Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Избранные труды по гражданскому праву

Сборник научных трудов. В 2-х томах. Том 2
Покупка
Артикул: 731682.01.99
Ученица И.А.Покровского и М.Я.Пергамента, доктор юридических наук, профессор Е.А.Флейшиц - одна из самых крупных и ярких фигур в отечественной цивилистике XX столетия. Блистательный оратор, выдающийся университетский педагог, одна из создателей Основ гражданского законодательства 1961 г. и ГК России 1964 г. Е.А.Флейшиц оставила обширное научное наследие, избранная часть которого предлагается читателю в двух томах. Главным в научных интересах Е.А.Флейшиц, человека глубоких демократических убеждений, всегда были субъективные права личности и их защита. В первом томе читателю впервые полностью открывается одна из самых важных и лучших работ Е.А.Флейшиц - ее докторская диссертация о личных неимущественных правах, ставшая основой всех последующих отечественных исследований в этой области. Главные идеи этой монографии затем развиты автором в работах о конкретных институтах и отраслях гражданского права. Одна из них - часть книги "Авторское право", одного из томов "Курса советского гражданского права" - также вошла в настоящий том. Работы Е.А.Флейшиц, вошедшие во второй том, - свидетельство энциклопедичности ее знаний, обширности ее научных интересов и глубокой заинтересованности в создании гражданского права "с человеческим лицом". Среди публикуемых в этом томе произведений Е.А.Флейшиц о праве собственности и о договорах, о наследственном и семейном праве главное место занимают работы об обязательствах из причинения вреда (в числе которых большая часть написанного ею тома "Курса советского гражданского права") и об иностранном гражданском и торговом праве - области, в которой она была ведущим отечественным исследователем. В работах Е.А.Флейшиц, помешенных в этом томе, отчетливо видна ее гражданская позиция, ее борьба за свои убеждения - за право женщины стать адвокатом, за полное возмещение вреда семьям, потерявшим кормильца, и рабочим, получившим увечье на производстве, об ответственности власти за причиненный ею вред, в том числе за вред, причиненный действиями органов дознания, следствия, прокуратуры и суда. Эти работы свидетельствуют и о вкладе Е.А.Флейшиц в борьбу с пресловутой "теорией хозяйственного права".
Флейшиц, Е. А. Избранные труды по гражданскому праву : сборник научных трудов. В 2-х томах. Том 2 / Е. А. Флейшиц. - Москва : Статут, 2015. - 720 c. - ISBN 978-5-8354-1193-1. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/765792 (дата обращения: 23.05.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
ÌÎÑÊÎÂÑÊÈÉ ÃÎÑÓÄÀÐÑÒÂÅÍÍÛÉ ÓÍÈÂÅÐÑÈÒÅÒ èì. Ì.Â. ËÎÌÎÍÎÑÎÂÀ
ÞÐÈÄÈ×ÅÑÊÈÉ ÔÀÊÓËÜÒÅÒ
ÊÀÔÅÄÐÀ ÃÐÀÆÄÀÍÑÊÎÃÎ ÏÐÀÂÀ

Издательство выражает искреннюю признательность 
Игорю Леонидовичу Пестрикову 
за весомый вклад в издание настоящей книги

ÌÎÑÊÂÀ 2015

Å. À. ÔËÅÉØÈÖ

ÈÇÁÐÀÍÍÛÅ ÒÐÓÄÛ

ÏÎ ÃÐÀÆÄÀÍÑÊÎÌÓ ÏÐÀÂÓ

 äâóõ òîìàõ

Òîì 2

УДК 347
ББК 67.404
          Ф 71
председатель редакционной коллегии серии
д. ю. н., профессор Е.А. СУХАНОВ
зам. председателя редакционной коллегии
генеральный менеджер проекта,
к. ю. н., доцент В.С. ЕМ
редакционная коллегия:
д. ю. н., профессор В.В. ВИТРЯНСКИЙ
д. ю. н., профессор А.Е. ШЕРСТОБИТОВ
д. ю. н., профессор Н.В. КОЗЛОВА
А.Г. ДОЛГОВ
Ответственный редактор тома
д. ю. н., профессор А.Л. МАКОВСКИЙ

Флейшиц Е.А. 
Ф 71  
Избранные труды по гражданскому праву. В 2 т. Т. 2. – М.: Статут, 
2015. – 720 c.

ISBN 978-5-8354-1193-1 (Т. 2) (в пер.)
ISBN 978-5-8354-1191-7

Работы Е.А. Флейшиц, вошедшие во второй том, − свидетельство энциклопедичности ее знаний, обширности ее научных интересов и глубокой заинтересованности в создании гражданского права «с человеческим лицом». Среди публикуемых в этом томе произведений Е.А. Флейшиц о праве собственности и о договорах, 
о наследственном и семейном праве главное место занимают работы об обязательствах из причинения вреда (в числе которых бóльшая часть написанного ею тома 
«Курса советского гражданского права») и об иностранном гражданском и торговом праве – области, в которой она была ведущим отечественным исследователем. В работах Е.А. Флейшиц, помещенных в этом томе, отчетливо видна ее гражданская позиция, ее борьба за свои убеждения – за право женщины стать адвокатом, за полное возмещение вреда семьям, потерявшим кормильца, и рабочим, 
получившим увечье на производстве, об ответственности власти за причиненный 
ею вред, в том числе за вред, причиненный действиями органов дознания, следствия, прокуратуры и суда. Эти работы свидетельствуют и о вкладе Е.А. Флейшиц 
в борьбу с пресловутой «теорией хозяйственного права».  
УДК 347
ББК 67.404 
Спонсором настоящего издания
является компания «Союзинвест»

ISBN 978-5-8354-1193-1 (Т. 2)
ISBN 978-5-8354-1191-7

© А.Л. Маковский, вступ. ст., составление, 2015
© О.Ю. Шилохвост, список науч. тр., 2015
© Издательство «Статут», редподготовка, оформление, 2015

Начало жизненного пути

Заслуженный деятель науки РСФСР, профессор и доктор юридических наук, автор известных монографий по различным отраслям 
советского гражданского права, знаток буржуазной цивилистики, 
истории римского и дореволюционного русского права, авторитет 
в области общей теории права, активнейший участник кодификации 
гражданского законодательства Советского Союза и Российской Федерации Екатерина Абрамовна Флейшиц начала свой жизненный путь 
совершенно необычно. Она была первой в России женщиной-адвокатом, причем ее единственное появление в суде в роли адвоката имело 
такой общественный резонанс и сыграло такую роль в истории суда, 
что оно заслуживает быть темой исследования.
Но прежде чем перейти к описанию названного события, вспомним те жизненные обстоятельства, которые определили такую необыкновенную судьбу.
Е.А. родилась 16 (28) января 1888 г. в г. Кременчуге Полтавской 
губернии в семье известного адвоката А.П. Флейшица.
Семья оказала на формирование личности Е.А. огромное влияние. 
Отец заронил в ее душе интерес и уважение к праву, презрение к страху перед начальством, отвращение к произволу. Его выступления как 
адвоката и прогрессивная деятельность в органах городского самоуправления показали ей, как много можно сделать для людей, защищая 
попираемое право.
Е.А. получила среднее образование в кременчугской женской гимназии, в которой она резко выделялась острым умом, поразительной 
памятью, редкой одаренностью. В 1904 г. она закончила гимназию 
с золотой медалью. В то же время Е.А. не была «примерной ученицей». 
Она еще в самой ранней юности протестовала против гимназической рутины, в последнем же, восьмом, классе явилась организатором 
кампании против учителя словесности, оскорбившего единственную 
в гимназии дочь рабочего.

Избранные труды по гражданскому праву. Том 2

По окончании гимназии Е.А. хочет получить высшее образование 
и овладеть профессией отца. Это совершенно необычное для женщины того времени намерение встречает полную поддержку семьи. 
Но русские юридические высшие учебные заведения были закрыты 
для женщин.
Осенью 1904 г. Е.А. в возрасте 16 лет направляется во Францию (где 
для женщин университеты были открыты еще с 1868 г.) и поступает 
на юридический факультет Парижского университета. Здесь она оказывается в студенческом Латинском квартале, в его русской колонии, 
в атмосфере политической борьбы. В это время весь интерес той среды, 
где жила Е.А., был сосредоточен на событиях, происходящих в России. 
Здесь она имела счастье слышать В.И. Ленина, здесь она слышала 
Плеханова, Луначарского.
Русскую учащуюся молодежь волновала также борьба партий на выборах в парламент Франции, она рвалась на митинги с участием Жореса 
и других крупных политических ораторов. Приехав в Париж из русского провинциального города, Е.А. была потрясена количеством книг, 
которые открылись ее взору, людьми с такими знаниями, широтой 
интересов и масштабом деятельности, подобных которым она ранее 
никогда не видела. Разнообразие мнений и взглядов вызвало у нее 
желание самой разобраться в происходящих событиях общественной 
жизни, узнать и понять прежде всего то, что касалось русской революции. И если на первых порах студенты-французы посмеивались 
над молоденькой русской провинциалкой, которая всему удивлялась 
и всем восхищалась, то весьма скоро пришла пора удивляться ее одаренности, исключительной памяти и успехам в учении.
Через три года, в 1907 г., Е.А. заканчивает Парижский университет 
с высшим отличием со степенью Licencié en droit (соответствующей 
кандидату прав) и в возрасте 19 лет полная надежд на будущее направляется в Петербург, чтобы занять достойное место на судебной арене. 
Но неприветливо встретила ее столица. Е.А. вернулась в Россию в самое 
черное время, когда в стране царила реакция.
Е.А. предъявила диплом Парижского университета и просила о зачислении ее в сословие помощников присяжных поверенных, но ей 
отказали на том основании, что такое право дает только диплом императорских российских университетов. Это не остановило Е.А., и она тут 
же обратилась в Петербургский университет с прошением о разрешении 
ей сдать экстерном экзамены за юридический факультет. Но оказалось, 

Г.Н. полянская. Начало жизненного пути

что и здесь ситуация сложилась для нее крайне неблагоприятная. Столыпинский министр просвещения А.Н. Шварц, грубейшим образом 
нарушавший университетскую автономию, подавляя революционный 
и даже просто либеральный дух, поставил в годы реакции Совет Петербургского университета на колени. Понятно, что в этих условиях 
Совет не мог и не желал удовлетворять такую необыкновенную просьбу, 
с которой к нему обратилась Е.А., и рекомендовал ей адресоваться 
непосредственно к министру просвещения. Но и последний нашел, 
что для него дело слишком необычное и объяснил, что прошение Е.А. 
должно быть представлено на «высочайшее благовоззрение».
Требование сдачи экзамена по латинскому языку за курс мужской 
гимназии как обязательное условие для того, чтобы прошение было 
принято, Е.А. выполнила в течение двух месяцев. И вот, наконец, Е.А. 
получает сообщение, что ей «высочайше разрешено, по представлению министра народного просвещения, подвергнуться испытанию 
в юридической испытательной комиссии при Санкт-Петербургском 
университете». В течение одного года и двух месяцев Е.А. проходит весь 
четырехлетний курс университета (далеко не совпадающий с курсом 
Парижского университета), а сдача всех экзаменов занимает у нее всего 
девять недель. Притом ответы на экзаменах оцениваются не только как 
отличные, но по ряду предметов являются памятными.
Весной 1909 г. Е.А. получает диплом I степени юридического факультета Петербургского университета, а 30 октября того же года Е.А. 
достигает, наконец, цели: Совет присяжных поверенных округа Петербургской судебной палаты выдал ей установленное свидетельство 
помощника присяжного поверенного.
Почти тут же, 5 ноября 1909 г., Е.А. села на скамью присяжных 
в XI отделении Петербургского окружного суда по делу Пантофилова 
и его товарищей, обвиняемых в краже бильярдных шаров из ресторана.
Это значительное в жизни Е.А. событие неожиданно выступило 
и как существенное явление в истории русского суда и общественной 
жизни.
Опишем его словами корреспондентов газет и других лиц, присутствовавших на процессе. К. Энгер в фельетоне «Первое выступление 
женщины-адвоката»
1 отмечает именно «огромное принципиальное 
значение» этого процесса, связанного с первым признанием судом 

1 «Биржевые ведомости», СПб., 6 ноября 1909 г.

Избранные труды по гражданскому праву. Том 2

права женщины на защиту в уголовном деле. Поэтому скромному и незаметному делу о краже бильярдных шаров «суждено быть занесенным 
в анналы истории не только русского судебного процесса, но и русской 
общественной жизни».
Мы узнаем из фельетона, что «день первого дебюта первой русской 
женщины – помощника присяжного поверенного хранился в большом 
секрете во избежание каких-либо подготовительных действий». Тем 
не менее зал заседания суда, где должно было слушаться данное дело, 
постепенно стал заполняться адвокатами, прокурорами, курсисткамиюристками.
Всеобщее внимание привлекла прежде всего внешность Е.А. и первое впечатление, произведенное ею на суд. И то и другое имело значение при последующем обсуждении законопроекта о допущении 
женщин к защите.
Итак, по словам К. Энгера, «г-жа Флейшиц в черном скромном 
платье заняла свое место в ряде других защитников». Один из них, 
а именно Адамов, в свою очередь делится впечатлениями о молодой 
адвокатессе: «Появление рядом со мной на скамье защиты женщиныадвоката меня приятно удивило… Г-жа Флейшиц, одетая в скромное 
черное платье, произвела, как на меня, так и на моих коллег, самое 
благоприятное впечатление»
1.
Открыв судебное заседание, председательствующий Н.Н. Таганцев 
(сын крупного криминалиста проф. Н.С. Таганцева), выполнив необходимые формальности, предоставил слово товарищу прокурора Ненарокомову для того, чтобы он высказал свое мнение о праве женщины вести 
уголовную защиту. «Для товарища прокурора выступление г-жи Флейшиц, по-видимому, не являлось неожиданностью, – отмечает К. Энгер, 
– ибо в своей речи он представил подробный, заранее подготовленный 
анализ существующих законоположений о правах женщины в суде». Речь 
Ненарокомова длилась около часа. «Не встречая нигде прямого запрещения для женщин выступать защитником, – комментирует его речь К. 
Энгер, – товарищ прокурора путем филологических изысканий текста 
закона приходит, однако, к выводу, что если закон определенно не оговаривает разрешения женщине выступать защитником, то этим самым 
он запрещает это». Например, один из законов говорит о «жене» присяжного поверенного. Отсюда вытекает, что закон имеет в виду в качестве 

1 «Русское слово», М., 7 ноября 1909 г.

Г.Н. полянская. Начало жизненного пути

присяжного поверенного лишь мужчину. «Свидетельству, выданному 
на звание помощника присяжного поверенного г-же Флейшиц Советом присяжных поверенных, он придает мало значения, приравнивая 
случай выдачи свидетельства женщине к случаю выдачи свидетельства 
умалишенному, несовершеннолетнему, ограниченному в правах!»
Е.А. в предоставленном ей затем для объяснения слове, по свидетельству корреспондентов, весьма кратко и без всякой аффектации 
указывает, что закон, устанавливая список лиц, которым запрещено 
участвовать в качестве защитников на суде, не называет женщин, 
а по ее мнению, то что не запрещено – разрешено. Поэтому Е.А. 
просит суд допустить ее к защите в данном деле, причем ее ходатайство поддерживается другими адвокатами, участвующими в процессе.
Суд удаляется на совещание, а в это время, сообщает К. Бецкий
1, 
«зал заседания представлял крайне оживленную картину. С одной 
стороны, многочисленные адвокаты, подвергающие уничтожающей 
критике заключение Ненарокомова, с другой стороны – вся прокуратура СПб. окружного суда, тесной кучкой столпившаяся вокруг 
Ненарокомова. Тут же художник, рисующий редкое зрелище».
Суд совещается более получаса и приходит к выводу о возможности 
допустить Е.А. Флейшиц в качестве защитника по данному уголовному 
делу. Доводы товарища прокурора Ненарокомова о неправомерности 
выступления женщин в качестве помощников присяжных поверенных суд отводит тем, что в данном случае речь идет «не о допущении г-жи Флейшиц в качестве помощника присяжного поверенного, 
а о предоставлении ей тех прав, которые принадлежат всем правоспособным гражданам, независимо от того, состоят они в адвокатуре или 
нет». Таким образом, суд перенес весь вопрос совсем в иную плоскость. 
Это было поистине Колумбово решение!
Затем наступает самый кульминационный момент всего процесса. Ненарокомов объявляет, что «считает присутствие суда ввиду его 
постановления незаконным, а потому участвовать в нем не может». 
Нарушая установленный законом порядок, согласно которому прокурор даже при неправильном, с его точки зрения, определении суда 
должен продолжать выполнение своих обязанностей по данному делу, 
Ненарокомов складывает бумаги в портфель и демонстративно быстрым 
шагом направляется к выходу. Случай беспрецедентный!

1 К. Б е ц к и й, Кража из ресторана бильярдных шаров («Речь» от 7 ноября 1909 г.).

Избранные труды по гражданскому праву. Том 2

Присяжный поверенный Адамов выражает величайшее возмущение 
незаконным поступком прокурора. После этого Н.Н. Таканцев обращается к Е.А. с вопросом, не намерена ли она отказаться от защиты, 
на что последняя ответила отрицательно. Тогда председательствующему 
не остается ничего другого как за отсутствием законного состава суда 
(из-за ухода прокурора) заседание закрыть. Судьи один за другим встают и, даже не совершив необходимые формальности, молча, в явной 
растерянности удаляются.
«Заседание кончилось, – говорит очевидец К. Бецкий, – но в кулуарах еще долго обсуждался инцидент, который несомненно войдет 
яркой страницей в историю русской прокуратуры».
Во время этого эпизода Е.А. держала себя с достоинством и выдержкой, изумительной для девушки, не достигшей 22-летнего возраста. 
Когда вокруг нее собралась толпа, она, «скромно улыбаясь», сказала, 
что «добьется разрешения выступить на суде»
1.
Но какая пропасть легла в жизни Е.А. между началом и концом дня 
5 ноября 1909 г.! Утром – казалось бы, полное свершение надежд, вечером – такое же полное их крушение. Думала ли она, что ее скромное 
желание вложить свой труд, свои силы и свои знания в дело правосудия 
вызовет такой отпор? Предполагала ли, что станет объектом борьбы 
реакционных и прогрессивных сил, что ей предстоят еще дальнейшие 
испытания.
А назавтра, 6 ноября, жилище потрясенной молодой адвокатессы 
атакуют сонмы шумных корреспондентов петербургских, московских 
и крупнейших провинциальных газет.
И еще через день, 7 ноября, в первый морозный ясный день установившейся зимы, воздух оглашается криками разносчиков газет, 
оповещающих столицу о новостях дня. Здесь наряду с сообщениями 
о роспуске непослушного финляндского сейма, о полете вдоль ограды 
Петербургского ипподрома на высоте до 10 метров (!) французского 
летчика Гюйо повсеместно разносилась сенсационная весть: «первая 
женщина-адвокат», «прокурор убежал от женщины-адвоката». Под 
такими и похожими названиями можно было прочитать о событии 
5 ноября в петербургских газетах. В тот же день ночные телеграммы 
и телефонные передачи донесли эту новость до всех газет Москвы, 
а затем она покатилась по всей России. Харьковское «Утро», «Киевская 

1 «Петербургская газета» 7 ноября 1909 г.