «Основы квалификации преступлений» / Научн. ред. и предисл. академика В.Н. Кудрявцева. 
М., 2007; Куринов Б.А. Научные основы квалификации преступлений. М., 1984; Рарог 
А.И. Квалификация преступлений по субъективным признакам. М., 2002; Гаухман Л.Д. 
Квалификация преступлений: закон, теория, практика. М., 2001.

Предисловие

которых правомерно причиняется вред правоохраняемым уголовным 
законом интересам. Представленная читателям монография наряду 
с исследованиями, проведенными Е.В. Благовым, Р.А. Сабитовым, 
В.В. Бабуриным и другими учеными
1, позволяет вновь вернуться к вопросу об уголовно-правовой квалификации указанных поведенческих 
актов. В этой связи автор ставил своей задачей рассмотреть как вопросы уголовно-правовой квалификации, так и проблемные вопросы, 
связанные с квалификационными ошибками, допускаемыми квалификаторами при оценке преступных посягательств и иных уголовноправовых деяний, анализировал такие наиболее часто встречающиеся 
на практике ошибки квалификаторов. 
В исследованиях как ученых-криминалистов, так и ученых-правоведов можно встретить указания на причины, а иногда и на условия, 
способствующие появлению правоприменительных ошибок следователей и судей
2. Однако в настоящее время остаются не исследованными 
причины и условия квалификационных ошибок прокуроров, а также 
вопросы определения организационно-правового механизма и средств 
профилактики, выявления и устранения квалификационных ошибок. 
Автор книги поделился своими представлениями о причинах ошибок 
квалификаторов, а также организационно-правовом механизме и средствах профилактики, выявления и устранения квалификационных 
ошибок.
Круг проблем, затронутых в монографии, необычайно широк. Автор 
выражает надежду, что книга привлечет внимание читателей, интересующихся вопросами уголовно-правовой квалификации деяний, 
и будет благодарен за все высказанные замечания и предложения.

1 См.: Благов Е.В. Применение уголовного права (теория и практика). СПб., 2004; 
Сабитов Р.А. Уголовно-правовое регулирование посткриминального поведения. Челябинск, 2011; Бабурин В.В. Риск как основание дифференциации уголовной ответственности: Автореф. дис. … докт. юрид. наук. Екатеринбург, 2009.
2 См., например: Макаров С.Д. Изменение квалификации и обвинения в уголовном 
судопроизводстве: Научно-практич. пособие. М., 2009.

Глава Первая. УГоловно-Правовая квалификация 

как стадия Применения норм УГоловноГо Права

1. Понятие применения нормы уголовного права

В общей теории права специфические способы его осуществления 
принято называть реализацией правовых норм. Основными формами 
(способами) реализации правовых норм обычно называют использование права, исполнение обязанности, соблюдение запретов, применение 
правовых норм
1.
Под применением права понимается осуществляемая в процедурно-процессуальных формах государственно-властная, организующая 
деятельность компетентных органов и лиц по обеспечению реализации 
правовых норм их адресатами, а также контроль за данным процессом
2.
В теории права утвердилось мнение, что норма права – это общее 
правило поведения, установленное или санкционированное государством 
и охраняемое от нарушений с помощью мер государственного принуждения
3. В учебной литературе и монографиях по уголовному праву понятие 
нормы либо не дается вообще, либо дублируются определения из общей 
теории права. Между тем необходимость доктринальной разработки указанного понятия очевидна, поскольку всякое юридическое понятие, 
если оно носит адекватный отображаемой действительности характер
4, 
выступает «инструментом познания» правовой действительности, является мысленным аналогом реальных правовых явлений и процессов
5. 

1 См.: Теория государства и права: Курс лекций. В 2 т. Т. 2 / Под ред. М.Н. Марченко. М., 1995. С. 109.
2 См.: Общая теория государства и права: Учебник / Под ред. В.В. Лазарева. М., 
1994. С. 34; Общая теория права: Курс лекций / Под общ. ред. В.К. Бабаева. Н. Новгород, 1993. С. 362.
3 См.: Теория государства и права: Курс лекций. В 2 т. Т. 2 / Под ред. М.Н. Марченко. С. 70.
4 См.: Керимов Д.А. Философские проблемы права. М., 1972. С. 72.
5 См.: Васильев А.М. Правовые категории. М., 1976. С. 88.

Глава первая. Уголовно-правовая квалификация

6

В литературе можно встретить следующее определение уголовноправовой нормы: уголовно-правовая норма «есть система, состоящая 
из идеальных моделей запрещенного или дозволенного негативного 
или позитивного поведения, юридических последствий этого поведения и условий наступления указанных последствий»
1. Это определение 
не вызывает возражений.
Понимание уголовного права как совокупности юридических норм, 
которые устанавливают только преступность и наказуемость деяния, 
не в полной мере отвечает тем целям и задачам, которые перед ним 
стоят. Для того чтобы в дальнейшем правильно применять уголовноправовые нормы, важно не только полное, всестороннее исследование 
и оценка всех признаков совершенного лицом деяния, но и понимание 
предназначения уголовно-правовой нормы.
В уголовном праве значительное количество норм имеет запретительный характер и направлено на то, чтобы граждане соблюдали 
уголовно-правовые запреты. В этом случае при нарушении последних 
речь необходимо вести о преступности и наказуемости деяния.
Однако наряду с нормами, устанавливающими преступность и наказуемость деяний, имеются уголовно-правовые нормы, в которых 
государством закрепляются определенные права граждан. К таковым 
относятся нормы, предусматривающие право на необходимую оборону, 
причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, 
и т.д., т.е. нормы, определяющие правомерность причинения вреда 
(ст. 37–42 УК РФ).
А.В. Наумов отмечает, что правомерное причинение вреда есть 
не что иное, как третья разновидность непосредственной реализации 
уголовного закона – использование субъективных прав. В качестве других трех форм реализации правовых норм указанный автор называет: 
соблюдение норм, исполнение обязанностей, применение норм права
2. 
Не вступая в полемику о формах реализации уголовно-правовых норм, 
поскольку эта тема заслуживает отдельного исследования, отметим 
лишь два важных момента. Во-первых, правомерное причинение вреда 
(при необходимой обороне) есть право не приобретенное, а санкционированное государством. Во-вторых, правомерность причинения 

1 Сабитов Р.А. Посткриминальное поведение (понятие, регулирование, последствия). Томск, 1985. С. 56.
2 См.: Наумов А.В. Механизм уголовно-правового регулирования // Криминологические и уголовно-правовые идеи борьбы с преступностью. М., 1996. С. 21–22.

1. Понятие применения нормы уголовного права

7

вреда должна найти свое отражение в соответствующем решении (постановлении следователя, приговоре или определении судьи). Суммируя изложенное, нельзя сказать, что правомерное причинение вреда 
в уголовном праве есть только использование субъективного права: 
в этом случае необходимо и применение норм права.
Применение норм уголовного права во всех случаях есть исходящее от государства властное веление, которое осуществляется специальными субъектами. В качестве последних выступают суд (судья), 
прокурор, следователь, орган дознания. Уголовно-правовые нормы, 
регулирующие общественные отношения, призваны прежде всего выполнять охранительную функцию (применение санкций к правонарушителям – лицам, нарушившим запреты).
Существует и другая группа уголовно-правовых норм, которые хотя 
и направлены на выполнение общей задачи по охране общественных 
отношений, имеют иные цели. Это уголовно-правовые нормы, которые регулируют общественные отношения, возникающие в результате 
непреступных поведенческих актов
1. Данный вид уголовно-правовых 
норм также нуждается в применении. Только специальные субъекты 
правоприменения при наличии к тому оснований могут квалифицировать то или иное деяние как позитивное или негативное посткриминальное поведение. Так, при наличии объективных и субъективных 
признаков посткриминального поведения (например, в случае добровольной выдачи правоохранительным органам незаконно хранимого 
огнестрельного оружия) субъекты правоприменения определяют, что 
лицо совершило позитивное посткриминальное деяние.
По мнению автора данной работы, требует уточнения позиция 
В.Н. Кудрявцева, считающего, что «квалификация преступления является лишь частью применения уголовно-правовой нормы»
2: он полагает, что «применение уголовного закона охватывает не только принятие 
решения по делу (например, вынесение обвинительного приговора), 
но и последующую деятельность органов, ведающих исполнением 
наказания»
3. Данное замечание будет справедливо, если норму права 
рассматривать как правило поведения, соблюдение которого обеспечивается не только возможностью применения наказания, но и устра
1 См.: Сабитов Р.А. Посткриминальное поведение (понятие, регулирование, последствия). С. 51.
2 Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. М., 2001. С. 12.
3 Кудрявцев В.Н. Указ. соч. С. 13.

Глава первая. Уголовно-правовая квалификация

8

нением различных тягот и лишений, предоставлением определенных 
благ, льгот и преимуществ лицу, совершившему преступление, в случае 
его правомерного поведения
1.
А.В. Наумов определяет применение уголовного права как властную 
деятельность суда, прокурорских, следственных органов и органов дознания, заключающуюся в решении вопроса об уголовной ответственности 
и наказании лица и их правовых последствиях, а также о применении 
принудительных мер медицинского и воспитательного характера
2.
В целом правильное определение применения норм уголовного 
права требует некоторых дополнений и уточнений. Как уже отмечалось, в качестве специальных субъектов применения уголовно-правовых норм следует рассматривать суд (судью), прокурора, следователя, 
орган дознания. На это нам четко указывает процессуальная форма. 
Не вызывает сомнений и то обстоятельство, что деятельность указанных субъектов носит властный характер. Другой она быть не может, иначе станет преследовать цели и решать задачи, не связанные 
с применением уголовного права. Верно отмечено, что деятельность 
специальных субъектов направлена на решение вопросов об уголовной 
ответственности и о наказании лица и правовых последствиях, а также 
о применении принудительных мер медицинского и воспитательного 
характера. Вместе с тем не уделено внимания тому обстоятельству, 
что субъекты правоприменения решают вопросы об освобождении 
от уголовной ответственности лиц, правомерно причинивших вред, 
а также об определении деяния как позитивного или негативного посткриминального поведения.
Следует рассматривать применение норм уголовного права как 
деятельность специальных субъектов правоприменения, направленную 
на решение вопросов об уголовной ответственности и о наказании 
лица за совершение общественно опасного деяния, а в случаях правомерного причинения вреда – на решение вопроса об отсутствии 
в деянии состава преступления, о применении принудительных мер 
медицинского или воспитательного характера, а также об определении 
деяния как позитивного или негативного посткриминального поведения лица с соответствующими последствиями.

1 См.: Сабитов Р.А. Посткриминальное поведение (понятие, регулирование, последствия). С. 54.
2 Наумов А.В. Указ. соч. С. 25.

2. Стадии применения норм уголовного права

9

2. Стадии применения норм уголовного права

Применение права – процесс достаточно сложный, он протекает 
во времени, осуществляется по определенной процедуре. Как и всякий 
другой процесс, он подразделяется на отдельные стадии.
А.Ф. Черданцев предлагает разграничивать процессуальную и информационную модели правоприменения
1. Такой подход представляется 
оправданным. Процессуальная модель, по мнению А.Ф. Черданцева, 
отражает последовательность и порядок совершения процессуальных 
действий (например, в уголовном процессе выделяются стадии возбуждения уголовного дела, предварительного расследования или дознания и т.д.). Стадиями информационной модели правоприменительного процесса предлагается считать: 1) установление и исследование 
фактических обстоятельств; 2) анализ нормативно-правовой основы 
применения норм (установление юридической основы); 3) вынесение решения
2. Большинство авторов – представителей общей теории 
права – считают целесообразным выделить именно эти три стадии 
применения права
3.
Ряд ученых предлагает объединить первую и вторую стадии правоприменительного процесса, поскольку процесс познания – непрерывный, в нем попеременно происходит обращение то к фактам, то к юридическим нормам, то и другое уточняется, анализируется, и довольно 
трудно разграничить временные рамки выполнения действий по установлению фактов и по выбору и анализу норм права
4.
В юридической литературе можно встретить мнение об отнесении 
к стадиям применения права стадию исполнения решения и контроля 
за ним
5.

1 См.: Черданцев А.Ф. Применение права // Теория государства и права: Учеб. пособие. Ч. 2 / Отв. ред. В.М. Корельский. Екатеринбург, 1994. С. 106. 
2 См. там же. С. 107.
3 См.: Карташов В.Н. Применение права. Ярославль, 1980. С. 8; Наумов А.В., Новиченко А.С. Законы логики при квалификации преступлений. М., 1987. С. 19; Общая 
теория права: Курс лекций / Под общ. ред. В.К. Бабаева. С. 363; Общая теория государства и права: Учебник / Под ред. В.В. Лазарева. С. 174; Марченко М.Н. Проблемы теории государства и права: Учебник. М., 2005. С. 617.
4 См., например: Алексеев С.С. Проблемы теории права. Т. 2. Свердловск, 1973. 
С. 233; Карташов В.Н. Применение права. С. 9.
5 См.: Теория государства и права. М., 1968. С. 516–526; Теория государства и права. М., 1970. С. 531–532.